Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Владимир Толстой: «Зачем культуре государство»

03.03.2015

Владимир Толстой – праправнук Льва Николаевича, в начале творческого пути – журналист, почти 20 лет хранитель и созидатель знаменитого яснополянского музея-усадьбы. А с 2012 года – советник президента В.В. Путина. На старте Года литературы, коим объявлен 2015-й, мне довелось побеседовать с Владимиром Ильичом в Ясной Поляне.

«Основы» объединяющие

– Владимир Ильич, совсем недавно на официальном уровне был завершен Год культуры. О каких результатах и значимых инициативах, принятых и реализованных на государственном уровне, можно говорить? Не стала ли эта акция лишь формальностью?

– Нет, по счастью, на мой взгляд, не стала. В отличие от многих других «годов», которые объявлялись раньше, вроде Года семьи, русского языка или, например, экологии… Люди не очень чувствовали, чем один отличался от другого. Год культуры прошел, по моему ощущению, очень неформально и был воспринят на местах с воодушевлением. Люди поверили: культура действительно возвращается на какое-то важное место в жизни общества и государства. Как никогда много об этом говорил и президент, и руководители регионов, прошло очень много региональных форумов, посвященных культуре: в Ульяновске, Хакасии, Оренбурге… Да практически по всей России. Было построено довольно много крупных знаковых объектов… Дан старт большим долгосрочным преобразованиям.

Для меня же, конечно, главным результатом года стало то, что Владимир Владимирович Путин подписал ключевой документ – «Основы государственной культурной политики», – который разрабатывался практически весь год. 24 декабря 2014-го состоялось совместное заседание Государственного совета и Совета по культуре, посвященное этому событию.

– Упомянутый документ готовился с вашим непосредственным участием. В свое время он вызвал немало споров, широко обсуждался в Интернете и не раз дорабатывался. Но к консенсусу прийти, как видно, удалось. Какими «Основы» получились в итоге?

– Действительно, разные редакции «Основ» вызвали очень много споров. Но президент поставил совершенно понятную и четкую задачу: «Основы государственной культурной политики» должны стать документом, консолидирующим общество, не вызывающим раздражения у различных групп населения. Задача оказалась очень непростой: мнения приходилось учитывать разные, зачастую полярные, подбирать цели, задачи, принципы, слова, с которыми согласилось бы большинство граждан России. Я доволен итоговым текстом, который прошел абсолютно честное и очень широкое обсуждение.

Как известно, он был опубликован в конце мая 2014 года и до 30 сентября обсуждался на самых разных площадках: на государственных заседаниях, профессиональных конференциях и форумах, в Сети, наконец. Все это стекалось в нашу рабочую группу. Представьте – почти 12 тысяч самостоятельных предложений, которые нужно было изучить, проанализировать… Окончательный текст в итоге довольно сильно отличался от первоначального варианта, именно потому что было учтено большинство разумных замечаний, которые высказывались в ходе прений. Но даже те предложения, которые по тем или иным причинам не могли войти в итоговый текст «Основ», пригодятся на следующем этапе работы, то есть уже сейчас.

Сами «Основы» лишь формулируют главные принципы, концепты. А дальше, уже к концу этого года, необходимо разработать стратегию реализации проекта. Этот процесс уже запущен. И тем более удачно получилось, что 2015-й был объявлен Годом литературы. Это стало в символическом смысле эстафетной палочкой, дающей возможность дальнейшего усиления внимания культуре в целом. Так что все те хорошие, значимые проекты и инициативы, которые были начаты в 2014 году, в 2015-м, надеюсь, получат развитие. Немного огорчает только, что все это будет происходить в условиях довольно суровой экономической ситуации.

В центре – человек

– К вопросу финансирования проектов. Будет ли все же создан Фонд культурного развития, на который возлагаются большие надежды?

– Сейчас решать эти вопросы гораздо сложнее, чем, допустим, было бы год назад. Тем не менее, осуществление наших задумок возможно. Во-первых, потому что они не однодневки. Если говорить о реализации «Основ государственной культурной политики», объективно для этого нужно лет 20–25. Тогда мы получим ощутимые результаты. Глобальные задачи рассчитаны на достаточно серьезную перспективу. А Фонд – да – будет создан.

– А какие они, эти глобальные задачи, о которых вы говорите?

– Впервые культура рассматривается не как деятельность учреждений культуры, а как фундаментальная ценность. Она объединяет и вопросы воспитания, просвещения, образования, и деятельность средств массовой информации, и архитектурные аспекты, имеющие отражение в облике наших городов и поселений. Если говорить о сверхзадаче, в центре этой новой концепции – человек. У нас огромная страна, с огромной территорией, с очень разными возможностями, разным уровнем жизни и, самое главное, разной степенью доступа к культуре, культурным ценностям. В крупных городах столичного уровня – Москве, Санкт-Петербурге, Казани, в городах-миллионниках – есть большой выбор театров, фестивальных, концертных площадок, иных учреждений культуры. В городах поменьше выбор существенно сужается, в малых городах, поселениях выбора этого зачастую нет вовсе. Вместе с тем во всех этих населенных пунктах живут граждане одной страны. И задача государства – найти способы обеспечить доступ каждого к культуре. Это очень важно, потому что от того, насколько у человека с детства выработана привычка соприкасаться с образцами прекрасного, настолько он будет развиваться дальше. Если первоначально не иметь для этого возможности, со временем исчезнет и потребность. К сожалению, таких примеров сейчас немало.

Не по законам рынка

– Владимир Ильич, кажется, в этой же плоскости находится вопрос рентабельности культуры. Совместимо ли, на ваш взгляд, одно с другим?

– Как мне кажется, мы впервые предприняли попытку говорить о том, что не все регулируется законами рынка. У государства есть задачи очень важные, которые невозможно решить с помощью рыночных механизмов. К примеру, киносеть сейчас полностью отдана в руки частному бизнесу. Итог – в маленьких городах зачастую нет кинотеатров: частнику невыгодно их открывать, потому что не окупятся. Но это не значит, что этого не нужно делать. Другой пример – производство документального кино, которое никогда не будет рентабельным. Опять же, это не означает, что такой вид киноискусства не нужен государству. То же самое можно сказать о качественной, высокой литературе…

Издательский бизнес опять же отдан в рынок. Поэтому сегодня вы с трудом найдете на полках книжных магазинов произведения, например, блистательного Вампилова, Тендрякова, Трифонова, Абрамова. А это большая литература, формирующая национальную культуру. И без продуманной государственной поддержки она начинает исчезать.

Меня часто спрашивают: зачем вообще нужна государственная политика в сфере культуры. Так вот, она нужна только для того, чтобы понять, какие из ее, культуры, элементов, выполняющие важные общественные функции, не способны выжить без госрегулирования, поддержки, причем даже не всегда финансовой. Потерь за последнюю четверть века довольно много. И сейчас мы находимся на такой черте, за которой может быть утрачена, скажем, передача мастерства от старшего поколения следующему. Поэтому мы посчитали, что нужно выделить определенные направления, обозначить приоритеты.

Тонкости господдержки

– Вы затронули тему господдержки в сфере культуры. Вспоминается недавний не очень приятный скандал в этой связи вокруг фильма Андрея Звягинцева «Левиафан». Есть ли критерии отбора: что войдет в золотой фонд, а что нет, выполняет ли то или иное произведение искусства важную общественную функцию или нет?

– В этом случае главное – избегать узости взглядов. Любой кинофильм, спектакль, литературное произведение и т.п. – продукт творческого поиска художника. Запуская проект, никто точно не может знать, что будет в результате. Возможно, итогом станет творческая неудача, даже у самого известного и опытного автора. Словом, очень много есть разных составляющих. Скажу лишь, что чем больше государство пытается запрещать, тем большее желание протеста возникает у художника. Лично я противник прямых запретительных мер. Видеть нужно шире и дальше. В противном случае возникает главный вопрос: а судьи кто? В любом случае, никто из тех, кто принимает решение, кого поддержать, не вправе руководствоваться своим личным вкусом.

Кстати, что у нас тоже почти исчезло – это честная критика, а без этого творческий процесс хромает. Можно воспеть любое, не обладающее никакими серьезными художественными достоинствами произведение, вложив большие деньги в раскрутку. Зачастую нынешние «медийные лица» создаются искусственно, они образуют кланы и группы, которые порой вершат судьбы других, получая доступ к распределению финансирования. В итоге не финансируются дебюты, талантливые молодые люди вынуждены уходить из профессии… Складываются системные кризисы. И только системно можно попытаться их разрешить. Задача государства здесь – помочь создать такие формы отношений, чтобы выстроить более справедливые системы оценки и, самое главное, дать равные большие возможности для старта максимально широкой аудитории. Если государство выстраивает разумные правила игры, оно может позволить ускоренными темпами развиваться позитивным процессам и осторожно сдерживать негативные. Хотя тема эта очень тонкая и деликатная. Здесь нельзя влетать с шашкой наголо. Иначе разрушается главное – содержательная основа деятельности. Разрушается мгновенно. А создавать все заново приходится очень долго.

Могу привести пример Ясной Поляны. Мне понадобилось 18 лет работы, для того чтобы последовательно и постепенно выстроить систему в том виде, в котором она существует сейчас. Конечно, какие-то успехи были заметны и через два-три года, более глобальные – лет через пять-семь. На этом уровне мы закрепились, стали развивать, расширять полученные результаты. Все это приобретало системный характер, включая, кстати, и наши образовательные проекты. Сегодня в Ясной Поляне есть детский сад, дом культуры, который является реальным центром здешней культурной жизни. Мы вообще никогда не занимались здесь разовыми акциями. Все проекты носили и носят долгосрочный характер, набирают обороты, постепенно выходят на новый уровень.

Судьба Ясной

– Кстати, о Ясной Поляне. Вы столько лет пробыли ее директором – подняли из упадка до нынешнего процветания, преодолевая сопротивление времени и среды. Не жаль было оставлять? Нет ли тоски по дому?

– Я получил предложение от президента, на которое должен был ответить за одну ночь. И ответил согласием. Да по-другому и невозможно было. Дело в том, что я тогда своей критикой отчасти сам такой поворот событий спровоцировал. Я как бы бросил вызов, который был принят. И тут уже мне необходимо было отвечать: попытаться сделать что-то самому, доказав, что могу не только критиковать. С другой стороны, я не мог допустить, чтобы здесь (в Ясной Поляне. – Прим. ред.) все, что выстраивал так долго, начало разрушаться. Поэтому было принято решение, очень сложное для семьи, но единственное спасительное для музея-усадьбы – оставить в качестве директора мою жену, Екатерину Александровну.

– А сейчас вы принимаете какое-то участие в судьбе Ясной Поляны?

– Очень аккуратно. Я точно не вмешиваюсь в процесс руководства, потому что руководитель всегда должен быть уверен в том, что он принимает решение, а не является марионеткой. Но когда Катя со мной советуется, естественно, я что-то подсказываю, делюсь своим взглядом на ситуацию. По каким-то вопросам мы спорим… Но в целом такая вот «смена руководства» стала очень позитивной вехой в жизни Ясной Поляны. 18 лет все-таки большой срок. И какие-то вещи за это время перестаешь остро чувствовать и замечать. Катя пришла со свежим взглядом, хотя и до своего назначения работала в музее-усадьбе, рядом со мной. В результате из музея не ушел ни один человек, организм продолжил работать, возможно, даже с какими-то новыми импульсами. Такой вот пример удачного стечения обстоятельств.

– А вам было сложно вдруг оказаться в несколько несвойственной роли – советника президента?

– Скорее непривычно. В том смысле, что здесь, в Ясной Поляне, работа у меня была очень творческая, несмотря на то, что она была управленческой. А на новом посту деятельность гораздо более чиновничья. Есть определенная система иерархий, взаимоотношений с правительством, ведомствами, министерствами, внутри администрации президента, в которую необходимо было встроиться. Но могу сказать, что реальность оказалась лучше, чем мои первоначальные предположения. Системный подход не позволяет быстро достигать успехов, но работа в команде дает множество плюсов.

В Год литературы

– Владимир Ильич, 2015-й – Год литературы. Планируется ли на государственном уровне создание какого-либо механизма поддержки литературного процесса?

– Могу сказать, что мне хотелось бы, чтобы было реализовано. Если о совсем глобальном – выйти на системные изменения методики преподавания литературы в школе. На мой взгляд, в свое время был выбран не совсем верный вектор. Преподавание литературы в школе сейчас носит скорее литературоведческий характер. Детей заставляют разбираться в том, чем ямб отличается от хорея, а метафора от гиперболы. Но не это важно, особенно в русской литературе. Самое главное – это смысл, эмоциональное воздействие на человека, его душу, мировоззрение. Гораздо полезнее, с моей точки зрения, было бы в самых начальных классах просто читать с детьми вслух и обсуждать прочитанное. Нужен процесс общения. И произведения необходимо выбирать те, которые затрагивают что-то в детской душе. Главная задача школьного обучения – не напичкать голову знаниями, а увлечь, пробудить интерес к познанию.

Хотелось бы еще, чтобы удалось преодолеть искусственные, на мой взгляд, распри между писательскими союзами. В ноябре 2013 года произошло очень важное событие – литературное собрание, где присутствовали не только писатели, поэты, переводчики, но и издатели, библиотекари, музейщики – все, кто имеет отношение к слову. Тогда появилась идея создания всероссийского литературного общества, которое бы объединяло, а не разделяло людей. Очень хорошая, мне кажется, идея. Но смысл в этом есть только в том случае, если у вновь образованной структуры будет понятная ресурсная база. Потому что собираться только для того, чтобы делить портфели, бессмысленно. Если же появится возможность давать гранты на издательские проекты, поддерживать литературные дебюты, устраивать интересные встречи, выступления писателей в школах, университетах – это будет замечательно.

Словом, если к итогу Года литературы мы выйдем на несколько таких крупных изменений, я буду доволен.

Мир книг

– Что вы сейчас читаете?

– Читаю я очень много. Одна из причин – это литературная премия «Ясная Поляна», членом жюри которой я являюсь (как, кстати, и «Большой книги», и Горьковской литературной премии. – Прим. ред.). В этом году она будет вручаться уже четырнадцатый раз, мы решили увеличить количество номинаций. Так вот, как член жюри я прочитываю каждый год по 50–60 романов, которые номинируются. Кроме того, я дружу со многими писателями, они дарят книги, и я стараюсь их тоже успеть прочитать. Из последнего... Один из участников яснополянских встреч Василий Голованов написал огромный труд… Даже не знаю, как точно определить жанр – скорее всего, путевые заметки. О Каспии, всех странах, к нему примыкающих. На мой взгляд, очень интересное и художественно, и психологически, и философски, и геополитически литературное исследование. Только что вышла третья книга Павла Басинского о Толстых – «Лев в тени Льва» – имеется в виду сын Льва Николаевича, Лев Львович. Это уже такая семейная сага, для меня, конечно, тоже представляющая большой интерес. Тем более Басинский – очень талантливый, на мой взгляд, автор. Также хочу отметить последнюю книгу Алексея Варламова «Мысленный волк». Это из того, что сейчас лежит у меня на столе.

– А что вы как советник по культуре советовали бы почитать Владимиру Владимировичу Путину?

– У Владимира Владимировича, совершенно точно, есть что почитать. Да и я в такой степени не рискую вмешиваться в его выбор. Но мне приятно, что в своих выступлениях он достаточно свободно и очень уместно цитирует и Лермонтова, и Есенина, и Пушкина, и Ильина, и Николая Федорова, и других русских мыслителей. Это говорит о том, что он видит ситуацию шире и четко понимает: литература и философия помогают поднимать уровень решения поставленных задач.

Биография

Владимир Ильич Толстой – советник Президента Российской Федерации, секретарь Совета при Президенте РФ по культуре и искусству, праправнук Льва Толстого.

Родился

28 сентября 1962 года в с. Троицкое Московской области.

Образование

Окончил факультет журналистики МГУ.

Карьера

В 1982–1992 годах работал в журнале «Студенческий меридиан».

В 1992–1993 годах был ведущим экспертом отдела музеев Министерства культуры России.

В 1994–2012 годах – директор музея-усадьбы «Ясная Поляна».

С 2012 года – советник Президента РФ.

Награды

В 2012 году награжден орденом Дружбы «За большие заслуги в развитии отечественной культуры и искусства, многолетнюю плодотворную деятельность».

Лауреат премии Владимира Высоцкого «Своя колея».

Заслуженный работник культуры РФ.

Ольга Шевлякова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям