Орелстрой
Свежий номер №44(1245) 06 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Венская феерия

02.02.2015

24 января в Орле триумфально выступил камерный состав знаменитого Венского филармонического оркестра под управлением венгерского дирижера Андраша Деака. Симфонический коллектив совершает большую (уже вторую за последние годы) гастрольную поездку по России. За три недели он планирует побывать в 17 городах страны.

Штраус-оркестр и его дирижер

Младший симфонический «брат», созданный пять лет назад Андрашем Деаком, носит имя великого Штрауса. Сам Андраш Деак в музыкальном мире Европы и Америки пользуется большим авторитетом, чему свидетельство – победа в 1995 году на Международном телевизионном конкурсе дирижеров имени Яноша Ференчика. Маэстро Деак (сын известного венгерского композитора Томаша Деака) дирижировал многими оркестрами мира. Он работал с оркестрами Вашингтона, Филадельфии, Балтимора, Чикаго (США), а также с Филармоническим оркестром Калгари (Канада) и Ванкуверским оперным оркестром. В 2006 году Андраш Деак стал приглашенным дирижером Венского филармонического оркестра.

В нашем городе мы ощутили, что такое особый венский стиль оркестрового исполнительства.

«Легкое дыхание» музыки

Оно ворвалось в зал с первых тактов увертюры к опере Моцарта «Женитьба Фигаро». Представьте себе, что по взмаху дирижерской палочки вдруг зазвучало бы тончайшее шелковое полотно. Так и здесь: волшебная «ткань» моцартовской увертюры обрела крылья и полетела к слушателям, увлекая за собой мажор солнечных дней. Нам помогали «подниматься к небу» изумительная сыгранность духовой и струнной групп, чистая интонация, филигранная отделка всех музыкальных нюансов, настроение радости, пронизывающее акустическое пространство. Оркестранты не просто «отрабатывают» свою партию, но вдохновенно, с завидной легкостью выносят в зал моцартовский шедевр.

Именно эта легкость вкупе с высоким уровнем исполнительского мастерства музыкантов – один из главных признаков особого венского стиля. Маэстро Деак чувствует характер каждого исполняемого произведения, доносит до слушателей его глубины и тематическую направленность, многообразие музыкальных «тропинок» и свободно льющихся «проток» огромной и красивой «реки», именуемой европейской музыкальной классикой.

«Легкое дыхание» исполнительства позволило, например, драматический накал Симфонии №40 соль минор Моцарта воспринимать без трагедии, как не чурающуюся радости грусть, как послание к нам печального и шаловливого гения.

Над залом, где слушатели чутко внимали зарубежным гостям-музыкантам, кружилась цветокрылая бабочка в «Маленькой ночной серенаде» Моцарта. Под звуки победных труб и барабанов перед нами словно «проносилась» непобедимая конница воинов – увертюра к опере Россини «Вильгельм Телль». Пробуждался ото сна неисправимый в своей мечтательности романтик в «Утреннем настроении» из сюиты Грига «Пер Гюнт». Думал, сидя над затухающим ночным костром, свою нелегкую думу бродяга-цыган, которого можно было, не напрягая воображение, «увидеть» в Венгерском танце №1 Брамса. Истово стремился к чему-то недосягаемому мятежный музыкально-лирический герой брамсовского Венгерского танца №6. Вот сидит один в комнате и нежно печалится «дразнилка» своей эпохи Жан Оффенбах (Баркаролла из его последней оперы «Сказки Гофмана»). Будто бы настоящими красками нарисован портрет человека с набором живых эмоций.

На орловском концерте открылось мне еще одно неповторимое качество венского стиля: дирижер и оркестранты из Австрии умеют создавать звуковой палитрой возникающие в сознании живописные музыкальные полотна. Это наивысший пилотаж исполнительства.

Играем вместе!

В традициях и стилистике венских симфонических концертов немалое место занимают веселые шутки, игры дирижера и музыкантов со слушателями в концертных залах. Здесь Андраша Деака и его сподвижников превзойти трудно.

Звучит «Прощальная симфония» Гайдна. По ходу исполнения последней части музыканты поочередно покидают сцену. Эта традиция возникла осенью 1772 года и сохраняется по сей день. Подобным образом «папаша Гайдн» и артисты его оркестра, заранее договорившись и отрепетировав, выразили князю Эстерхази забастовочный протест из-за невыплаты зарплат и задержки отпусков. Музыканты один за другим гасили свечи и уходили за кулисы, а Гайдн-капельмейстер, управлявший оркестром и стоявший по правилам того времени к нему спиной, лицом к слушателям, якобы не знал, что происходит.

Андраш Деак стоит лицом к оркестрантам, и на их сегодняшнюю «забастовку» реагирует с юмором. В финале, понурив голову, оставляет дирижерский подиум, укоризненно кивая двум оставшимся скрипачам.

В полном восторге все присутствующие в зале (вместе с автором этих строк) по знаку дирижера кричали «ку-ку», когда исполнялась полька Штрауса-сына «В Павловском лесу». Шуточной полькой Штрауса-сына «Гром и молния» маэстро дирижировал левой рукой. В правой он держал, спасаясь от воображаемого дождя, зонтик. А слушатели в зале своими хлопками создавали дождевой шум. И в «Польке-пиццикато» Штрауса-сына мы подхлопывали в те моменты, когда свободные от игры артисты духовой группы дружно пританцовывали в такт музыке.

«Помогли» орловцы своими перкуссионными действиями и в исполнении оркестром штраусовского скерцо «Перпетуум мобиле».

В заключительной, бисовой части концерта, когда исполнялся бравурный «Радецки марш» Штрауса-отца, люди в зале, ведомые дирижером, также по-детски радостно отбивали ладони в ритме музыки. Все эти перформансы Андраш Деак и венские оркестранты создавали с добрым настроением, чем и покорили всех присутствующих, наградивших гостей за этот дивный музыкальный вечер бурными овациями и громкими криками «браво».

Вена – рядом

В те часы меня не покидало ощущение, что раньше где-то видел концертмейстера оркестра – обаятельного кудрявого брюнета. После финала подошел к нему, познакомился. Концертмейстер Клаудио Хонтила и его сын Влад (тоже скрипач оркестра) оказались приветливыми, общительными людьми. Они с теплотой говорили об искренности, эмоциональности русской публики, удовольствии играть для таких восприимчивых людей.

Пока разговаривал – вспомнил. Я заметил Клаудио в струнной группе во время прямой телевизионной трансляции 1 января новогоднего концерта полного состава филармонического оркестра в большом концертном зале Венского музыкального общества.

Попасть на концертную площадку Венской филармонии нелегко. Музыкант, который хочет работать в филармоническом коллективе, должен три года играть в оркестре Венской государственной оперы. Кстати, оперный и филармонический оркестр – это единый творческий организм. Только по окончании трехгодичной стажировки решается вопрос: брать музыканта в филармонические концертные программы или с этим повременить.

Созданный в 1842 году композитором и дирижером Отто Николаи, с 1933 года оркестр не имеет постоянных главных дирижеров. Все дирижеры – или гастролеры, или приглашенные к сотрудничеству на постоянной основе. Чести встать за пульт Венского филармонического оркестра удостаивался и наш выдающийся маэстро Валерий Гергиев. А Иоганн Штраус-сын с 1856 года пять лет был постоянным дирижером оркестровых выступлений при Павловском вокзале Санкт-Петербурга. Так что Вена и Россия уже давно живут в музыке рядом!

P.S. Турне австрийского оркестра по городам Российской Федерации в дни кризиса взаимоотношений с Евросоюзом – добрый знак. Искусство способно объединять народы и страны. Даже когда термометр политической жизни показывает похолодание.

Виктор Евграфов

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям