Орелстрой
Свежий номер №44(1246) 13 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Память

Воздушные сражения в орловском небе

21.04.2010

Два года в небе Орловщины шли ожесточенные воздушные бои. Подвиги летчиков и неудачи командования долгое время оставались неизвестными. 

Война пришла на Орловщину с неба. Первыми вражеским бомбардировкам подверглись железнодорожные узлы Брянска и Орла в конце июля – начале августа 1941 года. С этого времени и до сентября 1943 года орловское небо было кровавой ареной бескомпромиссных воздушных боев. Сказалось стратегическое положение Орловской области. До сих пор практически невозможно назвать точные цифры потерь ни «сталинских соколов», ни «экспертов» (асов) гитлеровских Люфтваффе. Но они исчисляются тысячами.

Спустя 65 лет после победного Мая 1945-го сотни советских летчиков числятся «пропавшими без вести» и «не вернувшимися с боевого задания». Десятки, если не сотни крылатых машин с экипажами по сей день лежат в орловской земле.

Документы свидетельствуют, что те два года были, без сомнения, самыми тяжелыми для Военно-воздушных Сил Красной Армии. Но совсем не по тем причинам, на которые указывают учебники истории. 

Развеяны мифы о количественном превосходстве Люфтваффе на Восточном фронте в 1941 году. Сейчас этот аргумент советского периода не выдерживает никакой критики. Численность нашей авиации искусственно занижалась именно для оправдания «временных неудач Красной Армии». С той же целью завышалась численность авиации противника. 

Обычно это выглядело следующим образом: в советских ВВС учитывались только исправные истребители и ударные самолеты (штурмовики и бомбардировщики). А вот в цифры численности Люфтваффе включались абсолютно все самолеты: истребители, бомбардировщики, транспортные, связные, учебные, – как исправные, так и неисправные. Но и при таком подсчете явного преимущества со стороны Люфтваффе не наблюдается. 

Характерным примером такого «учета» может служить «Отчет штаба Военно-воздушных Сил Брянского фронта штабу Военно-воздушных Сил Красной Армии «О боевых действиях авиации фронта в августе - декабре 1941 года», опубликованный в Сборнике боевых документов Великой Отечественной войны (выпуск

 №43), отражающий ход войны в орловском небе. Подписавший «отчет» командующий ВВС Брянского фронта генерал-майор авиации Полынин и его подчиненные, составлявшие сей документ, откровенно не врали. Просто «чуть-чуть» хитрили, забыв упомянуть о действиях в составе фронта в различные периоды 14 - 20 авиационных полков, двух резервных авиагрупп и одной авиационной дивизии. И совсем не упомянули о действиях авиации дальнего действия на орловском направлении (дополнительно от трех до пяти авиационных дивизий). Но в два, а то и в три раза преувеличили силы немецкой авиации.

 В отдельные дни августа - октября 1941 года численное превосходство Военно-воздушных Сил Красной Армии в орловском небе было подавляющим. Здесь в 1941 году дрались «новейшие» советские самолеты: ЯК-1, МИГ-3, ИЛ-2, ПЕ-2, СУ-2. Три авиационных полка на И-16 и СБ, а также группа на И-15 погоды не делали. Зато по результатам боевой деятельности не уступали прочим полкам фронта.

Почему же более многочисленные Военно-воздушные Силы Красной Армии действовали менее эффективно, чем Люфтваффе? Ответ прост. Он – в  качестве действий советского авиационного командования в применении боевой авиации, сводивших к нулю героические усилия летчиков. Чтобы не быть голословным, покажем применение 42-го истребительного авиационного полка и 509-го истребительного авиационного полка, имевших на вооружении новейшие истребители МИГ-3. В сентябре 1941 года части действовали одновременно с трех аэродромов Брянска и Орла. И имели такое количество боевых задач, что не позволяло командованию авиаполка эффективно распределять силы. Самолеты действовали мелкими группами (обычно в составе звена-двух, или трех-шести самолетов) против групп Люфтваффе из 16-30 машин, что, естественно, не позволяло нашим пилотам исключить воздействие немецкой авиации на наземные войска и объекты тыла. 

Именно в силу такого количественного соотношения ВВС Красной Армии несли огромные неоправданные потери. 509-ый истребительный авиационный полк, базировавшийся в конце сентября - начале октября 1941 года на аэродромах Оптухи и Мценска, использовался для выполнения задач по штурмовке вражеских войск. Высотные истребители МИГ-3, предназначенные для перехвата вражеских самолетов, на малых высотах превращались в неуклюжие «утюги» и становились легкой мишенью для немецких зенитчиков. 

Так, 3 октября 1941 года в одном боевом вылете в районе между Орлом и Кромами полк потерял сразу три «МИГа» (пилоты до сих пор считаются пропавшими без вести) из 18 машин, имевшихся в наличии. К 20 октября в полку осталось всего пять истребителей. 

Еще более страшная картина использования наших крылатых машин «на убой» наблюдается в штурмовой авиации. Уместно вспомнить июльский приказ Жукова о применении ИЛ-2 только в одиночку (что не повышало, а уменьшало эффективность летающей «Черной смерти», как называли ИЛ-2 немцы!). Кстати, все штурмовые полки Брянского фронта уже в августе 1941 года действовали только на ИЛ-2. На других фронтах основными штурмовиками оставались И-153 «Чайка».

Воистину разгромными для Военно-воздушных Сил стало начало октября 1941 года. И именно по вине командования ВВС фронта и 6-ой резервной авиагруппы, приданной Брянскому фронту. После оккупации Орла, Карачева и Брянска практически все авиаполки собрались на аэродроме Мценска. Командование не организовало его противовоздушную оборону. В нескольких налетах на мценский аэродром гитлеровцы сожгли и повредили до четверти сгрудившихся там самолетов. 

О накале воздушных боев, о героических, самоотверженных действиях советских летчиков говорит количество совершенных в орловском небе воздушных таранов. Пять подтвержденных документально в 1941 году. Один – в 1942 году. Не менее двадцати – в 1943 году. А постоянно сражаться с численно превосходящим противником? Практика советского командования: использование авиации мелкими группами, изнурение сил летчиков на барражировании, отсутствие радиосвязи, а соответственно, и отсутствие системы наведения, использование ударных самолетов без прикрытия, – приводила к огромным потерям как в боевых вылетах, так и в летных происшествиях и катастрофах. И в 1941, и в 1942, и в 1943 годах.

Своего пика воздушное сражение в орловском небе достигло летом 1943 года. После печально известной воздушной «Кубанской мясорубки» (апрель - май 1943 года), где было положено начало завоевания абсолютного превосходства в воздухе советской авиацией, центральные события переместились в район Орловского выступа. Силы ВВС Красной Армии (без учета авиации дальнего действия) на начало операции «Цитадель» превосходили силы Люфтваффе как минимум в три раза. Но опять командование советскими ВВС допускало все те же ошибки и просчеты, что и в 1941-1942 годах. В результате только 16-ая воздушная армия в районе Поныри – Малоархангельск – Глазуновка потеряла с 5 по 12 июля 1943 года 439 самолетов! 

К 12 июля 1943 года с вводом в бой 1-ой и 15-ой воздушных армий советские ВВС имели пятикратное численное превосходство, что, по мнению авиационного командования, должно было привести к завоеванию господства в воздухе на орловском направлении. Но, несмотря на героические усилия советских летчиков, наши ВВС теряли самолеты полками. При этом можно до бесконечности приводить примеры мужества, героизма, самоотверженности летчиков, которые ценой собственной жизни очищали небо от гитлеровских «стервятников». 

В лучшую сторону положение стало меняться только в августе 1943 года – уже после освобождения Орла. Наконец-то до «отцов-командиров» дошло, что нельзя использовать авиационные полки до «последнего самолета» (еще одна печальная ошибка советского командования 1941-1943 годов). Пополнение полков стало осуществляться на фронтовых аэродромах. Применение радиолокаторов позволило сократить количество вылетов истребителей на патрулирование, что увеличило ресурс самолетов, а заодно и привело к более эффективному использованию истребительной авиации. 

Итогом двухлетнего воздушного сражения в орловском небе стало наше завоевание стратегического господства в воздухе осенью 1943 года.

Николай АНДРЕЕВ 

Поначалу «Ил-2» выпускали в одноместном варианте, но в начале войны такие самолеты становились легкой жертвой для истребителей Люфтваффе. Поэтому осенью 1942 года на фронте впервые появились «Ил-2» в двухместном варианте, которые со временем полностью вытеснили в ВВС одноместные машины.

 

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям