Орелстрой
Свежий номер №36(1240) 11 октября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Триумф

Владимир Верижников: «Обожаю играть для детей!»

03.12.2015

Любимец публики – это определение вполне подходит моему сегодняшнему собеседнику. Удивительным образом в этом артисте сочетается мощная харизма и невероятная скромность и непосредственность, несомненный талант комедианта и хохмача и тонкая лиричная натура, а воплощаемые им образы обаятельных раздолбаев соседствуют с ролями драматическими и даже трагическими. О секретах профессии, любимых ролях и самых лучших зрителях в интервью «ОВ» рассказал актер театра «Русский стиль» им. М.М. Бахтина Владимир Верижников.

Маленькая ролька

– Владимир, почему вдруг вы решили стать артистом? Ведь осваивали совершенно другую профессию…

– Да, учился я на помощника машиниста электровоза, тепловоза. Семья обыкновенная, инженерская, с театром тоже никак не связанная. Окончил училище: 90-е годы, кругом сокращения… Поработал пару месяцев по профессии и отправился на биржу труда. Все поменялось летом 1998 года. Тогда я по счастливой случайности попал в театр «Русский стиль» – устроился монтировщиком. Так и затянуло.

– А актерствовать сразу начали?

– Через год. Валерий Иванович Симоненко  ставил один из первых спектаклей – «Ехай» Нины Садур – и говорит: «Вова, а если я тебе рольку маленькую дам?» Был там такой персонаж – монтировщик, похрапывавший за декорациями. Ну, я: «Конечно!» Похрапел, сыграли. Получился такой вот дебют. Потом настало лето, период отпусков, а в театр как раз пришли новые артисты Володя Комар и Сережа Борисов, царствие им небесное. Шеф и говорит им: «Вы как вновь пришедшие делайте сказку. И ты, Вова (это про меня), в отпуск не ходи, а оставайся и тоже делай сказку». Вот мы и сделали – классно, кстати – «Цирк Принтинпрам». Я там играл клоуна. А уже осенью поступил заочно в Орловский институт культуры на актерский.

Магия театра

– Начав с крошечной роли, вы за 18 лет в театре сыграли уже столько самых разных персонажей… И неоднократно добивались профессионального признания. Последний тому пример – награда за лучшую мужскую роль в спектакле «Детектор лжи». Вы чувствуете разницу между работами, когда все только начиналось, и нынешними?

– Конечно. С годами приходит опыт, осваиваешь ремесло. Хотя все равно, что раньше, что теперь, если у меня спросят, как играется спектакль – я, наверное, не смогу ответить. Может быть, действительно, что-то такое Господь дает… Конечно, где-то есть маленькие актерские хитрости, собственные секреты ремесла. Но не все только в них.

– Вы артист и комедийный, и драматический, многие ваши роли острохарактерные. Какие персонажи вам особенно близки?

– Моей натуре ближе фарсы, комедии и, соответственно, персонажи, которых я там изображаю. Но, конечно, были (и есть) у меня и серьезные драматические роли: в спектаклях «Мой бедный Марат», «Варшавская мелодия». Главное – играя и в фарсах, и в драме, все равно приходится доставать из себя что-то новое, иногда такие качества, о которых раньше даже не подозревал.

– Всегда нравится, что получается в итоге?

– Скорее я вечно собой недоволен. Я очень самокритичный. Конечно, всегда стараешься сыграть лучше. Но таких моментов, когда происходит настоящее единение актера с залом, очень мало. В моей уже довольно долгой карьере такое было, может, раз пять. Вот тогда чувствуешь себя волшебником, появляется какая-то необъяснимая сила. Может, это и есть магия театра.

– А во взаимоотношениях с режиссером вы артист больше покладистый или упрямый, пытающийся навязать свою волю?

– Покладистый. Могу предлагать свои варианты, если есть идеи, но никогда не иду на конфронтацию. Я и по жизни такой. Просто с теми, кто мне не интересен, не общаюсь.

Многое в том, как роль складывается, всегда зависит от худрука, от постановщика. И, нисколько не подлизываясь, скажу, что в этом смысле нам повезло. Хотя режиссура у Валерия Ивановича тотальная. Он ставит не на актера, в работе он выстраивает жесткий коридор роли, по которому артист должен пройти от и до: можно сыграть чуть ярче, чуть тусклее, но спектакль от этого сильно не пострадает. И, мне кажется, это хорошо. Ведь спектакль – это живой организм, и если каждый актер будет делать на сцене, что ему вздумается, все рухнет, как карточный домик.

Муки и радости

– Владимир, у вас есть любимая сыгранная роль?

– Роли в детских спектаклях! Все любимые – и клоун, и людоед, и Иван-царевич… Обожаю играть для детей – эта аудитория самая честная, самая благодарная.

– А какая роль стала для вас самой трудной?

– Был в «Русском стиле» спектакль «Дорогие мои, хорошие» по Есенину. Мне в нем давали роль Хлопуши. А незадолго до премьеры артист, который должен был играть Емельяна Пугачева, сломал ногу. И худрук решил, что играть Пугачева буду я. У меня был чудовищный моральный удар. И ответственность огромная, и роль явно не моя – мне Хлопуша все-таки ближе. Я и к психологу ходил, и в церкви свечки ставил… Заикаться начал на сцене… Прямо ломка какая-то началась. До сих пор не знаю, как из этого выбрался.

– А в кино снимались?

– Было несколько небольших ролей. Даже в полном метре. Была роль в фильме «Отцы и дети» Дуни Смирновой – первая моя кинороль, кстати. И во время съемок произошел курьез. Вот представьте: камера, мотор, поехали… И я понимаю, что совершенно не помню текст. А кругом камеры, софиты… Все нервничают: конец дня, скоро солнце сядет! Дубля с четвертого или пятого только сняли. Потом еще была пара съемочных дней – процесс пошел полегче. И все равно, когда все закончилось, иду и думаю: это ж позор… А сзади меня похлопывает по плечу Александр Адабашьян – он был ассистентом режиссера в этом фильме – и так по-доброму, по-дружески говорит: «Дебют? Ну, поздравляю». А я: «Да вот, что-то как-то не совсем получилось…», на что он: «Все нормально! Я ж по монитору видел. Не переживай! В «Войне и мире» Бондарчук текст на лоб партнеру клеил». Ну и сразу как-то полегчало.

– Кино – это очередной этап постижения профессии, или заработок, или что-то еще?

– Да какой там заработок… Провинциальным артистам платят копейки. Но это новые ощущения, хороший опыт.

О самом главном

– Самый лучший отдых для вас – это…

– Отдых с моей семьей. Любим бывать на Черном море. В прошлом году ездили отдыхать в Белоруссию. Люблю футбол, музыку хорошую послушать – начиная от старого доброго русского рока до классики. Люблю почитать, хотя много читать некогда. Пару лет назад купил электронную книгу, скачал туда кучу произведений и за полтора года в маршруточных поездках перечитал всего Чехова, Гоголя, Достоевского. Класс! Грешен, могу и в компьютере посидеть, пострелять, часа за два перед сном убить какого-нибудь компьютерного монстра. Отлично снимает стресс.

– Сын ваш пока еще маленький, но если бы в будущем захотел стать актером, вы бы стали возражать?

– Нет. Я ему, наоборот, говорю: учись хорошо, будешь артистом.

– Расскажите о творческих планах. Новые сказки будут?

– Обязательно. С 17 декабря начинается новый сказочный спектакль «Иван-царевич и Кощей Бессмертный». И я там, конечно, в роли Ивана-царевича. А дальше – что Господь даст.

Ольга Захарова, фото Владимира Ададурова и Олеси Суровых

Биография

Владимир Юрьевич Верижников

Родился

8 октября 1977 года в Орле.

Образование

В 2004 году окончил Орловский государственный институт искусств и культуры.

Карьера

С 1998 года служит в Орловском театре «Русский стиль» им. М.М. Бахтина. Артист категории ведущий мастер сцены.

Награды

В 2012 году в конкурсе на лучшую творческую работу получил гран-при в номинации «Лучшая роль второго плана» за роль Гильбера в спектакле «Похвала глупости». В 2015 году стал лауреатом ежегодной муниципальной театральной премии лучшим артистам за роль Бориса в спектакле «Детектор лжи» (номинация «Лучшая мужская роль»).

Семья

Женат, воспитывает сына.

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям