Орелстрой
Свежий номер №25(1229) 26 июля 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Файлы памяти

Вспоминая Дмитрия Сергеевича Лихачева

11.06.2015

В нынешний год, объявленный Годом литературы, не могу удержаться от искушения позволить себе вспомнить о всеобщем кумире Дмитрии Сергеевиче Лихачеве.

Знакомство

Был конец далеких уже теперь семидесятых годов, когда мы, орловцы, вполне заблаговременно начали готовиться к 150-летию Н.С. Лескова, которое должно было отмечаться в 1981 году. Еще летом 1974-го был открыт музей писателя. В Орле началась подготовка к проведению большой международной лесковской конференции. Вникая во всю эту работу, тогдашний секретарь ГК КПСС по идеологии Сергей Антонович Пискунов однажды сказал мне: «Странно, почему вы ничего не говорите о приглашении Дмитрия Сергеевича Лихачева. Ведь это придало бы конференции совсем иной статус».

Через некоторое время я обратилась с письмом непосредственно к Дмитрию Сергеевичу. Ответ не заставил себя ждать. Приведу его с некоторыми сокращениями: «Глубокоуважаемые товарищи! Благодарю Вас за приглашение принять участие во Второй лесковской конференции. Буду стараться приехать и прочесть доклад. Помешать может мне только два обстоятельства: 1. Возраст со всеми его неожиданностями. 2. Если на эти же числа будет назначена конференция или празднование, посвященное Куликовской победе (я уже ранее дал согласие, но дата празднования до сих пор не назначена). С искренними пожеланиями успеха в организации конференции. Радуюсь тому, что Орел постепенно (как и следует) становится центром, вокруг которого объединяются исследователи, изучающие русский реализм XIX века. Академик Д.С. Лихачев. 28 апреля 1980 г.». (Письма эти хранятся в научном архиве музея.)

Хорошо помню тот октябрьский день 1980 года, когда мы с группой научных сотрудников пришли на вокзал встречать Дмитрия Сергеевича. Накрапывал небольшой дождик, настроение у нас было волнительное. Наконец поезд остановился, и как только Д.С. Лихачев вышел из вагона, а вслед за ним вышла красивая дама такого же возраста, как и сам академик, я как-то сразу успокоилась. «Моя жена, – представил он, – Зинаида Александровна». И в гостинице, и на конференции, наблюдая, как она прислушивается ко всему, что говорит Дмитрий Сергеевич, какую проявляет заинтересованность во всем происходящем, в какой-то момент я ее спросила: «Зинаида Александровна, вы тоже филолог?». Она минуту помолчала, а потом с улыбкой сказала: «Я, как раньше говорили, домохозяйка, а в далекой молодости, когда я вышла замуж за Дмитрия Сергеевича, работала бухгалтером». Она рассказала о своих детях, внуках, спрашивала о моих детях. Весь облик ее был как бы пронизан добротой и лаской. Интересно, что на открытках и книгах, которые я потом получала несколько раз от Д.С. Лихачева, стояла не только его подпись, но и автограф Зинаиды Александровны.

Книги с автографами

Они очень дороги мне, эти три книги с автографами Д.С. Лихачева. Две подарены в 1981 году, одна – в 1980-м. Как и много лет назад, слова и мысли Дмитрия Сергеевича, как мне представляется, звучат весьма актуально, особенно в Год литературы.

Вот книга «Литература – реальность – литература». Красивым размашистым почерком красными чернилами написано: «Дорогой Нине Максимовне Кирилловской на добрую память».

«Наиболее полнокровное и конкретное восприятие нами прошлого, – пишет автор, – происходит через искусство и больше всего через литературу. Но и литература отчетливее всего воспринимается при знании прошлого и действительности. Нет четких границ между литературой и реальностью!» Многие теоретические положения своей книги Д.С. Лихачев рассматривает на примере творчества Достоевского, Толстого. Особый интерес для нас, орловцев, представляет оценка Д.С. Лихачевым творчества Н.С. Лескова. В главе «Ложная» этическая оценка у Н.С. Лескова» автор пишет: «Одна из особенностей реализма заключалась в том, что читателю самому предлагалось приходить к тому или иному заключению или к той или иной оценке изображаемого. С этой целью автор очень часто маскировался рассказчиком, который обычно избирается из людей простоватых. Очень интересный феномен маскировки нравственной оценки рассказываемого демонстрируют нам многие произведения Н.С. Лескова. В отличие от прямого морализирования «в лоб» Н.С. Лесков очень часто превращает мораль в элемент литературной интриги, и это делает его одним из своеобразнейших писателей в мировой литературе».

Миниатюрную брошюру «Заметки о русском» Дмитрий Сергеевич счел нужным подписать так: «Дорогой Нине Максимовне на память о Лихачевых. 8 июля 1981 г.». Уверена, что каждый, причисляющий себя к гуманитариям, должен знать, о чем повествует здесь мэтр российской культуры.  Исторический облик городов, проблемы градостроительства, музеефикации, были и «легенды» музейного дела – о многом пишет Д.С. Лихачев.

Несомненно, большой интерес, особенно сейчас, когда Орел готовится к своему юбилею и двухсотлетию И.С. Тургенева, представляют следующие высказывания Д.С. Лихачева: «Театральность проникает и в реставрацию памятников архитектуры. Подлинность теряется среди предположительно восстановленного. Реставраторы доверяют случайным свидетельствам, если эти свидетельства позволяют восстановить этот памятник архитектуры таким, каким он мог быть особенно интересным. Так поступили в Новгороде. Евфимиевская часовня: получился маленький холмик на столпе. Нечто совершенно чуждое Новгороду и XV веку… Ни один принцип не может проводиться бездумно и механически. В пушкинских местах Псковской области, в селах Михайловском, Тригорском, Петровском, – частичная театрализация необходима. Рубить пришлось лишь кусты и молодые деревья, а не старые. В этом принципиальное различие между восстановлением старых домов в михайловских местах и омоложением парков в городе Пушкине. В пушкинских местах восстанавливали, в Пушкине вырубали...».

Последняя глава этой книги, вышедшей в 1981 году, носит название «Патриотизм против национализма». «Истинный патриотизм, – пишет Д.С. Лихачев, – в том, чтобы обогащать других, обогащаясь сам духовно. Национализм же, отгораживаясь стеной от других культур, губит свою собственную культуру, иссушает ее. Патриотизм – это благороднейшее из чувств. Это даже не чувство – это важнейшая сторона и личной, и общественной культуры духа, когда человек и весь народ как бы поднимается над самим собой, ставит себе сверхличные цели. Национализм же – это подлейшее из несчастий человеческого рода. Как и всякое зло, оно скрывается, живет во тьме и только делает вид, что порождено любовью к своей стране. А порождено оно на самом деле злобой, ненавистью к другим народам и к той части собственного народа, которая не разделяет националистических взглядов».

Хотя все это написано более тридцати лет тому назад, как мне представляется, может и должно восприниматься нами как наш умный советчик дня сегодняшнего.

Экскурсия по Орлу

Очень хорошо помню восторг Дмитрия Сергеевича по поводу Пушкарных улиц: «Да ведь это готовый музей под открытым небом», – сказал он тогда. Свои восторги и предложения Д.С. Лихачев, по нашей просьбе, высказывал в письме в областной комитет партии. Прошли годы. Предложения Дмитрия Сергеевича так и не были претворены в жизнь. Естественно, что даже если бы попытались сохранить хотя бы одну улицу в первозданном виде XIX века (2-я Пушкарная, где находится музей Андреева), это бы потребовало огромных денежных вложений.

Во время приезда в Орел Дмитрия Сергеевича Лихачева музея Андреева еще не было, он был открыт в 1991 году, но еще за 20 лет до этого, в 1971 году, в доме Андреева была заведена очень красивая большая книга отзывов для будущих посетителей. Кого-то с разрешения владельцев дома приводили задолго до открытия музея. Был там, находясь в Орле в 1980 году, и Дмитрий Сергеевич Лихачев. Вот что он написал: «Как это важно для понимания творчества Леонида Андреева. Посетите его дом. Дом русский-прерусский и такой милый сердцу каждого русского человека. Академик Лихачев». И здесь же подпись его жены З.А. Лихачевой.

Вспоминается и тот интерес, который проявил Дмитрий Сергеевич к памятнику Тургенева. Главное, что он подчеркнул, – очень удачное местонахождение памятника. Об этом месте для памятника Тургеневу писал в свое время сам Лесков. И окружающие памятник деревья в тот октябрьский день – зеленые, желтые, коричневые, с красноватым отливом – создавали для него великолепный фон.

Экскурсия эта, в которой принимал участие и секретарь горкома С.А. Пискунов, запомнилась многими интереснейшими мыслями Дмитрия Сергеевича Лихачева о желании увидеть лесковские места, Спасское-Лутовиново, он писал об этом и в своих письмах еще до приезда на конференцию. Мы обязаны Дмитрию Сергеевичу своим знакомством с Милицией Грин, известной английской ученой, благодаря которой были получены в музей интереснейшие мемориальные вещи И.А. Бунина.

Я потом еще дважды встречалась с Д.С. Лихачевым, но это уже было в Москве. Эти встречи навсегда остались в моей памяти.

Нина Кирилловская

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям