Орелстрой
Свежий номер №9(1109) 22 марта 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Здесь на каждом шагу пахнет смертью

24.02.2016

Два жителя Орла, участники боевых действий на Украине и в Чечне Владимир Павлов и Виталий Пеньков, несколько дней провели в Луганске. Послевоенная жизнь этого города окутана разными слухами. Интернет, с одной стороны, пестрит сообщениями о нехватке продуктов, о том, что жители, борясь с голодом, вынуждены питаться собаками и кошками. С другой – витает иное мнение, что в Луганске полностью налажена жизнь. В интервью «ОВ» орловцы рассказали о том, как на самом деле сегодня живется мирному населению Луганщины.

Эхо войны

– Начало войны в Луганске я видел своими глазами. Вместе с товарищами защищал простых горожан. Многие из братьев по оружию, как и луганчане, не выжили. В этом году вместе с Виталием Пеньковым отправился по местам кровавых боев, чтобы почтить память погибших, – начинает свой рассказ Владимир Павлов.

Первое впечатление наших земляков от пережившего гражданскую войну Луганска – город медленно налаживает жизнь. Доступна сотовая связь, открыт выход в Интернет, транслируют передачи радио и телевидение. Люди, устав бояться, постепенно возвращаются в свои дома.

Правда, «живут» в основном центральные районы. Здесь работают магазины, гипермаркеты, кафе, больницы, детские сады, школы. Во время интервью мои собеседники развеяли миф о нехватке продуктов. Дефицита товаров нет, зато заметен дефицит покупателей. Местным жителям со скромными доходами разгуляться не на что. Хотя кошками и собаками, конечно, никто не питается. Наоборот, нередка картина, когда во время обстрелов луганчане с домашними питомцами на руках бежали в бомбоубежища.

Налажено в городе движение общественного транспорта. А личных машин на дорогах пока мало. Коммунальщики работают усердно: систематически ведется уборка улиц и вывоз мусора. Восстанавливаются церкви. К слову, во время военных действий, когда в городе были перебои с водоснабжением, местное население набирало в церквях воду. Откуда священнослужители ее привозили, остается только догадываться.

В домах заделывают дыры от пуль и снарядов, налаживается система отопления. Впрочем, некоторые квартиры и частные дома все еще обогревают «буржуйками». Строительные компании вернулись к работе. Новые квадратные метры, пусть и в небольшом объеме, сдаются в эксплуатацию.

Спортивные секции и центры ведут набор детских групп, дает спектакли театр, работают выставки. Пару месяцев назад после реставрации распахнули свои двери ледовая арена и городской цирк.

Но война есть война. И даром она не проходит. Если внимательно присмотреться к жизни города, становятся заметны заклеенные крест-накрест окна, сохраняющаяся после сумерек светомаскировка. К сожалению, до сих пор существует риск выйти за хлебом и не вернуться, «схлопотав» пулю. С помощью доносов сосед сводит счеты с соседом, нечистые на руку горожане «стучат» ради тридцати серебреников.

Такова жизнь в центре, а на окраинах и за городом картина несколько иная.

Расстрелянное детство

Как рассказывает Виталий Пеньков, полупустые окраины смотрят на приезжих сквозь разбитые витрины магазинов и окна домов. Вдоль дорог можно встретить расстрелянный автотранспорт. Здесь наиболее остро чувствуется, что национальная гвардия Украины два года пыталась стереть Луганск с лица земли. Погосты разрастаются не по дням, а по часам. Около одной из могил на южном кладбище Владимир и Виталий встретили семью из Курска, чей сын так и не вернулся с войны.

Не счесть самодельных могил. Владимир рассказывает, как два автобуса с гражданскими были расстреляны в упор, а тела погибших мирных жителей каратели зарыли где-то в лесополосе. В частном секторе людей вырезали семьями.

– Не жалели украинские военные и детей. В Луганске есть район под названием Мирный, чуть выше него расположена лесополоса. Напротив стоит здание 57-й школы. Рядом находится бомбоубежище, построенное еще в советское время. В периоды обстрелов там прятались дети. Когда вечером они выходили из бомбоубежища, снайперы стреляли по фонарям, которыми ребята освещали дорогу. Пострадали дети и в полностью разрушенной в центре города школе №7. Всего не расскажешь, но, поверьте мне на слово, в Луганске творился самый настоящий геноцид, – вспоминает Владимир Павлов.

Обычным делом было нарваться на мину. Иногда на своих же «растяжках» подрывались украинские военные и каратели.

Впрочем, и на той стороне есть неравнодушные к чужим бедам люди, уверены наши рассказчики. Так, летом 2014-го украинская армия планировала нанести удар по перинатальному центру. Военные техоператоры противника отключили мощную ракету, направленную на роддом. Перинатальный центр работает и сейчас. Правда, случай этот чуть ли не единичный. А в остальном…

Хрупкое перемирие

В Луганске на каждом шагу пахнет смертью. С виду наступило перемирие. Но надежда на светлое будущее висит на волоске.

– После новогодних праздников в городе снова слышны выстрелы. Техника нацгвардии (танки, артиллерия), которую, по словам украинцев, передислоцировали в буферную зону, стоит в лесополосе близ Луганска. К тому же на днях в городе были взяты две диверсионно-разведывательные группы нацгвардии, – говорит Владимир Павлов.

Воздух пропитан страхом за завтрашний день и ощущением безысходности. Но если взрослые относительно адаптировались к жизни в военных условиях, то детям приходится особенно тяжело.

С грустью Владимир рассказывает, что души и сознание малышей и ребят постарше навсегда искалечены войной. Луганские дети без всякого учения до автоматизма отработали все движения при воздушных атаках и обстрелах, знают, с какой стороны дома лучше стать, чтобы не задело осколками. Выучили короткие пути до бомбоубежищ. Страшно осознавать, но даже шести-, семилетние карапузы по звуку понимают, какой летит снаряд, легко определяют его калибр и направление стрельбы.

– Представьте, солдат годами обучают в армии, как вести себя во время обстрелов, а луганские мальчики и девочки выработали это на уровне инстинктов, – говорит Владимир Павлов. – Мы поставили себе задачу – поддержать пострадавших детей, напомнить им, что такое мир без войны. И первый шаг в этом направлении уже сделан. Мы договорились с тренерами из Луганска вывезти в Орел на международные соревнования детскую хоккейную команду «Дизель». Детство должно быть радостным. Мы будем благодарны за помощь и поддержку в организации этого мероприятия.

На той стороне

Пока жители Луганской народной республики восстанавливают свой быт, населению станицы Луганской, расположенной на украинской «той стороне», всего в 16 километрах от города, мир, пусть и условный, только снится. От Луганска станицу отделяет пост на пешеходном переходе, на котором ежедневно выстраиваются огромные очереди. С украинской стороны оборудован полноценный таможенный пункт с проверкой электронных пропусков. Ежедневно через переход жители станицы едут в Луганск, чтобы купить товары, которых нет в поселке, кто-то хочет проведать «за границей» родных.

Жители той стороны украдкой передают бойцам ЛНР письма, сообщает телеканал «Луганск-1». В них нет имен и адресов, но есть правда о реальной жизни и истинные чувства, которые местные вынуждены скрывать. Одним из писем бойцы поделились с журналистами.

Неизвестная жительница обращается к защитникам Луганской народной республики как к «последней надежде на выживание» и рассказывает о жизни в станице. Приводим его основную часть без купюр и исправлений.

«Они на нашей земле уничтожают нас в многочасовых очередях на холоде. Все, что еще есть – это хрупкая надежда на мир, что, как и в Луганске, мы однажды тоже заживем, как и раньше, одной большой семьей. Люди еще верят, что и в нашей многострадальной станице Луганской будет ЛНР, не надо будет считать последние копейки на хлеб, прятаться при первых сумерках по своим норкам и подвалам при облавах, трястись, что отберут продукты, вещи, телефоны. Устали жить в страхе, боимся до потери пульса, что отберут документы и превратят в рабов. До вас рукой подать, но все-таки вы так далеко. Мечта уже многолетняя, что задышит свободой мой край, а я спокойно выйду на улицу, не оглядываясь по сторонам от выстрелов, смогу жить, как раньше, иметь работу и хлеб, дружить с кем хочу, общаться, любить, видеть близких, что, к сожалению, сейчас невозможно».

Владимир Павлов, участник украинских событий

Через газету я хотел бы обратиться к городским и областным чиновникам за помощью в организации хоккейного матча между детьми из Луганска (команда «Дизель») и орловскими юными хоккеистами. Мы будем признательны за поддержку в организации мест проживания и питания для детей из ЛНР. Если наши начинания найдут отклик в душах слуг народа, телефон для связи я оставил в редакции «ОВ».

Виталия Плахова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям