ПАО "ОРЕЛСТРОЙ"
Свежий номер №13(1263) 18 апреля 2018 гИздавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

Валерий Лясковский – сельский хозяин и общественный деятель

22.02.2018

Едва ли выпускник физико-математического факультета императорского Московского университета 24-летний Валерий Лясковский, купив в 1882 году под Орлом небольшое имение Дмитровское и приехав сюда летом для ознакомления с ним, подозревал, что знакомство это затянется более чем на пять десятилетий.

Отец и сын

Вряд ли молодой потомственный дворянин с польско-немецкими корнями допускал в мыслях тогда, что здесь, на Орловщине, родятся многие его дети, а сам он, горячий и увлекающийся, станет известной личностью во всей губернии. Москвич так быстро нашел себе друзей, знакомых и занятия по душе, словно все предыдущие годы был связан с Орловщиной теснейшими узами. И жизнь свою, достаточно продолжительную, Валерий Николаевич Лясковский тоже закончил в нашем крае, хотя до сих пор мы не знаем, где же именно находится его последний приют. Вот об этом замечательном человеке, явно недооцененном орловскими исследователями и краеведами, я поведу речь в год и месяц его 160-летия.

Но сначала необходимо сказать несколько слов о московском периоде его биографии.

Родился Валерий Николаевич 4 февраля (16 февраля по н.с.) 1858 года. Вместе с братом Всеволодом получил начальное домашнее образование, с детства впитывая дух и традиции московской профессуры, которая ежедневно собиралась в их университетском доме на улице Моховой.

Несомненно, огромное влияние на судьбу Валерия Лясковского оказал его отец, Николай Эрастович. Сын обедневшего польского дворянина, самообразованием и в процессе обучения в Московском университете он превратился в одного из образованнейших людей своего времени, став фактически первым преподавателем химии как отдельного предмета в высших учебных заведениях России. Николай Эрастович, выросший в деревне, на необъятных просторах в окрестностях реки Вороны (Тамбовская губерния), любил русскую природу и увлекался выращиванием цветов и собиранием гербария. Был неравнодушен к народным песням, русской поэзии, любил мастерить игрушки для своих детей и их друзей.

Очень многое из разносторонних знаний и увлечений отца перенял у него Валерий Лясковский. Спустя три года после безвременной кончины Николая Эрастовича Лясковского его сын опубликовал в журнале «Русский архив» очерк о нем.

Из Москвы – в орловскую деревню

После окончания самой известной из московских гимназий – №4 – Валерий Лясковский получил образование на физико-математическом факультете Московского университета, умудряясь попутно слушать лекции Василия Ключевского на историко-филологическом факультете.

1882 год стал знаковым для всей дальнейшей жизни Валерия Николаевича: во-первых, он окончил университет, во-вторых, поступил на службу в Московский главный архив Министерства иностранных дел, в-третьих, женился на Анне Сергеевне Щегляевой, сестре своего университетского друга, в-четвертых, купил небольшое имение Дмитровское в семи верстах от Орла и впервые тогда же приехал в Орловскую губернию.

Первые два года Лясковские, пока купленный усадебный дом перестраивался и ремонтировался, жили в Дмитровском только летом, а с 1884-го поселились здесь на постоянной основе. За очень короткий промежуток времени Валерий Николаевич сумел очень быстро завоевать авторитет среди представителей орловского дворянства, чиновничества, епархиального начальства и у местных крестьян. Это, конечно, было явлением очень неординарным, но вполне заслуженным, поскольку человеческие и деловые качества молодого землевладельца Лясковского оказались на высоте, хотя его политические взгляды порой не совпадали со взглядами его новых знакомых.

Хозяин леса

То, какой он след оставил на Орловщине, можно увидеть по результатам сразу в нескольких сферах его деятельности. В достаточно сжатом виде я постараюсь это показать. Сначала о Валерии Николаевиче Лясковском как сельском хозяине.

Когда 1 мая 1882 года он купил в Орловском уезде у священника Федора Смирнова имение Дмитровское, земельный надел в нем составлял 80 десятин (это по воспоминаниям самого В.Н. Лясковского, но по документам – 77 десятин). Усадебный дом был в запустении, практически развалился, и Валерию Николаевичу пришлось приложить большие усилия, чтобы его отремонтировать, хотя впоследствии он жалел, что не построил новое здание, потому что в отремонтированной постройке стены внутри все равно оставались гнилыми.

Но, так или иначе, жить теперь было где, и новый хозяин приступил к ревизии сельхозугодий. Первое время Валерий Николаевич вел свое хозяйство, как и все окрестные крестьяне. Но ему очень не хватало растительности вокруг усадьбы. Вот как он об этом сам написал в воспоминаниях: «Выросши под Москвой, то есть в местности сравнительно лесистой, и сев на землю в область своего любимого чернозема, я сразу почувствовал недостаток в лесе – хозяйственный и художественный – и сразу же стал стремиться к его восполнению. Я начал сажать деревья с первых лет моего деревенского житья, а через пять лет приступил уже к посадкам в больших размерах, которые и продолжал, с промежутками по обстоятельствам, в течение всей жизни, под конец которой оказалось, что я, при небольших размерах моего землевладения, развел много лесу». Сначала новые насаждения появились на первом земельном участке Лясковского. Увлекшись, он увеличил их число.

По соседству, рядом с речкой Сухой Орлицей, находилась земля, которая приглянулась Валерию Николаевичу. Чтобы купить этот участок у купчихи Маторовой, пришлось Лясковскому даже в Тверь съездить, где владелица проживала. Получив берег реки, новый хозяин запрудил речку и сделал Сухую Орлицу «мокрой», как он написал позже в мемуарах. Спустя еще какое-то время Валерий Николаевич у купца Ивана Митина приобрел землю и на другом берегу речки, что позволило гораздо эффективнее планировать посадку новых лесонасаждений.

После покупки Лясковским в середине 90-х годов XIX века еще одного имения – Киреевской Слободки – у вдовы славянофила Ивана Васильевича Киреевского, Валерий Николаевич и там значительную часть земель засадил лесом. В процессе своей деятельности Лясковский интересовался работами и других российских специалистов. Накопленный многолетний опыт лесоразведения Лясковский обобщил в выпущенной им небольшой брошюре «Посадка деревьев в средней полосе России», которая впервые вышла в 1898 году, а потом дважды переиздавалась, в том числе уже и при советской власти (1924 год).

Когда в 1918 году имение Лясковского было национализировано, ему самому, в знак былых заслуг, разрешили присматривать за бывшими его лесами в качестве лесничего и даже выделили лошадь (ведь площади-то были огромными). Благодаря этому Валерию Николаевичу удалось сохранить в те годы основную часть его насаждений. Правда, после сокращения должности и отъезда Лясковского в Орел в 1926 году началась варварская вырубка лесов, на которые Валерий Николаевич потратил значительную часть жизни. Тем не менее, часть его посадок уцелела до сих пор в поселке Стрелецком (так теперь называется бывшее сельцо Дмитровское-Истомино) и в окрестных населенных пунктах, особенно по оврагам и склонам речки Сухая Орлица.

«Работал я усердно…»

Вторую, такую же важную, часть деятельности В.Н. Лясковского составляла его работа в различных органах уездного и губернского земского самоуправления и в различных общественных организациях.

Стоит лишь перечислить некоторые его должности, исполнению каждой из которых он отдавался со всей душой и дисциплинированностью: гласный Орловского уездного земства, член Орловской уездной земской управы, мировой судья второго уездного участка Орловского уезда (сюда входили Покровская, Плещеевская, Баклановская, Богословская, Стрелецкая и Масловская волости), почетный мировой судья, гласный Орловской городской думы, орловский городской судья, гласный Орловского губернского земского собрания, орловский уездный предводитель дворянства (1908–1910 годы).

И это только основные должности. А вот еще: директор народных училищ, попечитель церковно-приходских школ, член Орловского епархиального училищного совета, попечитель Орловской низшей сельскохозяйственной школы первого разряда, член ученой губернской архивной комиссии, церковный староста Димитриевской церкви.

Попечительство накладывало определенные материальные обязательства. И потому, например, Валерий Николаевич на свои средства построил отдельное новое здание для Дмитровской церковно-приходской школы. Немало было сделано по благоустройству Димитриевской церкви: «За семь лет моей службы церковным старостой я устроил в церкви печи, перестлал полы, поставил кованые, золоченые кресты, выписал новый служебный круг книг, частью обновил церковь внутри – и, тратя сравнительно очень немного своих денег, оставил их в церкви больше, чем принял: это показывает, как обыкновенно велось церковное хозяйство».

В целом же свою общественную деятельность Валерий Николаевич оценивал объективно и самокритично. Вот как, к примеру, он вспоминал о работе в качестве члена Орловской уездной земской управы: «Работал я усердно, но не знаю, плодотворно ли…»

Мне представляется, что Лясковский в данном случае лукавил. Выполнять основные обязанности спустя рукава он не мог в силу воспитанности и характера. Но перечисленными выше делами не ограничивалась жизнь москвича, ставшего орловцем.

О В.Н. Лясковском – писателе, политическом деятеле, любителе театра, коллекционере картин, муже и отце – в следующем очерке.

Александр Полынкин

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям