Орелстрой
Свежий номер №33(1237) 20 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Праздник каждый день

Жестокие игры

01.04.2013

22 марта в театре «Свободное пространство» был показан новый спектакль «Метод Гронхольма» по пьесе современного испанского драматурга Жорди Гальсерана. Режиссер – Никита Кудрявцев (Москва). Сценография Маши Тепляшовой-Белогорцевой (Москва).

Драматург

Некоторые орловские зрители впервые узнали об этом авторе на премьере. Но в зарубежных странах его имя хорошо известно. Гальсерану 49 лет. Живет в Барселоне. Драматург, сценарист, переводчик. Пишет на испанском и каталонском языках. Лауреат ряда национальных премий. Пьеса «Метод Гронхольма» создана им в 2003 году. Стала бестселлером. Обошла многие театры мира.

Пьеса

В одной крупной международной коммерческой фирме проходит кастинг по поводу замещения вакантной должности начальника отдела. Место престижное, зарплата высокая. Претендентов четверо: трое мужчин и одна женщина. Им самим предстоит выбрать лучшую кандидатуру, согласно методу психолога Исайи Гронхольма (придуманного Гальсераном). Сюжет этой «разговорной» пьесы напряжен до предела, изобилует неожиданными поворотами. Настоящий детектив, а потому не буду раскрывать суть интриги, иначе потенциальным зрителям смотреть спектакль будет неинтересно. Скажу одно: пьеса не читается, а «проглатывается». Залпом. Вот и молодой московский режиссер Никита Кудрявцев ей заинтересовался.

Режиссер

Актерской профессии Никита учился на театральном факультете Саратовской консерватории. Затем – учеба в Московском театральном центре имени Вс. Мейерхольда. Диплом режиссера ему вручали в Школе-студии (вузе) при Московском Художественном театре. Работал актером в театрах России. В 2007 году волею судьбы попал к Юрию Любимову в Театр на Таганке. Участвовал во многих его спектаклях, а также в постановке спектакля «Электра» выдающегося японского режиссера Тадаси Судзуки. В этом же театре поставил спектакль «Привет в Одессу» по рассказам Исаака Бабеля. У 28-летнего Никиты Кудрявцева богатый сценический опыт, который и позволил ему осуществить у нас любопытную постановку.

Спектакль

На переднем плане у рампы – элегантные жалюзи (поднимаются и опускаются во время завязки и кульминационных моментов действия). Гладкие стены «офиса». Такая же (стильно-стандартная) мебель. Дань «сюрреализму»: экран на заднике, где изображена корова со схемой разделки туши. Передняя и задняя ноги – открывающиеся, почти тюремные «окна», сквозь которые изолированные от внешнего мира испытуемые получают конверты с тестовыми заданиями. Люстра на «потолке». В такой казенной обстановке мы знакомимся с героями пьесы.

У Никиты Кудрявцева есть драгоценный для театрального режиссера дар – интересно выстраивать актерский ансамбль, что в данной ситуации нелегко. Люди сидят за столом и говорят, изредка встают, передвигаются… Вроде бы внешнего действия маловато. Что здесь можно придумать особенного? Он придумал!

Все реплики артистов – как бы перебрасываемые на огромной скорости мячики. Темпоритм спектакля – напряженно-экспрессивный. Суть каждого из персонажей проясняется прежде всего в том, как они в этом темпоритме говорят. Претендент Фернандо (Игорь Нарышкин) – весомо, значительно. За этой «весомостью», кстати, чувствуется и внутренняя человеческая беззащитность опытного офисного деятеля. Энрике у Сергея Козлова – шутник, но сквозь речевую «буффонаду» ощущается двойное дно этого человека, что-то глумливо-потаенное. Карлос (Ростислав Билык) вроде бы и простоват, интонации какие-то наивные, а на самом деле – орешек крепенький. Единственная дама в данном обществе – стильная, элегантная Мерседес (Елена Симонова) – не чужда женских эмоций. А копнуть ее глубже… Обаятельная, умная женщина может выглядеть настоящим монстром. Не только реплики, диалоги, но и монологи испытуемых полны страстей. Два джентльмена, кстати, в пылу кастинговых разборок чуть не подрались. Бывает.

В речи и поступках героев, действительно, ощущается двойственность. Ее очень убедительно отыгрывает весь исполнительский квартет. Она продиктована тем, что трое из четырех персонажей разыгрывают перед одним своим коллегой заранее подготовленный тестово-психологический «спектакль». Розыгрыш этот фактически убийственный.

Режиссер не случайно (постепенно открывая зрителям интригу пьесы и характеры действующих лиц) помог исполнителям оставаться на сцене в образах претендентов и смешными, и почти трагедийно жесткими. Трудно удержаться от смеха сквозь слезы, когда претенденты надевают на себя шапочки тореадора, политика, клоуна и священника, чтобы носители их – достойные господа – «поделили»… один парашют в горящем самолете. Кто из них убедительнее докажет свою нужность людям и воспользуется атрибутом спасения? Кого «оставят» в лайнере «сгореть» заживо, а, значит, кто пройдет испытание тестом, а кто нет? Трагический вопрос.

Игорь Нарышкин, Елена Симонова, Сергей Козлов и Ростислав Билык продемонстрировали в этой части спектакля органичное единство своих комедийных и драматических дарований. В условиях, когда персонажи спектакля ведут борьбу за выживание, сохранение престижности. Потеря этих составляющих социальной успешности – катастрофа. По сути дела, людей ломают, проникая в самые интимные уголки их жизней. Смех, раздающийся в зале по поводу ситуаций кастинга и поведения героев (а меняются эти ситуации воистину с фантастической скоростью), не гомерический, а с оттенком сочувствия. Драма и комедия здесь – «нити» одного нравственно-психологического клубка. Эти «нити» и держат зал в напряжении, разбавляемом сочувствием.

Колесики» и «винтики»

Не сочувствовать тем, кто применяет и кто испытывает на себе, как подопытный кролик, «метод Гронхольма» (напоминающий игровые телешоу, в которых герои сами себя отправляют в аут), нельзя. Одно дело – телеигра, где ставка – просто денежный приз. Другое – конкурентный отбор, в котором на карту поставлена вся дальнейшая жизнь. Неважно, кто проводит подобные психологические эксперименты с живыми людьми: крупная фирма, государство или отдельные харизматические личности. Дело в том, что все члены человеческого общества – «колесики» и «винтики» социальных, экономических, политических систем и т.д. А системы эти не всегда отличаются гуманизмом. Здесь успешным становится тот, у кого меньше совести, а больше прагматизма, кто может легко (добиваясь положительных результатов) прогуляться по костям поверженного. Эти жесткие системы и бесчеловечные игры внутри них вошли в наш обиход как нечто само собой разумеющееся. Мы к ним привыкли. Научились приспосабливаться к самым невероятным с точки зрения морали и нравственности вещам.

Каждый из нас в этих системах может быть и победителем, и побежденным. А потому закономерен финал спектакля. Испытуемый кастинговым прессом достаточно сильный человек раздавлен. Остается в офисе один. Найдет ли он себя в нынешней жизни после такой чудовищной психологической обработки или покинет наш бренный мир? Вопрос остается открытым.

Кстати, спектакль в Орле во много раз интереснее, чем испанский фильм с тем же названием по мотивам пьесы Ж. Гальсерана. Смотреть его, честно говоря, необязательно. А нашу постановку увидеть стоит. 

Виктор Евграфов, фото Николая Рожкова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям