Орелстрой
Свежий номер №17(1221) 24 мая 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Культурная среда

«Урони в душу мою отблеск твоей вечности!»

09.08.2016
 Печально известной и горестно актуальной формуле «Разделяй и властвуй» хочется противопоставить мудрый девиз созидательной деятельности «Объединяй и радуйся». Есть люди, которые входят в историю как звенья, связующие идеи, эпохи, поколения. К ним с абсолютной уверенностью можно отнести Полину Виардо, великолепную певицу, талантливого педагога, оригинального композитора, чью палитру талантов не мог не оценить наш великий земляк Иван Тургенев. И вот, как всегда, в июле уже 195-летний юбилей этой уникальной женщины отметили по традиции в стенах музея нашего знаменитого земляка. Программа получила название «Старые мастера». Чувствуется в этом некая параллель со знаковым романом И.С. Тургенева «Отцы и дети», в котором речь идет, безусловно, о логичной преемственности, необходимости сохранять и преумножать культурное и, прежде всего, духовное наследие предшественников, а не отвергать его в нигилистическом порыве.
 
Возвращенная музыка
Согласитесь, нам сейчас непросто представить, что творческий человек выбирает не легкую славу, быструю карьеру и накатанный путь для достижения своей цели, а долгую и кропотливую, порой неблагодарную работу по возвращению имен своих предшественников в сознание современников. Гости праздника, можно сказать, столкнулись с двойной проекцией: Виардо вернула славу композиторам ХVIII века, автор сценария и ведущая Людмила Балыкова показала масштаб личности культурного деятеля века ХIХ.
Разговор о старинной музыке, строгой, аскетичной, чарующей своей гармонией, который вели научные сотрудники Антон Бушунов, Светлана Жидкова, Алина Легостаева, сочетался с информацией о жизни и деятельности композиторов, писателей, поэтов. Завесу тайны над секретами старых мастеров приоткрывал Сальери из пушкинской «Маленькой трагедии», который отрекся от «праздных забав», чтобы постичь тайну великого искусства, но сделал неверную ставку на ремесло, а не на творческое вдохновение. А вот Моцарт, о котором речь шла в отдельной главе программы, стал по праву «единого прекрасного жрецом», «счастливцем праздным», непревзойденным гением, чье мастерство до сих пор вдохновляет людей, неравнодушных к музыке.
Кстати, в семье Виардо он был, как бы мы сейчас сказали, культовой личностью. Во время путешествия в Италию супруги приобрели оригинальный манускрипт оперы «Дон Жуан» этого зальцбургского гения, но для этого пришлось продать драгоценности певицы. Зато данный культурный артефакт занял достойное место в домашней коллекции, и сам Россини хотел преклонить перед ним колени. Петр Ильич Чайковский признавался в письме, что после взгляда на реликвию проникся чувством сопричастности этому гению: «Точно пожал руку самого Моцарта и беседовал с ним». Виардо с успехом исполняла арии из опер Моцарта, причем делала это однажды, ожидая в ближайшее время появления сына Поля. А на отпевании Шопена в церкви Св. Магдалины она потрясла всех исполнением знаменитого «Реквиема», который вызвал слезы у собравшихся. Отрывок из фильма Милоша Формана «Амадей», который организаторы предложили к просмотру гостям праздника, стал яркой иллюстрацией достижений этого гения от музыки.
Гений Виардо
Особой темой стал вопрос наставничества, ведь музыканты прошлого сами выбирали себе учителей и добивались их расположения, доказывая упорным трудом способность освоить их технику. Европа была строга к юным талантам, заставляя их прилагать все усилия для самосовершенствования. Убедительным примером служит жизненная и музыкальная школа Гайдна, который в совсем юном возрасте отправился на поиски Николы Порпоры, своего знаменитого учителя. А описала этот биографический факт Жорж Санд в своем известном романе «Консуэло», который, кстати, вышел с посвящением Полине Виардо, ведь она и послужила прообразом заглавной героини.
Гости узнали, что замечательная певица была еще и теоретиком музыки, она аккумулировала методы своего отца, синьора Мануэля Гарсиа, его учителей, опыт своего брата Мануэля и сестры Марии Малибран. Ее сочинение «Школа классического пения» не только повлияло на уровень исполнения многочисленных талантливых учениц, но и сохранило свою актуальность до наших дней.
Камертоном вкуса Виардо вслед за отцом считала, конечно, Баха, которого могла представить как исключительно всестороннего композитора, сочетавшего в своем творчестве образцы возвышенного, сентиментального и даже юмористического характера. Конечно, разговор о музыке не мог не сопровождаться концертными номерами, «Рождественскую песню» Баха, и не только ее, исполнила давний друг и участник музейных проектов Наталья Булгакова в сопровождении концертмейстера Татьяны Рогожиной. А вот тема преемственности в этот день нашла свое оригинальное продолжение: колыбельную «Ай-люли», которую Виардо предположительно написала для внучки Жанны – Эдме, замечательно исполнила под аккомпанемент Елизаветы Горенштейн ее ученица Лилия Шахова.
Судеб сплетенья
Остается только удивляться, какой насыщенной жизнью жили творческие люди прошлых веков! Вот, например, Ференц Лист в честь открытия памятника Бетховену организует в Бонне большие музыкальные празднества, лучшие певцы Европы постоянно участвуют в музыкальных фестивалях, дом Виардо считается музыкальным оазисом, а сама она – «живой энциклопедией, знатоком литературы и искусства». Чего стоит исполнение произведений на восьми языках, изучение латыни и греческого, увлечение античными и библейскими сюжетами! Очевидцы говорили, что в опере Глюка «Ифигения в Тавриде» она казалась истинно царской дочерью, внучкой богов Древней Греции, а для этого, безусловно, нужно было иметь дар погружения в историческую действительность и перевоплощения в художественный образ, совмещать таланты певицы и актрисы.
Стараясь популяризировать имена старинных мастеров, Виардо исполняет сочинения Генделя в Париже, Руане, Гавре, Туре, переезжая из города в город до тех пор, пока в сознании современников не совершается поворот в сторону почти забытой классики, а это Гайдн, Моцарт, Перголези. И заслуженной победой можно считать высказывание критика «Музыкальной газеты»: «Из всего концертного сезона этот вечер со старинной музыкой оказался самым новым из того, что нам представили».
Даже человек, не очень сведущий в музыке, наверняка слышал арию из оперы Глюка «Орфей» с проникновенными словами «Потерял я Эвридику». Сейчас даже трудно себе представить, что эти чарующие мелодии не сразу покорили сердца меломанов. Лет 30 постановки завершались крахом, не спасали ситуацию даже звезды сцены, например, знаменитая Штольц. Кажется, что все в этой истории ждало появления Виардо, которая всеми силами возвращала интерес к музыке барокко. Во французской версии оперы, сделанной Гектором Берлиозом, она исполняла заглавную партию и добилась оглушительного успеха, умопомрачительных сборов и потрясающей популярности. Теперь «Орфея» с нетерпением ждали в Лондоне, Берлине, Веймаре, а мраморный бюст мадам Виардо после этого украсил фойе Большой оперы.
В историях жизни творческих личностей каким-то удивительным образом пересекаются реальность и фантастика, закономерность и случайность, очевидность и тайна. Не случайно праздничную программу завершал отрывок из мистической повести И.С. Тургенева «Песнь торжествующей любви», созданной не без участия Полины Виардо, главной женщины в жизни писателя. Рахим Рахманов соединил прозаические строки со страстной поэзией Гарсиа Лорки, и они наполнили зрителей мощной энергией звучащего художественного слова. Возможно, кто-то вспомнил в этот миг слова одного из стихотворений в прозе: «Стой! И дай мне быть участником твоего бессмертия, урони в душу мою отблеск твоей вечности!».
Наталья Смоголь

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям