Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Файлы памяти

Животворная энергетика

03.09.2014

Однажды теплым августовским днем, в конце 1990-х годов, я зашел по делам в Красноярский  культурно-исторический центр. Там и по сей день  постоянно проводятся   различные  форумы. Как всегда, фойе было заполнено людьми.

   

– Витя, привет, – услышал я голос своего доброго товарища, директора центра Михаила Шубского.

Обернулся поздороваться с Мишей и обомлел. Рядом с ним –  космонавт Георгий Михайлович Гречко   

– Фантастика… Неужели это Вы?

– Конечно, я! – засмеялся Георгий Михайлович.

Так состоялось мое блиц-знакомство с доктором физико-математических наук, дважды Героем Советского Союза,  выдающимся ученым Георгием Михайловичем Гречко, приехавшим в Красноярск на международную конференцию по Тунгусскому метеориту.

Послав подальше все свои дневные планы, я с большим удовольствием примкнул к группе гостей и отправился с ними в конференц-зал.

Обсуждались проблемы, решить которые человечество не может с 1907 года: момента падения метеорита в бассейне Енисея и его  притока – Подкаменной Тунгуски.

Тост за… неуспех

Тогда я и узнал, что Георгий Михайлович не впервые в нашем городе и крае. Еще при Сергее Павловиче Королеве прилетал сюда для того чтобы найти научное подтверждение  гипотезы о том, что Тунгусский метеорит –  взорвавшийся инопланетный космический корабль. Он рассказывал нам об этом в Красноярске примерно то же самое, что и в 2006 году в интервью своему давнему другу, писателю и журналисту Виталию Губареву: «Еще юношей я прочитал статью писателя Казанцева о том, что Тунгусский метеорит – это космический корабль, который потерпел катастрофу. Я посмотрел на карту — далеко! Но все-таки дал себе слово, что когда-нибудь туда доберусь и начну искать остатки этого корабля. И вот возможность представилась. 

Честно признаюсь, мы «обманули» Королева. Мы использовали отчет Золотова, страниц на пятьсот, и из него следовало, что это был космический корабль, который взорвался на высоте пять километров, и мощность взрыва составила порядка пяти килотонн. Пришли к Королеву, поговорили, выпросили двух солдат с рацией, вертолет и сухой паек. Полетели туда на свои деньги и за несколько месяцев провели очень серьезную работу. Я горжусь тем, что при моем участии была определена точка, над которой произошел взрыв.

Когда мы возвращались, я, как и договаривались, позвонил из Красноярска Королеву. Звонил из КГБ. Две толстые двери, за ними находился пункт ВЧ, правительственной связи. Начальник поинтересовался, кому хочу звонить. Я назвал фамилию. Он полистал какую-то книжечку, потом молча посмотрел на меня, набрал номер и сразу же вышел из комнаты... Я начал говорить Королеву, что мы взяли семь тысяч проб, прошли 120 километров и так далее и тому подобное... Он вежливо слушал, а потом вдруг спрашивает: «Обломок корабля нашли?» Отвечаю — нет. «Тогда продолжайте искать», — сказал он и повесил трубку».  

У Георгия Михайловича есть одно чудесное качество, которое дано не многим. От его доброжелательного отношения к людям, дружеской общительности (в том числе и с  незнакомыми), его природного юмора становится светлей и радостней даже в тех местах, куда не заглядывает солнце. Забываются горести, болезни, градус настроения резко летит вверх.  Потому что положительная энергетика Георгия Михайловича – мощная сила. В этом смысле он непревзойден.    

На банкете в редакции газеты «Красноярский комсомолец», в компании журналистов Георгий Михайлович (с неизменной добродушной улыбкой на лице) произнес тост, который много лет не могу забыть:

– Я хочу поднять этот бокал за… неуспех наших тунгусских экспедиций! Чем дольше мы будем разгадывать тунгусские тайны, тем чаще будем встречаться в путешествиях, на конференциях и, как сегодня вечером, в дружеском кругу. Такая жизнь во много раз интересней!

Георгию Михайловичу – 83 года.  Душа его осталась молодой, чистой, сердце – неуемным. И страсть к научным дерзаниям  не оскудела.

«Князь Игорь»

В 60–80-е годы на гастроли в Красноярск неоднократно приезжал народный артист СССР, выдающийся скрипач Игорь Давидович Ойстрах, сын великого и неповторимого Давида Федоровича Ойстраха. Далеко не всегда дети великих людей наследуют от своих отцов их таланты и гениальность. Случай с Ойстрахами – особый. В мире музыки Игоря Ойстраха чтят не менее, чем его отца, называя «Князем Игорем». Давида Федоровича именовали «Царем Давидом».

Недавно на интернет-портале «Классик-он-лайн» слушал запись концерта Игоря Ойстраха от 1967 года. Свою любимую  интродукцию и рондо-каприччиозо для скрипки с оркестром Камилла Сен-Санса. В  сопровождении Большого симфонического оркестра Всесоюзного радио под управлением народного артиста СССР Геннадия Рождественского. Нежный голос скрипки, вызванный к жизни Игорем Ойстрахом (даже на аудиозаписи),  обволакивает сердце светлой грустью.

Специалисты-музы-коведы до сих пор пишут об исключительно красивом, мужественном звуке как об одном  из главных художественных качеств музыканта. Обращают внимание на совершенство техники левой руки: поразительно чистые  терцовые пассажи, бесшумные переходы с одной позиции на другую, что является основой культуры игры концертирующего скрипача. Отмечают выпуклую, гибкую фразировку, феноменальную интонацию и т.д.

Мне Игорь Ойстрах дорог тем, что скрипкой «строит» на концертах  акустическую «страну», в которой твоя душа живет, расцветая от каждой музыкальной фразы.

Урок Ойстраха

После одного из концертов я, в те времена молодой корреспондент, получил от Игоря Давидовича деликатный урок журналистской этики. В  артистической комнате органного зала брал интервью. Беседа протекала в исключительно дружеской атмосфере. Как и Георгий Михайлович Гречко, Игорь Давидович – тоже носитель огромного заряда животворной энергетики. Но… бывает, язык бежит впереди головы. Рядом лежала скрипка, глядя на которую я подумал, что это знаменитый инструмент Страдивари «Марсик» 1705 года рождения, купленный Давидом Федоровичем в 1966 году за границей.

– Игорь Давидович, это «Марсик»? Интересно, сколько он стоит?

На добром и приветливом лице Игоря Давидовича – недоумение.

– Такой симпатичный, интеллигентный молодой человек, а задаете мне весьма странный вопрос!

Повисло молчание. Вероятно, видок у меня был весьма сконфуженный. Через минуту-другую Игорь Давидович смягчился.

– Задавать такие  вопросы  обладателям мастеровых скрипок нельзя. Мало ли кем и как может быть использована подобная информация, опубликованная в прессе?

И ведь как в воду глядел выдающийся маэстро. В 1996 году из московского музея похитили скрипку Страдивари, подаренную Давиду Федоровичу бельгийской королевой Елизаветой. Украли якобы для того, чтобы продать ее, а вырученную сумму потратить на… обеспечение  высокого рейтинга одного из кандидатов в президенты России. Специалисты уголовного розыска отыскали инструмент далеко за пределами Москвы, на границе с Абхазией. 

А ранее, в 1968 году, злоумышленники обокрали квартиру Ойстрахов. Унесли много ценных вещей и огромную сумму денег, не тронув коллекционные инструменты.

Реакция Игоря Давидовича на мою неуместную реплику в данном контексте была  оправданной.

Мозг играет на скрипке

Игорь Давидович Ойстрах – ровесник Георгия Михайловича Гречко. Он живет  в Брюсселе.  

– Я  не выступаю, а мозг продолжает играть на скрипке. Жизнь у меня была счастливая, – сказал Игорь Ойстрах в одном из своих недавних интервью.

Виктор Евграфов

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям