Орелстрой
Свежий номер №33(1237) 20 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

Злодей Александр Окатов

29.05.2014

13 июля 1856 года орловский губернский предводитель дворянства обратился к орловскому гражданскому губернатору Сафоновичу со следующим посланием: «Господин малоархангельский уездный предводитель дворянства довел до сведения моего, что помещик капитан Окатов обращается очень строго с крепостными людьми и что во время уборки сена в саду Окатов ударил два раза палкою беременную женщину, бывшую на сносях, которая после этого через пять дней умерла скоропостижно…»

«Рукастый» драгун

Далее губернский предводитель дворянства перечислил другие многочисленные жестокости помещика Окатова, на основании чего через неделю губернатор отдал распоряжение и было заведено «Дело о превышении капитаном Окатовым помещичьей власти».

И хоть медленно вращалось колесо правосудия, но уже через месяц, 20 августа 1856 года, штаб-офицер корпуса жандармов майор Житков и старший чиновник особых поручений поручик Кущев прибыли в имение Окатова, в сельцо Грязное Малоархангельского уезда, где допросили его крепостных людей. Все опрошенные жаловались на своего владельца, говорили, что он не дает им хлеба, поэтому они вынуждены просить милостыню. Кроме того, некоторые из крестьян рассказали о многочисленных случаях физического насилия по отношению к ним и их семьям со стороны помещика.

4 сентября 1856 года майор Житков и поручик Кущев допросили самого Александра Борисовича Окатова. Он показал, что по последней ревизии за ним числится 19 душ крепостных крестьян (при сельце Грязном Малоархангельского уезда) и 140 десятин земли при них, но «и крестьяне, и земля еще не выделены особо и находятся во владении его родителя – Бориса Тимофеевича Окатова». Далее капитан поведал, что не женат, находится в отставке и проживает в доме отца своего в сельце Грязном, управляя его имением по доверенности.

Пытаясь вызвать у следователей сочувствие к себе, Окатов вспомнил о своей военной службе «в драгунском Его Высочества наследника цесаревича полку», где удостоился «получить высочайшее благоволение за ученья и маневры в 1837 году при селе Бородино» (тогда как раз отмечалось 25-летие Бородинского сражения. – Прим. А.П.).

Геройские предки злодея

На следователей это особого впечатления не произвело. Тогда подозреваемый с пафосом начал говорить о своем замечательном семействе и отдельных его представителях. Капитан в отставке сообщил, что его предок, Кирилл Окатов, служил под началом гетмана Войска Запорожского Ивана Самойловича и отличился во многих походах и сражениях в «украинных» землях, особенно при осаде турецкими войсками города Чигирина в 1677–1678 годах. А за отличия в службе был жалован «поместным и денежным окладом» и назначен стольником и воеводою в город Черкасы. На жительство после окончания службы поселился Кирилл Окатов в городе Севске.

А прадед Александра Окатова, оказывается, был вахмистром Азовского драгунского полка. Того самого, что принимал участие в Полтавском сражении 1709 года и Прутском походе Петра I.

«Таскал крестьян за волосы и бил их арапником...»

Следователи с большим интересом выслушали рассказ Окатова, но от основной темы допроса это их не отвлекло: они добивались от помещика подробностей о его взаимоотношениях с крестьянами. Александр Борисович горячо убеждал следователей, что все утверждения крепостных о его жестокости «вранье». Майор Житков и поручик Кущев добросовестно выслушали Окатова и записали его показания.

Через несколько дней были опрошены соседи-помещики. В результате кропотливого труда следователи с чистой совестью могли доложить начальству о выполненной работе. Итоги ее ровно через год подвел император Александр II в своем указе, направленном орловскому гражданскому губернатору 16 августа 1857 года.

Мы процитируем этот документ почти без сокращений (он хранится в Государственном архиве Орловской области, в фонде №4, единица хранения 3108).

«Правительствующий Сенат слушал дело о взятии в опеку имения отставного капитана Окатова за жестокое обращение с крепостными крестьянами, как своими, так и принадлежащими отцу его, имением которого он управляет по доверенности…

Собрание предводителей и депутатов дворянства Орловской губернии, рассмотрев ход и итоги следствия, постановило: принадлежащие собственно отставному капитану Александру Окатову имение в числе 19 душ взять в опеку, и удалить Окатова от управления имением, принадлежащим отцу его, обязав последнего не допускать сына в какие-либо по оному распоряжения и не давать ему в услужение крепостных людей…

Из произведенного следствия усматривается, что Александр Окатов позволял себе собственноручно бить по щекам и таскать за волосы своих крестьян, сек их арапником (длинная охотничья плеть с короткой рукояткой. – Прим. А.П.), некоторым мужикам стриг волосы. По отзывам соседних дворян, основанным на общей молве, известен за человека строптивого и дурно обращающегося с крестьянами.

По сим основаниям, признавая необходимым принять меры к пресечению и предупреждению на будущее время пагубных последствий от дурного управления крестьянами, Правительствующий Сенат, согласно мнению господина министра внутренних дел, определяет: постановление дворян Орловской губернии утвердить – с тем, чтобы Александру Окатову не дозволено было проживать в своем имении и держать в услужении своих крепостных людей.

Прошения же Александра и Бориса Окатовых оставить без последствий, о чем для исполнения и объявления просителям начальнику Орловской губернии – с возвращением следственного производства, послать указы, каковым уведомить господина министра внутренних дел…»

Следы на воде (послесловие)

Помещики в Орловской губернии проживали разные. Были среди них такие, как Кирилл и Григорий Окатовы, защищавшие рубежи Русского государства от непрошеных гостей. Но имелись и подобные Александру Окатову – «орловскому злодею», владельцу сельца Грязное, что находится ныне в составе Покровского района.

Садистские наклонности этого помещика вызывали возмущение всех окружавших его людей – и крепостных крестьян, и соседей-помещиков, и губернского начальства. В конце концов Окатова наказали, отстранив его от управления имением. Но и только: в XIX веке судейская система благосклонно относилась к нарушителям из числа представителей привилегированных слоев населения…

А вот это объявление я обнаружил при чтении «Орловских губернских ведомостей» – за субботу, 12 января 1863 года: «С имения малоархангельского и мценского помещика капитана Александра Борисовича Окатова, по заявлению господина Окатова от 19 августа 1862 года, снята опека, наложенная за злоупотребление помещичьей властью». По всей видимости, это было сделано потому, что крепостное право ушло в историю, и крестьяне отныне Александру Борисовичу не принадлежали.

Фамилия Окатовых сохранилась и по сию пору в той части деревни Грязное, где находится самый старый в Покровском районе двухуровневый каскадный пруд, сооруженный 150 лет тому назад крепостными крестьянами по приказу то ли Бориса Тимофеевича, то ли Александра Борисовича Окатовых. А по берегам пруда располагаются остатки старинного же, заложенного по «англицкому» образцу парка.

Так или иначе, в истории Орловской губернии и Малоархангельского уезда Окатовы свой след оставили. Правда, очень своеобразный.

Александр Полынкин

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям