Орелстрой
Свежий номер №44(1246) 13 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Призрачно все

Знаки судьбы

17.11.2015

31 октября во многих странах отмечался Хэллоуин – канун Дня всех святых. В России этот бесовской праздник еще окончательно не прижился, несмотря на усилия некоторых представителей молодежи навязать нам заморскую традицию. А не прижился, возможно, потому что не привыкли мы заигрывать с потусторонним миром. Сталкиваясь по жизни с необъяснимыми явлениями, мы чаще не смеемся, а задумываемся. Моя бабушка, Августа Петровна Малиновская, ныне покойная, еще в детстве рассказывала нам о своих родителях. Сама она была вятская, родом из села Корляки, что в Кировской области, и фамилия девичья у бабушки Корлякова, как и у многих в их селе.

Случай с домовым

Прадеда нашего звали Петр Терентьевич, прабабушку – Анисья Андреевна. Петр жил в Корляках, Анисья – в Бажино. Когда они поженились, Анисья переехала к Петру. У бабушкиного отца семья была большая: пять братьев и сестра. Все взрослые, у всех свои семьи. Начали дележ. Петру с Анисьей выделили место под строительство, заготовили лес. Построили дом, молодые перешли жить к себе. Дали им с собой каравай хлеба, бельишко кое-какое.

Спали супруги на полатях. С первой же ночи Анисья стала мужу жаловаться, что по ночам домовой ей спать не дает. Он являлся ей маленьким мальчиком. Сначала щекотал, потом стал душить, она с ним дралась. Утром вставала вся в синяках, руки поцарапаны. К тому времени у них уже родился первый ребенок. Анисья пряталась от домовенка на печи: кирпичи крестом были положены, поэтому считали, что там нечистая сила не достанет.

Как-то раз истопили молодые баню. Искупалась Анисья, пришла домой, на печь залезла, мужа ждет. Слышит, домовой ходит по дому, подпол открывает, уголь ссыпает, самовар ставит. Вот уж и самовар кипит, тут Петр пришел, а жена ни жива ни мертва от страха...

Знающие люди потом объяснили: дом не там поставили, заняли его место. Он новых хозяев не признает, значит, надо уходить. Анисья сказала: «На себе буду бревна таскать, только давай уйдем». Ближе к церкви построили новый дом и стали жить. Больше никто их не беспокоил.

Кол на могилу

Родили Петр и Анисья 12 детей, да еще один, младшенький, Сережа, приемный был. Только первые дети умирали один за другим – кто в восемь лет, кто в тринадцать.

Как-то раз один из сыновей больной лежал, а другой что-то мастерил. Мать его спать зовет, а он: «Я брату клетку построить должен». Мать просит: «Ложись, завтра построишь», а ребенок в слезы: «Мне сегодня надо». Еле-еле уложила, а наутро подходит, а он стонет и горит весь. Так обоих в один день и похоронили. Мать потом себя корила: не дала сыну клетку доделать, может, он предчувствовал смерть и клеткой себя и братика защитить хотел.

Когда шестого ребенка хоронили, кто-то прадеду нашему посоветовал выстрогать кол и поставить в гроб умершему в ногах во всю высоту могилы. В это время болела старшая дочь Юля, и думали, что и она не жилец. Но отец сделал, как сказали, – и дети умирать перестали.

Леший из Бажино

Был в Бажино свой леший. Многие его видели, и приметы знало все село: очень высокий мужик в черных штанах и красной рубахе.

Бабушкин дед, Андрей, возил снопы с поля. Все шли пешком, а его маленький сын, Ванька (года четыре ему тогда было), сидел на возу. Приехали домой, а Ваньки нет. Пошли искать, кричали и нашли его в поле, недалеко от дороги, во ржи. Сидит и не отзывается. Его спрашивают: «Ты зачем с воза слез?». «Я не слезал, – отвечает, – меня высокий-высокий дядя с воза снял и сюда посадил»…

Однажды Анисья с сестрой и подружками пошли за грибами в лес. Грибов было так много, что скоро складывать стало некуда, а оставлять жалко. Девки поснимали юбки и стали в них грибы собирать. Близился вечер, направились к дому, но на свою опушку не вышли. Через какое-то время девчата поняли, что заблудились и ходят по кругу. Одна из них воткнула нож в березу: «Вот увидите, мы снова к ней придем». И, действительно, вскоре на том же месте оказались.

Тут одна из подруг, Татьяна, вдруг заартачилась, со всеми не пошла, а направилась в другую сторону: «Вы не туда идете, я сама выход найду и вас позову!». Идут девчата, а навстречу мужик высокий-высокий: «Идите-идите, правильно пошли!». Тут и Таня бежит к ним – ей тот мужик встретился и сказал: «Те правильно пошли, догоняй их!».

Вышли девчонки на свою опушку – они, оказывается, все время рядом ходили, – а им вслед на весь лес: «Ха-ха-ха!» – леший засмеялся и захлопал в ладоши. Наигрался, стало быть, и отпустил восвояси.

Гром и молния

Многие люди, признаются они в этом или нет, боятся грозы. А вот бабушка моя грозу любила, несмотря ни на что. В вятском селе Корляки грозы бывали очень сильные. Нередко от удара молнии загорался какой-нибудь дом, и тогда все от мала до велика бежали тушить пожар.

Однажды женщины возвращались с поля, день был ясный, солнечный, на небе ни облачка. И вдруг в одну из них ударила молния. Бабушка тогда была маленькой девочкой, но запомнила, что женщина лежала на земле как живая, и только на лбу у нее было небольшое красное пятнышко.

Другой случай стал анекдотом из жизни – трагическим и комическим одновременно. Две кумушки сели у раскрытого окна пить чай с пряниками. От удара молнии дом вспыхнул, как спичка. Подружки потом даже не могли вспомнить, как им удалось выпрыгнуть в окно. Когда оправились от шока, обнаружили, что спасли из горящей избы «самое ценное» – одна из женщин держала в руках тарелку с пряниками. Дом же сгорел дотла.

Довелось бабушке повидать и шаровую молнию. Была она уже на пенсии, жила на Украине, в Днепропетровской области. Как-то летним вечером, после дождика, стояла на крыльце с соседкой. Разговаривали да за двумя мальчишками наблюдали, что во дворе в мяч играли. Янек, соседкин сынишка, по мячу ударил очень сильно, приятель его за мячом побежал. И тут женщины увидели за спиной у Янека небольшой оранжевый шарик. Стоял он в воздухе на одном месте, примерно в метре от земли, и только слегка не то вздрагивал, не то подпрыгивал.

Мать Янека побледнела от страха за сына, да и бабушка моя слова вымолвить не могла. Смотрели и только об одном молились: чтобы мальчик не побежал, ведь шаровая молния на движение реагирует. К счастью, через несколько секунд шарик словно лопнул – ни звука, ни вспышки, и только струйка пара медленно растаяла в воздухе.

Порча для молодицы

С сестрой моей бабушки, Юлией, такая история произошла. Когда ей было лет 17, к ее подруге Полине ходил парень. В него была влюблена и подруга его сестры. Почему-то решили, что ходит он к Юле, и навели на нее порчу: воду, которой покойника обмывали, вылили в колодец на имя Юли. Стала Юля болеть: бессонница, слабость в руках и ногах, ухват поднять не могла. Потом вдруг руки до локтей отнялись. Юля расплакалась: «Вы мне не верите, а мне действительно плохо». Тут уж родители испугались.

Отец запряг лошадь, взял чекушку водки, и поехали они в соседнюю деревню к колдуну тамошнему. Мужик с ходу определил: «Э-э, молодушка, тебя с покойника напоили, на смерть. Ты зря пострадала из-за одного парня, а он не к тебе ходит. Гони его, а то тебе еще могут сделать». Сказал еще, что приехали поздно. Однако привезенную водку взял, насыпал соли на платок и что-то нашептал.

Дома Юля водку заговоренную выпила и спать легла. Спала долго, больше суток. А когда проснулась, вдруг громко, на всю комнату вздохнула. Мать к ней кинулась: «Что с тобой?» А Юля: «Ох, как мне легко стало!». И с того дня выздоровела.

Между тем

Хотите – верьте, хотите – нет, но почти у каждого человека в жизни бывают необъяснимые случаи, однако не все замечают их и принимают к сведению эти знаки судьбы. 

Наталья Кузнецова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям