ПАО "ОРЕЛСТРОЙ"
Свежий номер №13(1263) 18 апреля 2018 гИздавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
А у нас во дворе

За долги взрослых — детей в бомжи

21.06.2010

Уже третий месяц Людмила Романова пытается отстоять свое право на жилье,  заложенное  под  кредит.  Вердикт  суда  неутешителен:  выселить

       О том, как Людмила Романова вместе с детьми и внуками борется за свое единственное жилье, заложенное под кредит, «ОВ» рассказывал в одном из прошлых номеров. За два месяца, прошедших с тех пор, в истории было поставлено немало многоточий. И вот – решающий судебный процесс.

       Жалоба отклонена 

      Напомним, прологом страшной истории, в которую попала семья Людмилы Романовой, стало обращение за кредитом в ипотечный кооператив. Получив в 2007 году 300 тысяч рублей и оставляя в залог дом и участок, что неподалеку от трамвайного депо, Людмила Владимировна и не предполагала, что долг станет для нее не просто кабальным. В конечном итоге кредиторы лишат ее, детей и маленьких внуков единственного жилья. С выплатой ипотечного кредита возникли затруднения, и через полтора года после его получения должнице вручили уведомление о том, что по решению суда её дом продан. Перед ключевым, по сути, судебным заседанием Людмила Романова направила жалобу в надзорный орган. Однако эффекта это не дало. Жалоба была отклонена. Ее дочь Оксана Аскольская обратилась в прокуратуру.

       – Помощник прокурора Заводского района взял с меня объяснение, как и что происходило, где мы сейчас находимся, в каких условиях живем. Дело он пообещал поставить на контроль, сказал, что оно будет направлено в областную прокуратуру, – рассказала «ОВ» Оксана.

        В суд женщины пришли с представителем – молодым юристом, не очень ясно осведомленным о хитросплетениях сложной ситуации. Адвокат, кстати, уже третий по счету, попытавшийся прояснить это «мутное» дело, тактично ушел в тень.  

На фоне хорошо подготовленной, в том числе и юридически, противной стороны доводы Людмилы Владимировны и ее дочери выглядели слишком бледно.

      Просьбу о приостановке исполнительного производства в связи с поданной надзорной жалобой суд не удовлетворил: в начале заседания судья Александр Щербаков уведомил участников процесса, что «надзорная жалоба осталась без рассмотрения». Тогда Романовы попытались использовать последний аргумент, который мог бы теоретически отсрочить страшный для семьи момент. Попросили не выгонять из дома хотя бы еще полгода, пока будут подыскивать новое жилье. Но в качестве какой-либо гарантии, что жилье это будет приобретено, Оксана смогла предоставить суду лишь сертификат на материнский капитал. Что можно купить на 300 тысяч?! Вердикт однозначный: выселять. Хотя, конечно, решение может быть обжаловано в областном суде... 

В тот же день в дверях зала суда Людмилу Романову притормозили судебные приставы и при понятых объявили: придем завтра. В 10 утра. На ее возражения о том, что будет очередная кассация, никто не отреагировал.

         «Дом для жилья не предназначен»

      На следующее утро у дома по улице Циолковского яблоку негде было упасть. На выселение подоспели понятые, милиционеры, приставы, представители органов опеки и даже пожарные. Не было только самих хозяев, точнее, если основываться на решении суда и на записи в новой домовой книге, бывших хозяев: Людмилы Романовой, ее дочери и внуков. Зато на место приехали новые владельцы дома – семейство Фроловых. Недвижимость Константин Фролов приобрел полтора года назад с торгов, о которых узнал из «какой-то орловской газеты». 

       – Полтора года шло оформление в собственность, судебные тяжбы. Романова борется за свое, и это ее право. Но уже с февраля 2010 года ее семью официально отсюда выписали решением суда, – рассказывает Константин. 

Как только дом перешел в собственность Фроловых, они написали заявления в соответствующие службы о том, чтобы свет, воду и газ здесь отключили.

      – Уже полтора года дом для жилья фактически не предназначен. Жить здесь невозможно, тем более, этой зимой были такие морозы, – убежден Константин Фролов.

      Тем не менее, люди здесь жили. И взрослые, и дети. Когда в 2008 году начались судебные тяжбы, Оксана была беременна. После родов угодила с маленьким ребенком в реанимацию, а затем вернулась к маме, в холодный и темный дом. Жить с грудным ребенком без удобств, в состоянии постоянного стресса оказалось не под силу. Потерпев какое-то время, Оксана с мужем и двумя детьми уехали на съемную квартиру. Сейчас у полуторагодовалого Ярослава инвалидность. Скитание по чужим углам продолжается. Но что делать, раз уж чужим стал и родной дом?!  

      Две правды

     9 июня в присутствии судебных приставов и понятых замок в двери дома Романовой был взломан, и начался долгий процесс описи имущества. Стулья, книги, посуда, рассаженные по креслам детские игрушки – все те крупицы, из которых состояла еще совсем недавно чья-то жизнь, скорее всего, свалят в отдельную комнату. И у бывших хозяев будет ровно два месяца, чтобы их перевезти. О том, куда, вопрос не стоит: хоть на улицу. Теперь в доме новые хозяева, и у них свои дети, свои составляющие жизнь «крупицы». И правда, соответственно, тоже своя. 

      – Я собственного жилья не имею, за этот дом рассчитываюсь с ипотекой, к тому же плачу за съемную квартиру. У меня тоже двое несовершеннолетних детей, и платить ни за что я уже устал, – делится глава семейства.

Константин и его супруга Венера уже планируют ремонт. Они рады, что у них и их детей появился собственный угол. Людмила Романова намерена и дальше продолжать судебные тяжбы, писать новые и новые жалобы. Ее дочь Оксана с ребятишками вынуждены по-прежнему жить на квартире. И просвета в этой истории, которая тянется уже так давно, по большому счету не видно. Ведь, как бы не разрешилась ситуация, страдать придется детям. Из-за несовершенства законов ли, из-за глупых и недальновидных поступков взрослых – какая разница.

        Ольга Захарова

 

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям