Орелстрой
Свежий номер №33(1237) 20 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Преданья старины глубокой

«Жаждущий молитвы…»

30.07.2013

Сколько забытых тайн и молчаливых преданий хранит немая тишина мирно спящих сел и деревень? Возможно ли разгадать эти тайны, услышать угасающий в памяти седых лет прозрачный звон тяжелых колоколов?

До и после пожара

Село Грачевка (Ломцы) «лежит в гористой и лесистой местности на реке Паниковец, в 17 верстах от Новосиля. О его происхождении ничего не известно даже из местного предания…» Тайна этого села – православная святыня возрастом сто восемьдесят пять лет. Расположившись на вершине крутого склона, церковь Святого Михаила Архангела будто бы вливает сакральную силу в ритм местной жизни, возвещая собой: «Я жива, и вы со мною».

В государственном архиве Орловской области хранится «роспись Новосильского уезда села Ломец церкви Михаила Архангела» за 1750 год. Это самое раннее свидетельство о храме. В 1827 году древний деревянный храм был уничтожен пожаром во время грозы. Вместе с ним сгорел и церковный архив. В следующем году возводится каменная церковь с приделом во имя святых Космы и Дамиана в узнаваемых архитектурных линиях (образцом для строительства послужила Спасо-Преображенская церковь села Спасское-Лутовиново – памятники являются почти копией друг друга, исключая некоторые незначительные расхождения). В 30-х годах XX века храм Святого Михаила Архангела перестанет слышать молитвы.

«Мощи» памятника классицизма

2013 год. Сегодня красотой монументальной кирпичной кладки XIX столетия в сознании рождается общий облик храмового здания: бордовой палитрой, перемешанной с тусклыми оттенками старины, залиты «мощи» памятника русского классицизма. Его композиция включает «основной кубический объем», трапезную и двухъярусную колокольню, оканчивающуюся четырехскатной крышей. Центральное пространство завершается куполом на световом барабане. Почему «мощи»? Другого слова при виде нынешнего состояния упадка не сходит с уст. А возникает вопрос: сколько еще лет, десятилетий или столетий тебе нужно выстрадать, чтобы исчезнуть насовсем, или обрести былое величие молитвенной обители?

Огромные черные балки квадратного сечения, еще скрепленные коваными гвоздями, – «скелет» былой крыши, упавший на поросшее сорняками, заваленное обломками основное храмовое пространство. Храмовому пространству предшествует притвор, состоящий из двух небольших помещений: правое, видимо, служило местом подъема на колокольню. Оба частично разрушены. Кругом – мусор и отходы достижений современной цивилизации. Местами на стенах можно увидеть остатки внутренней отделки. Аркатурный пояс (ряд декоративных настенных украшений в виде небольших арок) сохранился не полностью. А вот следы «увековечивания» видны достаточно отчетливо: в храмовых нишах теперь – имена «мужественных» лиц, потрудившихся предоставить свое творчество не только на суд народный, но и на суд Божий. Помимо своих имен, писалось и нечто иное. На одной из стен вырезано крупными буквами: «Ленин жив». Сохранился кусочек образца храмовой росписи – растительный орнамент, соединяющий горизонтальные линии с вертикальными. Заметны следы красной, зеленой, желтой и синей красок. Наверное, это последние частицы святых образов.

Наряду с кирпичом, при строительстве использовался природный белый камень. Его можно заметить под густым ковром полевых трав, подступивших к церковным стенам. Закругленные края с глубокой полировкой сходятся в прямой угол геометрической формы. Образцы кованых изделий позапрошлого века присутствуют по всему периметру здания: это петли, кольца, гвозди, прямоугольные скобы и совсем непонятные детали, торчащие из ветхого храмового тела.

Традиционные оконные проемы имеются только на апсиде и западном фасаде колокольни. Остальные окна – либо небольшие круглые, либо полукруглые большего размера. Возникает желание представить, как сто лет назад робкие лучи девственного рассвета проникают сквозь круглое стекло окон и белую дымку тлеющего ладана, в чистом звуке трепещущей цепочки плывущего кадила.

Алтарь православного храма – священное место, символизирующее небо. Здесь, в Архангельской церкви, неба нет. Оно выгорело. На месте, где находился престол, только черная земля, вобравшая в себя сажу с золой. Копоть поднимается по алтарным стенам к самому своду, который держит еще сохранившуюся цепь паникадила. Вид всего этого ужасает. Как же случилось, что строившееся предками во имя высшей цели, величественное сооружение теперь повергнуто, унижено, а дух его оскорблен?

Ценность святыни

Некоторые данные из страховой оценки церкви за 10 июля 1910 года: оценка с иконостасом и колокольней –

12 000 рублей, церковно-приходская школа с церковной сторожкой – по 300 рублей каждая, деревянная часовня – 100 рублей. В перерасчете на сегодняшние деньги стоимость храма равнялась 16 миллионам 510 тысячам рублей. Какая бы она ни была, истинную ценность святыни невозможно поместить в абстрактные рамки мертвых цифр. И сегодня именно мы, являющиеся свидетелями погибающего колосса, в ответе за его будущее, которое, надо признать, рисуется не слишком мрачным. Хранящийся в архиве Протокол №7 заседания малого совета Орловского областного Совета народных депутатов от 6 июля 1993 года свидетельствует о том, что церковь Святого Михаила Архангела значится в списке памятников градостроительства и архитектуры и принадлежит общине верующих.

Напротив апсиды, на мощных корнях одиноко стоящего дерева, под тенью щедрых ветвей покоятся три могильных камня. Надпись на одном из них начинается так: «Князь Борис Николаевич Голицын…» (дата рождения – 21 июля 1841 года). Его дед Борис Алексеевич (1758–1811) был предводителем дворянства Новосильского уезда. Отец – князь Николай Борисович Голицын (1802–1876). На его средства (а также средства помещика Сухотина) возведена каменная Архангельская церковь такой, какой мы видим ее сегодня. Точное место погребения Голицыных на территории Грачевки неизвестно. По некоторым свидетельствам, неподалеку от храма, под землей, находятся остатки сводчатых помещений. Возможно, это подвалы фамильного мавзолея. Село Ломцы принадлежало роду Голицыных до XX века, являлось наследственным родовым имением. Как пишет искусствовед Е.И. Острова, «в этой усадьбе в гостях у Голицыных бывал Л.Н. Толстой, что накладывает на нее печать литературной мемориальности».

Неизвестно, насколько долгим будет сон нашей совести. Но понятно одно: еще немного – и просыпаться ей уже не будет никакого смысла. 

Александр Шхалахов, специалист отдела использования и публикации документов ГАОО

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям