Орелстрой
Свежий номер №33(1237) 20 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Точки над i

Виктор Чугунов: «Никакого внешнего врага не было»

30.06.2012

С первых чисел июня начались выплаты вкладчикам «Орловского социального банка», накануне фактически прекратившего свое существование. Пока владельцы застрахованных вкладов могут вернуть сбережения на сумму не более 700 тысяч рублей. Производятся выплаты в филиалах Орловского отделения Сбербанка. В самом «Соцбанке» продолжается проверка, проводимая временной администрацией. А по Орлу вновь распространяются слухи, некоторое время назад утихшие, о том, что в гибели банка виновата некая «третья сила». И этой «силе» уже начали придумывать конкретные имена. Мы решили вновь взглянуть на ситуацию с «Орелсоцбанком». Причем глазами специалиста. Мнением относительно причин произошедшего, а заодно информацией о том, чего ждать дальше вкладчикам, заемщикам и кредиторам «Орловского социального банка», с «ОВ» поделился начальник ГУ  ЦБ России по Орловской области Виктор Чугунов.

Непрофессионализм, риск и агрессивность

– Виктор Евгеньевич, на ваш взгляд, что все же стало главными причинами кризиса и в конечном итоге фактически гибели ОАО «Орелсоцбанк»?

– На мой взгляд, это в первую очередь непрофессионализм руководства и акционеров банка, очень рискованная кредитная политика, не учитывающая всех реалий существования бизнеса, большой вероятности присутствия среди кредитуемых фирм однодневок, а также очень агрессивная вкладная политика, которая привела к резкому росту ресурсной базы, а соответственно, и к необходимости ее обслуживания. Возникшая в результате ситуация – дело не дня и не месяца. Все это копилось в течение довольно длительного времени. К сожалению, новые собственники поставили перед собой, как мне кажется, не те цели. Развивая банк, они в то же время зачастую не выполняли нормы и задачи, предписанные законодательством. В результате это и привело к ухудшению финансового состояния и вероятности угрозы для вкладчиков и кредиторов.

– Тем не менее, руководитель «Орловского социального банка» неоднократно высказывал мнение, что в гибели банка виновата некая «третья сила». А в последнее время по городу, по-видимому, целенаправленно распространялись слухи, что косвенно к этому причастен чуть ли ни экс-губернатор региона Егор Строев...

– Я уже неоднократно заявлял, что «третья сила» – в самом банке. Ситуацию пытались представить как «политический заказ», связать происходящее с выборами  и противоборством партий, теперь вот с именем Е.С. Строева. Но я убежден, что никакого внешнего врага не было, никаких специальных провокаций никто не предпринимал. Во всем, что происходило и произошло, вина только руководства и акционеров «Орелсоцбанка». И с их стороны распространение подобной информации – просто уловка, дабы уйти от ответственности. Мы неоднократно проводили с руководством банка и его акционерами совещания в ГУ ЦБ, предъявляли требования письменно. Если бы они прислушивались к нам и вели бизнес так, как положено, в соответствии с законами РФ и нормативными требованиями Банка России, еще раз подчеркиваю, кризиса удалось бы избежать.

– Много разговоров велось и о том, что «Орелсоцбанк» «рухнул» после того, как оттуда вывели пенсионные деньги…

– И, слава Богу, их успели вывести. Мы долго искали пути вывода, чтобы все прошло с соблюдением законодательства. И наступил момент, когда это нужно было решить волевым порядком. В результате более 100 тысяч пенсионеров не пострадали.

И в Пенсионном фонде, и в Центробанке понимали, что ситуация накаляется. Нужно было принимать решение. И оно было принято. Считаю, что оно правильное. И, еще раз подчеркну, что оно ни в коем случае не явилось первопричиной банкротства банка. Ажиотаж начался еще до вывода из «Орелсоцбанка» пенсионных средств – люди обращались в банк, а он не выполнял свои обязательства. Итог – банк мертв.

Всем денег не хватит?

– Так или иначе, вкладчикам «Орелсоцбанка» хочется как можно скорее получить свои деньги, а заемщикам – без помех и не по завышенным ставкам рассчитаться с кредитами. В первых числах июня начался процесс выдачи застрахованных вкладов. Насколько гладко все проходит?

– 23 мая у «Социального банка» была отозвана лицензия и назначена временная администрация. 20 человек из числа наших специалистов сейчас работают в главном офисе на набережной Дубровинского и во всех допофисах. Проводится инвентаризация, проверяется, не разворовано ли имущество, выверяются остатки. Что касается вопросов погашения ранее полученных в банке кредитов (заемщики – в основном это вкладчики банка, пенсионеры), до закрытия оплату принимают в допофисах.

В головном офисе платежи будут приниматься до завершения работы временной администрации. Сейчас мы ведем переговоры со Сбербанком, чтобы по мере закрытия допофисов он мог обеспечить прием платежей с минимальной комиссией. Пока же мы пытаемся агитировать заемщиков, пришедших погасить кредит, максимально использовать для этих целей терминалы: комиссия за прием средств через кассу составляет три процента, если же воспользоваться банкоматом, переплата составит один процент.

С 3 июня началась работа по выдаче застрахованных вкладов. Проблем мы пока не видим. Социальная обстановка на сегодняшний день стабильная. Процедура была организована также Сбербанком, подключено максимальное количество допофисов.

– Когда можно ждать принятия решения по выплате вкладов, сумма которых превышает 700 тысяч рублей?

– Таких вкладчиков меньшинство – 4–5 процентов от общего числа. Тем не менее, озабоченность их вполне понятна. Этим людям нужно обратиться во временную администрацию банка, заполнить заявление о включении в состав кредиторов. В общем-то, основная масса вкладчиков эту процедуру уже прошла. А дальше – остается ждать и следовать букве закона.

Мы со своей стороны направили в Арбитражный суд ходатайство о признании «Орелсоцбанка» банкротом. На 4 июля назначено первое заседание. Если Арбитражный суд нас поддержит и вынесет решение о банкротстве, в банке будет назначен конкурсный управляющий, который займется сбором конкурсной массы, а также взысканием кредитов. При необходимости он будет работать и с правоохранительными органами. Сколько «соберет» в итоге, столько и «разделят» между кредиторами. Хотелось бы надеяться, что все вклады будут выплачены. Но практика показывает, что так получается не всегда. В любом случае, я убежден, что никакого социального взрыва теперь уже быть не должно.

– А если Арбитраж не поддержит решение о банкротстве?

– Думаю, поддержит. Мы действуем строго в рамках законодательства, и все основания для признания «Орловского социального банка» банкротом имеются. В процессе рассмотрения дела, вероятно, какие-то нюансы могут возникать. Что ж, будем работать, подтверждать нашу позицию документально.

Закон есть закон

– Есть вероятность, что кто-то из конкретных персон, акционеров «Орелсоцбанка» или его руководства, будет привлечен к ответственности?

– Ряд материалов, полученных в ходе выявления недостатков в работе банка, в том числе по массовому обналичиванию средств, мы уже передали в правоохранительные органы. Я знаю, что сейчас в банке идет изъятие документов, имеется постановление о возбуждении уголовного дела против руководителя – господина Лисютченко. Возможно, в процессе сбора конкурсной массы у конкурсного управляющего возникнут вопросы… Что будет дальше – решать следствию. Закон есть закон, и за свои действия каждый должен отвечать. 

– В любом случае «Социальный банк» как бренд в Орле потерян безвозвратно. А, на ваш взгляд, велика ли утрата конкретно для нашего региона?

– Потеря для региона, конечно, ощутимая. В первую очередь потому, что именно этот банк ассоциировался у населения с некими социальными гарантиями. Более того, некоторые люди до сих пор считали, что банк этот – государственный. Но он уже давно принадлежит частным лицам.

С другой стороны, сам момент банкротства банка, безусловно, неприятен. Но что касается предоставления банковских услуг населению – в регионе много учреждений, позволяющих их получать. Выбор у населения есть.

Ольга Солнцева

Комментарий:

Николай Лисютченко, бывший совладелец и гендиректор «Орелсоцбанка», депутат Орловского облсовета от «Справедливой России»

Да, действительно, банком нарушались нормативы ликвидности... Но законом предусмотрены нормативы по устранению нарушений – до трех месяцев. Есть факты, подтвержденные бумаги, в которых юридические лица ссылаются на то, что было обзванивание сотрудниками  Центрального банка до возникновения критической ситуации, упоминалось, что ведется проверка, и делались намеки на то, что денежные средства нужно выводить из банка.

За считанные дни уничтожили банк социальной направленности, который действительно исполнял социальные программы и на 100% – до момента перевода доставки пенсий – выполнял все обязательства перед Пенсионным фондом. Ситуация непростая. Кому нужно это было сделать – большой вопрос, чьими руками – понятно.

Еще записи по теме

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям