Орелстрой
Свежий номер №33(1237) 20 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Файлы памяти

«Вирус доброты» в крови

08.08.2013

 Вчера исполнилось четыре месяца, как от нас ушел Валерий Золотухин. Человек-легенда, любимый артист (воистину народный), память о котором неистребима.

Гастроли в Красноярске

В сентябре 1995 года Московский театр на Таганке приехал на гастроли в Красноярск. Для меня этот год был тяжелым. Только возвратился из Москвы после кардиооперации в центре сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева. Состояние, мягко говоря, так себе. Но усидеть дома, когда приехал наш выдающийся земляк Валерий Золотухин (родился в 1941 году в деревне Быстрый Исток соседнего Алтая), было невозможно. Просмотрел все привезенные спектакли. Отписался в моей родной газете «Вечерний Красноярск» по полной программе. Но самое главное – познакомился с Валерием.

С открытым сердцем

На первой же пресс-конференции Валерий Сергеевич за несколько секунд покорил собравшихся по-юношески озорной, приветливой улыбкой. Разговаривал с нами не как официальное лицо от театра, а совсем по-иному – будто бы с друзьями или родственниками. Удивительное чувство – видишь человека первый раз в жизни, а кажется, знаком с ним много лет. Такое случается, если жизнь сталкивает тебя с обладателем открытого сердца и с «вирусом доброты» в крови. Рассказывал артист о непростых для театра днях, о расколе в труппе, отозвавшемся болью в его душе. И эта боль передавалась нам.

На многочисленных встречах со своими поклонниками он был также искренен и сердечен. Но особенно запоминались исполняемые им песни – как известные, из кинофильмов, так и старинные сибирские, которые мало кто слышал, тем более, в живом золотухинском исполнении. Запевал артист, звучал его наполненный чувствами голос, и создавалось впечатление, что древняя, прекрасная, чистая духом Сибирь входит в нашу заполошную современность как несуетная реальность, а сегодняшний день всего лишь тяжелый сон…

После пресс-конфе-ренции я подошел к Валерию Сергеевичу. Думал, скажет, что некогда ему со мной разговаривать. Какое там! Протянутая ладонь. Крепкое сибирское рукопожатие и та же самая лучезарная дружеская улыбка. Пристроились в уголке для блиц-интервью моей авторской радиопрограмме «Авансцена». И потек чисто земляческий разговор о Сибири, Красноярске (город и люди Валерию очень понравились). Тогда я и сказал знаменитому артисту, что впервые увидел его не на киноэкране, а в театре на Таганке в1966 году, в спектакле по Б. Брехту «Добрый человек из Сезуана».

Ванг Водонос

В тот год попасть на спектакли Юрия Любимова было практически невозможно. И я не верил, что попаду. Подошел к окошечку администратора с удостоверением члена Союза журналистов СССР и умоляющим голосом попросил дать хотя бы входную контрамарку, поскольку прилетел из Сибири и вряд ли когда приду в этот театр еще раз. Ждал отказа, но… администратор молча протянул мне билет в шестой ряд.

И вот я в зале. В начале спектакля вдоль рядов от задней входной двери прошли на сцену бок о бок Владимир Высоцкий и Борис Хмельницкий с гитарами. Зазвучали зонги. Ванг Водонос (Золотухин) появился на сцене в темных трико и блузе, пластичный, темпераментный, эмоционально насыщенный до самого предела. Это была первая роль артиста в таганских спектаклях. Он играл ее с увлечением юности, как будто бы плыл по фарватеру быстрой реки. Да и весь спектакль запомнился мне как стихия артистических вдохновений, в которой брехтовским идеям было свободно и комфортно, актерам – празднично, зрителям – интересно.

При упоминании о Водоносе лицо Валерия как бы покрылось дымкой воспоминаний, грусть по утраченным временам промелькнула в глазах. Промелькнула и испарилась. В том 1995-м его ожидали другие дела. Он был озабочен гастролями, занят в различных общественных мероприятиях. Одно из них – сбор средств на постройку храма в родной деревне Быстрый Исток. Но об этом чуть позже. А сейчас деликатно коснемся темы дружбы Владимира Высоцкого и Валерия Золотухина, о которой много сказано и написано.

Владимир и Валерий

У меня в руках подаренная Валерием Сергеевичем его книга «Дневники», изданная в 1992 году в Москве. Подавляющее большинство страниц заполнено воспоминаниями о дружеских и очень непростых отношениях двух самых известных артистов театра на Таганке – Высоцкого и Золотухина. Политика руководителей театра подбрасывала друзьям нелегкие испытания их взаимоотношений. Из-за частых отлучек Высоцкого Валерия назначали играть его роли. Он страдал, но… соглашался, потому что в нем, обязательном по характеру человеке, чувства долга и преданности театру брали верх над всеми остальными эмоциями. Провода этой дружбы часто были под сильнейшим высоковольтным напряжением. Но она оставалась нерушимой. Вот что в 1980 году, в день похорон, на гражданской панихиде сказал Валерий Сергеевич о своем друге – великом артисте и поэте: «С первых шагов твоих на этих подмостках до последнего слова твоих сочинений мы, товарищи твои по театру, с любовью, восторгом, любопытством, болью и надеждой наблюдали за твоей азартной траекторией. Ты был душой нашей, ты есть частица наших биографий… Ты стал биографией времени».

А ведь эти слова и к Валерию Золотухину относятся в полной мере.

История фотографии

Верхний снимок, который вы видите на газетной странице, был сделан во время продажи книги «Дневники». Книгу свою Валерий продавал сам, собирая деньги на строительство церкви в родном селе. Несколько вечеров подряд он приходил в фойе Большого зала Красноярской филармонии, чтобы лично вручить свое литературное детище каждому желающему. А желающих встретиться и поговорить с известным и любимым актером было огромное количество. В один из таких вечеров я решил помочь Валерию в продаже книги. Встал рядом с ним, чтобы облегчить некоторые технические нюансы этого непривычного для нас обоих дела.

Цену книжке Золотухин назначил почти символическую – десять тысяч рублей (наш нынешний червонец). Я, как и все остальные, протянул ему купюру. Увидев это, Валерий запротестовал

– Нет, не возьму, ты недавно с операции вернулся!

Я обиделся:

– Почему другим можно жертвовать на церковь, а мне нельзя?

Вздохнув, Валерий принял и мою купюру. И тут раздался чей-то смешливый голосок:

– Витя, а ты поцелуй Валеру!

Я опешил.

– Валера, а что о нас с тобой подумают?

– Да пусть что хотят, то и думают!

Ну, ладно. Хулиганский порыв взял надо мной верх. И тут – щелк! Кто-то из моих знакомых запечатлел нас на пленку. Так родилось на свет фото, которое бережно храню у себя в память о прекрасном человеке и гениальном актере.

Русская душа

Милиционер Сережкин в фильме «Хозяин тайги» и потрясающий киногерой – гайдаровский Бумбараш, Грушницкий в любимовском спектакле «Герой нашего времени» по М.Ю. Лермонтову, крестьянин Федор Кузькин в постановке по повести Бориса Можаева «Живой», Лука в горьковском «На дне» в Государственном молодежном театре Алтая, где Валерий Сергеевич был художественным руководителем. Огромное количество самых разных ролей, в которых воплотились подчас диаметрально противоположные характеры героев, персонажей фильмов и спектаклей. Их объединяет одно – русская душа, способная на радость взлетов и скорбь падений. Талантливая душа самого Валерия Золотухина, «зараженная» добротой и любовью к людям, а потому бессмертная.

Дарственная надпись

Открывая книгу «Дневники», смотрю на нее как на реликвию: «Виктору Евграфову на память. Здравствуй, Красноярск! Храни тебя Бог!»

Другая реликвия – в селе Быстрый Исток – построенный на деньги В.С. Золотухина храм Покрова Пресвятой Богородицы, чья территория стала местом последнего успокоения нашего дорогого Валерия Сергеевича.

Виктор Евграфов

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям