Орелстрой
Свежий номер №44(1246) 13 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Война и мир русского авангарда

25.03.2015

Вскоре все люди доброй воли, живущие в нашей стране и за ее пределами, отметят святую дату – День Победы над фашизмом в Великой Отечественной войне. 70 лет назад наши предки ценой немыслимых усилий и жертв, масштаб которых человек XXI века не может и вообразить, одолели самое страшное зло, когда-либо угрожавшее жизни на Земле. Это была победа духа, продемонстрировавшая всему свету колоссальный потенциал российского народа, его неисчерпаемую энергетику – силу, которая в мирное время должна быть направлена на созидание и творчество.

Русский абстракционизм

Трагедия минувшего столетия навечно запечатлелась в образах искусства, надолго сделавшего ее своей главной темой. Одним из видов искусства, наиболее яростно откликнувшимся на боль эпохи, был абстракционизм. И это вполне объяснимо. Один из крупнейших деятелей европейского авангарда Пауль Клее так объяснял этот художественный феномен: «Чем трагичнее наш мир, тем более абстрактно наше искусство. Фигуративное искусство – удел счастливых эпох, стремящихся запечатлеть себя». В этом смысле, вероятно, весьма симптоматичен тот факт, что автор первого абстрактного произведения искусства – выдающийся русский живописец Василий Кандинский…

Впрочем, он был не единственным новатором на экспериментальной авансцене. Целый ряд русских художников активно осваивал искусство абстракции. После короткого периода подражания новейшим французским веяниям они прорвались на передовые эстетические рубежи, став вскоре лидерами европейского авангарда.

Особенно яркие эманации абстракционизма приходятся на послевоенные периоды, в том числе и на годы после Второй мировой. Даже в советской России сквозь навязчивый официоз «социалистического реализма», стиля функционального и предельно ясного, который, казалось, начисто вытоптал некогда буйное художественное разнотравье, тем не менее, отчаянно пробивались непослушные ростки нового искусства. Одним из «молодых да ранних» был Элий Белютин.

Элий Михайлович Белютин – российский живописец, педагог, историк искусства. Ученик А. Лентулова, Вл. Татлина, П. Кузнецова. Яркий продолжатель традиций русского авангарда. Человек трудной, но интересной судьбы.

Ангелы и демоны жестокой эпохи

Военный опыт оказывает огромное влияние на строй личности человека, на его способ самовыражения. Поэтому я считаю необходимым сразу упомянуть, что Элий Михайлович воевал. Он ушел добровольцем на фронт. В 1941 году участвовал в обороне Москвы, после тяжелого ранения был демобилизован. Среди его наград – золотой офицерский крест высшего достоинства. Поляки удостоили этой награды пятерых русских: Г. Жукова, К. Рокоссовского, И. Конева, Э. Белютина, а пятой была женщина – Нина Михайловна Молева, впоследствии писательница, искусствовед, соратница и жена Элия Белютина.

Художник узнал войну и возненавидел ее: «Война не имеет права существовать. Когда один воюет против другого – это катастрофа всего существа человека. Нет проблем, которые нельзя решить миром. Война – это настолько ужасно, настолько страшно!» Самая суть его как человека и художника, потрясенная, взбунтовалась против смертоносного хаоса. Находясь на фронте в адском средоточии самой кровавой бойни тысячелетия, Белютин совершает на первый взгляд наивный, а на самом деле абсолютно естественный для свободолюбивого, творческого человека поступок: где-то находит остатки оберточной бумаги, разбитую бутылку чернил и щепкой создает ряд рисунков, иллюстрирующих его отношение к войне. В 1960 году в Европе эти работы были отмечены медалью. К сожалению, в нашей стране их расценили как формализм. В России рисунки опубликовали лишь в 2000 году.

Последующее творчество Белютина также заряжено категорическим осуждением всякого рода насилия человека над человеком. Его искусство языком цвета и символа кричит о том, что нужно сделать все возможное, чтобы не развязать руки демону безумной человеческой мясорубки под названием «война».

Теория «всеобщей контактности»

Понимая, что одних лишь призывов мало, он пытается нащупать способы естественной гармонизации личности. Художник идет «вглубь»: исследует природу искусства, его влияние на психику человека, на интеллект, эмоциональную сферу. Белютин штудирует педагогическое учение П.П. Чистякова – философа, преподавателя Академии художеств и чрезвычайно свободолюбивой личности. Среди его учеников: В. Суриков, И. Репин, братья Васнецовы, сестра и брат Поленовы, В. Борисов-Мусатов, М. Врубель.

Чистяков полагал, что в человеке непременно нужно разбудить творческую энергию, тогда искусство станет для него лучшим средством восстановления сил и душевного спокойствия, а также способом решения многих проблем. Результатом сравнительных исследований Белютина становится его теория «всеобщей контактности», трактующая искусство как форму жизни человека. Согласно теории, индивидуум обращается к произведению искусства, чтобы осуществить коммуникацию. То, насколько многогранен будет этот контакт, зависит от характера человека, его интеллекта. Однако каким бы он не был, искусство обязательно окажет на него облагораживающее воздействие, пускай даже оно будет и не осознано.

Белютин утверждал, что лишь искусство в состоянии компенсировать нам то, чего нас лишает судьба. Каждый может развить свой творческий и интеллектуальный потенциал, восстановить душевное здоровье и доверие к миру, подружившись с искусством.

Свою теорию мастер доказывал практикой. Так Белютин создавал загадочные «картины-модули»: своеобразные абстрактные «иероглифы», иллюстрирующие реальность внутренней жизни человека с ее сложностями и противоречиями: «Я стремлюсь создать своего рода художественную гранулу, которая могла бы сообщить зрителю то, что мне пришлось испытать. Эта гранула и есть практически код, который должен не зашифровывать чувства и переживания, а наоборот – их раскрыть, как бы вывернуть наизнанку с предельной откровенностью. Подобные решения, которые вызывают не только активное художественное действие, но и соучастие в этом действии зрителя, я назвал модулями».

Палач-акварелист

Элий Михайлович считал, что художник обязан быть индивидуалистом и следовать своей стезе, только так он сможет полноценно реализовать творческий потенциал. Нельзя позволять внешнему деструктивному воздействию, агрессивному влиянию разрушать свой внутренний мир. Войне, фашизму, тоталитаризму, официальному пропагандистскому искусству необходимо всегда говорить «нет».

Подумать только, ведь главный ужас XX века – Адольф Гитлер – был в молодости художником! Да, он не поступил в Венскую академию, зато успешно реализовывал свои картины через галереи, прекрасно разбирался в архитектуре. Но что он ненавидел, так это экспериментаторство! Эта ненависть сквозит в его педантичных, суховатых акварелях. «Если художник рисует небо зеленым, а траву голубым, он должен быть стерилизован», – заявлял он. И, как нам известно, это была не фигура речи.

Непокоренные

Но история все расставила по своим местам. Тот, кто хозяйски мнил перекроить мир по своему куцему лекалу, убивал и мучил людей, тщился вытравить дух свободы до последней молекулы из общественной и культурной жизни, боролся с новаторством и индивидуализмом в искусстве, был с позором повергнут во прах. А те, у кого трава отливала бирюзой, влюбленные пары парили в ситцевом весеннем небе, у кого лангусты, вереща кастаньетами, отплясывали фламенко, а причудливые геометрические формы сбивались в таинственные письмена, продолжают жить и одарять зрителей радостью и надеждой. Среди них и героические художники русского авангарда, один из которых Элий Белютин. Художник и солдат Победы.

Справка «ОВ»

Несколько работ выдающегося художника-абстракциониста Элия Белютина хранятся и в Орловском музее изобразительных искусств. Это «картины-модули» «Нимфа» (1988 г.), «Гитарист» (1988 г.), а также «XX век» (центральная часть триптиха, 1997 г.). Все полотна переданы музею в дар автором. Также работы художника находятся в собраниях Государственной Третьяковской галереи (Москва), Государственного Русского музея (Санкт-Петербург), Центра Жоржа Помпиду (Париж, Франция).

Инга Радова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям