Орелстрой
Свежий номер №32(1236) 13 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Таланты и поклонники

Жить!

29.06.2017

Человек – это звучит… всегда! Личности движут миром, характеры удивляют, судьбы учат, души творят. Едва ли найдется что-то более знакомое нам с вами и более непостижимое, чем человек. В его воле оказаться на дне или вознестись к небесам, созидать и крушить. Самый необъятный материал для изучения. Если хорошенько подумать, в постижении человека намного дальше психологов и физиологов продвинулся театр. Этот живой механизм без вреда для окружающего мира бесконечно вбирает в себя чувства, мечты, страсти, персоналии, проблемы, достижения, открытия, ошибки. Перерабатывает все это в большой творческой машине, где напряженно крутятся шестерни фантазии, смыкаются и размыкаются звенья общества, шлифуются образы, чеканятся мудрости, стираются сомнения. Продуктом бесконечной эволюции идей становятся даже не постановки – актеры – самые гуманные на свете солдаты армии добра. Вне всякого сомнения, театр воспитывает зрителя, открывает режиссера, но рождает именно актера!

Жизнь не по учебникам

На такие мысли вдохновила беседа с актером Орловского государственного театра имени И.С. Тургенева Петром Сергеевичем Воробьевым – лауреатом всевозможных премий и покорителем зрительских сердец, которому на Орловщине рукоплещут вот уже несколько поколений.

Возьмите все шедевры мировой литературы, которые когда-либо ставились на сцене. Чуть ли не в каждом пятом спектакле играл Петр Сергеевич или еще сыграет. Муров – «Без вины виноватые», Просперо – «Буря», Петр – «Царевич Алексей», Городничий – «Ревизор», Шпак – «Шельменко-денщик», Арбенин – «Маскарад», Несчастливцев – «Лес», Светловидов – «Лебединая песня», Любин с 23-летним стажем – «Провинциалка», Сэр Джон – «Костюмер». Более 200 героев воплотил один человек. Сложно было даже предположить, что мальчишка из многодетной семьи, рожденный в Свердловске в июле 1942 года, столько узнает, прочувствует и расскажет.

Участника художественной самодеятельности служители Мельпомены заметили на гастролях в Минске, пригласили на прослушивание. Так в 18 лет Петр Сергеевич впервые в жизни попал за кулисы.

Народный артист России Воробьев выходил на сцену Витебского академического театра имени Я. Коласа, Гомельского драматического театра, Новокузнецкого драматического театра, Минского ТЮЗа. В 1974 году он вошел в труппу ОГАТ имени И.С. Тургенева и сразу же занял ведущее положение.

Актерского образования, подтвержденного каким-нибудь солидным дипломом, у Воробьева нет. Парень был вольнослушателем в театральном училище, как «самовыдвиженец» посещал институтские лекции. Однако с Преподавателями (только с большой буквы!) ему повезло неимоверно.

– Меня разглядел народный артист Белорусской ССР, замечательный человек, умница, потрясающий режиссер Иосиф Степанович Попов, с которым занимались около 13 лет. Это была настоящая школа жизни и профессии. Хореография, акробатика, фехтование, плавание. Иосиф Иванович составлял список литературы, которую я должен был проштудировать в течение года, перечень деятелей культуры и искусства, с которыми должен был познакомиться. Эти образы волей-неволей откладывались в сознании. Получил такой колоссальный багаж – многие могут позавидовать, – рассказывает Петр Сергеевич.

Жизнь он действительно учил не по учебникам. Вспоминает, как буквально осаждал корифеев сцены, жадно смотрел спектакли за кулисами:

– Встретился на моем пути и неподражаемый народный артист СССР Анатолий Игоревич Ильинский. Лет в семьдесят в одном из спектаклей он свободно балансировал по проволоке с веером в одной руке и дуэльным пистолетом в другой. Монолог читал, стоя на голове, легко и непринужденно. Я буквально осаждал его: как такое возможно? «Запомни, Петюшенька, ты должен понимать, о чем говоришь. В монологе есть две-три фразы, определяющие его смысл, а все остальное не важно», – отвечал Ильинский.

У Воробьева поистине многомерное восприятие мира:

– Я должен почувствовать запах и цвет роли, обязательно цвет! Важно разгадать, что в этом человеке: он акварельный, полупрозрачный или яркий, сочный, фактурный, как в живописи маслом. Очень люблю характерные роли!

Волшебник сцены

Воробьев, пожалуй, с первых мгновений осознания себя в профессии не может представить жизнь без сцены: «В театр мы ходим не за зарплатой… Зачем – объяснить не могу. Но отними у меня театр, с ума сойду, пропаду».

Без Петра Сергеевича Тургеневский дом сегодня тоже представить трудно. Это актер всероссийского масштаба, и какое счастье, что он не поддался искушению переехать в столицу, хотя такая возможность была:

– Очень хорошо мне сказал Сергей Бондарчук: «Живешь всего в каких-то 300 километрах от Москвы, мы тебя всегда вызовем. Зачем нырять из театра в театр, искать свое счастье? В Орле ты первый. Репертуарный лист такой, что любой московский актер от радости подпрыгнет, если ему доведется сыграть хоть половину».

Кино, кстати сказать, отдельная страница жизни Воробьева. Снимался у Сергея Бондарчука («Красные колокола»), Родиона Нахапетова («На исходе ночи»), Сергея Урсуляка («Тихий Дон»).

– «Красные колокола» около трех месяцев снимали в Зимнем дворце. Приезжал рано утром, хотя работать начинали где-то в полдень, и ходил по залам Эрмитажа. К концу съемок завершил вдумчивый осмотр всей экспозиции. Такой опыт получил, что теперь в любой галерее сам могу быть гидом. Репин, Брюллов, Крамской, Кипренский, Ге... А иконопись! Какая глубина в этих шедеврах! В них вся Россия! В Лувре, кстати, раз пять-шесть «приглядывался» к Джоконде. И так посмотрю, и этак – не улавливаю… Тогда вспомнил Раневскую: «Эта дама в течение стольких веков на таких людей производила впечатление, что теперь она сама вправе выбирать, на кого ей производить впечатление, а на кого нет!» Живопись вообще хороша бесконечным разгадыванием. В этом весь смысл ходить на выставки. Это эмоциональное разгадывание (не от ума, а от сердца) помогает в подготовке к ролям. Начинаешь вспоминать, вдруг что-то там внутри непостижимым образом зашевелилось. Пытаешься повторить, ищешь, воскрешаешь ощущения.

Есть, кстати, чудесный портрет Воробьева кисти народного художника СССР Андрея Курнакова, на котором лицедей изображен вместе со своими героями. Взгляд на полотно актера тоже заставляет задуматься:

– Смотрю и думаю: вот сукин сын какой Петька! Молодец! И Лаврецкого, и Отелло, и Дон Кихота, и Степана Разина сыграл. Мало кто может этим похвастаться. Счастливую ты жизнь, парень, живешь! Так хочется ее творчески продлить! Не ходить учить, не пальцами тыкать, не осуждать кого-то, нет! Самому наполняться!.. Мне очень нравится общаться с людьми. Как-то довелось лежать в больнице, столько судеб перелопатил. А еще я почти каждый день хожу в бассейн. Плавание дает настроение, здоровье, душевное спокойствие и, конечно, общение. Там и с поэтами, и с коммерсантами можно встретиться: интересные люди, кладезь жизненной мудрости. Все услышанное, пережитое другими накапливается, и сам внутренне становишься сильнее.

Вот так легко Петр Сергеевич разгадал загадку смысла существования, над которой столетиями бились многие философы: наполняться.

«Удивляйтесь и удивляйте!»

Для Орла последние годы сплошь юбилейные: 450-летие города, 200-летие ОГАТ имени И.С. Тургенева. Это вдохновляет мыслить масштабными, ко многому обязывающими категориями «прошлое – будущее». Вот и предложила Петру Сергеевичу составить послание потомкам к 400-летию театра. Долго раздумывать не стал:

– Удивляйтесь и удивляйте, друзья! Перестанете удивляться – все кончится. Удивляйтесь всегда, и вы откроете для себя бесконечный мир. Театр – никакая не кафедра. Зритель идет сюда отдохнуть, но главным образом он подсознательно просит: поразите меня, чтобы меня перевернуло изнутри, чтобы я ушел с определенным настроением домой и вспоминал это зрелище, переживал его вновь и вновь. Главный враг театра – скука и серость, однотонные маломасштабные спектакли.

К артисту стоит прислушаться. Ведь у него ко всем прочим талантам и достижениям достаточно богатый и успешный режиссерский опыт: «Малыш и Карлсон», «Золотой ключик», «Медведь и предложение. Семейное счастье», «Змеелов»… И сейчас пять-шесть названий есть в копилке. Выпал бы только случай! Уповает он и на то, что однажды сбудется давнее заветное желание – доведется сыграть шекспировского Короля Лира.

Если за спиной крылья…

При всей своей загруженности Петр Сергеевич более 30 лет возглавлял профсоюзный комитет театра. Выбивал квартиры, помогал провести телефоны, получить медицинскую помощь, решить другие насущные проблемы. Поклонников у него много, а друзей еще больше. Вот оно – настоящее актерское и человеческое счастье.

Воробьев полушутя рассказал один неоднозначный случай из своей пацанской жизни. За безобидное хулиганство однажды попал с другом в детскую комнату милиции. Ребята стойко, по-партизански решили хранить свои имена в секрете. А когда строгий дядя-милиционер вышел из комнаты, сбежали по водосточной трубе. Два круга проехали на трамвае, как заправские шпионы заметая след. Сказался Купер и Дюма в совокупности с Фадеевым…

Конечно, рассказываю это не в пример современным мальчишкам. Просто кажется, что этот уважаемый патриарх театра, обладатель третьего юношеского разряда по боксу, заядлый охотник, теннисист и волейболист вот так же, как в своем смешном, странном, озорном детстве, с легкостью и сейчас может решиться на какую-нибудь совершенно очаровательную выходку. Годы и жизненный опыт просто не могут быть лишним грузом, если за спиной крылья.

– Я такой же ненормальный, сумасшедший, чокнутый на творчестве, как и в 20 лет. Откуда это взялось у слесаря из ремесленного училища, не знаю. Просто встречались талантливые режиссеры и актеры, которые были рядом, позволяли расти вместе с ними. Мне говорили: «Бери все! Даже если тебя выгоняют, зайди с другой стороны!» Вот и беру, разгадываю всю жизнь роли, картины, судьбы...

Ольга Сударикова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям