ПАО "ОРЕЛСТРОЙ"
Свежий номер №15(1264) 16 мая 2018 гИздавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

Т.П. Петров – ефрейтор особого полка

09.03.2018
1917-й – год революционных потрясений – стал временем духовного и политического раскола русской императорской армии. Весть о Февральской революции в России вызвала волну антивоенных настроений в войсках, уставшие от войны солдаты требовали отправки на родину. Изданный Петроградским Советом приказ №1 от 1 марта 1917 года о равноправии нижних чинов и офицеров, предоставлении гражданских прав нижним чинам привел к созданию в воинских частях солдатских комитетов и Советов. До наших дней сохранилось не так много документальных свидетельств участников Первой мировой войны, тем более о том, что происходило в окопах в 1917-м. Поэтому обнаруженные в документах Заводского райисполкома Орла документы бывшего ефрейтора Русского экспедиционного корпуса, воевавшего во Франции, стали большой находкой.
Чиновник на фронте
В 1948 году главный бухгалтер Орловского горторга Тихон Петрович Петров направил в Совмин РСФСР ходатайство о назначении ему персональной пенсии за «скромные заслуги» в революционных событиях, происходивших во Франции в 1917 году. К прошению приложил «трудовой список», служебные удостоверения, характеристику с места работы и билет военнопленного.
Т.П. Петров родился в 1888 году в селе Спасском (Жидкое) Орловского уезда. Рос без отца, его мать, происходившая из орловских мещан, работала прислугой. После окончания Тамбовского четырехклассного городского начального училища в 1905-м поступил вольнонаемным писцом в местное губернское акцизное управление, дослужился до чина коллежского регистратора. В 1915 году получил должность делопроизводителя в канцелярии податного инспектора 2-го участка Елатомского уезда.
С началом 1916 года жизнь канцелярского чиновника круто изменилась. В числе добровольцев Т.П. Петров зачислен в состав 8-й роты 1-го особого полка 1-й особой пехотной бригады под командованием генерал-майора Н.А. Лохвицкого. 20 апреля 1916 года бригада прибыла в Марсель, откуда была направлена в лагерь Майи (провинция Шампань) для проведения боевой подготовки. В июне того же года 1-я особая бригада в составе 4-й французской армии генерала Гуро была переброшена на фронт в район Оберива (под городом Реймсом). В июле-октябре участвовала в наступательной операции на реке Сомме, где русские части продемонстрировали большое мужество.
«Куртинский бунт»
Весной 1917 года, несмотря на массовые протесты солдат против войны после получения известия о Февральской революции в России, французское командование привлекает 1-ю и 3-ю особые бригады к участию в наступлении союзных войск под командованием генерала Ж.-Р. Нивеля. Боевые заслуги русских бригад в кровопролитном Нивельском наступлении были по достоинству отмечены французскими военачальниками. 1-й полк особой бригады, в котором воевал Тихон Петров, был пожалован Военным крестом.
Большие потери во время Нивельского наступления еще сильнее обострили антивоенные настроения в армии. Около 12 тысяч мятежных солдат отозвали с фронта и изолировали в лагере «Ля-Куртин». В течение месяца с восставшими велись переговоры во избежание вооруженного столкновения. 30 июля на основании телеграммы Керенского издан приказ-ультиматум о подчинении «куртинцев» Временному правительству. Тогда только часть солдатского отрядного комитета 1-го полка во главе с председателем Я. Балтайсом и восемью сотнями солдат решила покинуть лагерь.
Временным правительством совместно с французским командованием был принят план разоружения мятежных солдат силами французских воинских подразделений и «верных» русских частей. 16 сентября 1917 года начался штурм лагеря. 20 сентября военному министру Временного правительства А.И. Верховскому доложили, что «Куртинский бунт ликвидирован» русскими войсками без какого-либо активного участия французов. Точное количество погибших в результате «куртинской бойни» неизвестно, цифры разнятся от 200 до 3000 человек. Руководителей мятежников заключили во французские тюрьмы.
Воспоминания мятежника
По свидетельству бывшего ефрейтора 1-го особого полка Тихона Петрова, в последней большой кровопролитной битве с немецкими частями под фортом Бримон у города Реймса полки 1-й особой бригады «изрядно устали и много потеряли убитыми и ранеными», росло недовольство правительством Керенского, выступавшим за продолжение войны до победного конца. «Передовыми солдатами нашего отряда это обстоятельство было учтено, и я вместе с другими моими товарищами (Я.Я. Балтайсом, М.И. Волковым, А.П. Гусевым, И.С. Волявкой и др.) повел среди войск агитацию и пропаганду за отказ от фронта».
Тогда же Тихона Петрова, по его словам, избрали в состав «легального отрядного Совета», затем он вошел в нелегальный большевистский отрядный Совет и был комендантом мятежного лагеря Ля-Куртин. Еще до передислокации русских частей в Ля-Куртин на подпольном митинге солдат своего полка Тихон Петров выступил с призывом отказаться от военных занятий и провел агитацию в лагере 2-го особого полка.
На следующий день, несмотря на приказ ротных командиров, солдаты 1-го и 2-го особых полков не вышли на занятия. «Так было проведено первое серьезное действие, послужившее началу разложения отряда русских войск во Франции». Далее Т. Петров пишет, что, несмотря на поражение восставших солдат, правительству Керенского был нанесен большой удар: «Моральное значение этого факта было весьма велико. Мне, как и целому ряду моих товарищей в количестве 21 человека, грозила смертная казнь. После ареста и несостоявшегося почему-то полевого суда мы были потом заключены в центральную военную тюрьму в городе Бордо. Режим для нас в этой тюрьме был исключительно суровый. На прогулку нас выпускали один раз, всего лишь на 15 минут, и гуляли мы в тюремном дворе не свободно, а в оцеплении часовых. Кольцо это состояло из семи вооруженных французских тюремных солдат и восьмого сержанта… Позднее нас перевели в гражданскую тюрьму Ля-Ботье, а потом отправили на остров Иль д’Экс, где мы были заключены в форт».
В Орел из французской тюрьмы
В начале 1919 года советское правительство после длительных переговоров получило согласие французских властей на репатриацию русских военнопленных. Во Францию была направлена специальная миссия Красного Креста, возглавляемая Д.З. Мануильским. Об этом событии Т. Петров в своем ходатайстве сообщал: «В 1919 году во Францию приехали представители нашей советской власти тт. Мануильский, Инесса Арманд и Давтьян, которые и вырвали нас из заключения. Я много потерял сил и здоровья за год и десять месяцев тюремного заключения… Зачастую ночью гремели тюремные затворы, и людей уводили на расстрел… Каждую ночь мы ждали, что вот-вот сейчас придут за нами… Постоянное ожидание смерти, голод, исключительно суровый режим – все это страшно измучило нас».
В июне 1919 года Тихон Петров вернулся на свою родину в Орел и устроился работать счетоводом в городской продовольственный комитет, вскоре переведен бухгалтером в губернский продовольственный комитет. В его служебной характеристике дана положительная оценка как его профессиональным навыкам, так и индивидуальным качествам, выразившимся «в серьезном и исключительно добросовестном отношении к делу, а также отчетливом понимании каждого поручаемого дела».
После ликвидации губпродкома в 1924 году Т. Петров перешел на службу в Орловскую контору акционерного общества «Хлебопродукт», в 1929-м назначен главным бухгалтером Усманской окружной конторы «Союз-хлеб», позднее несколько лет работал в областной конторе Росглавкондитер.
В Орловский горторг на должность главного бухгалтера Т.П. Петров поступил в 1939 году. В годы оккупации Орла гитлеровскими захватчиками находился в эвакуации в Вольске Саратовской области, где работал в конторе «Главстройсбыт». Вернувшись в освобожденный Орел, в ноябре 1943 года поступил работать на прежнюю должность. Семья Т.П. Петрова – его мать Хиония Овчинникова, жена Людмила Николаевна, дочери Валентина и Евгения – жила в собственном доме в переулке Сакко и Ванцетти.
За многолетнюю добросовестную работу в Орловском горторге Т.П. Петрова наградили медалью «За трудовую доблесть». Умер Тихон Петрович 7 ноября 1952 года, так и не получив персональной пенсии ввиду отсутствия «подлинных документов, подтверждающих выдающиеся заслуги перед Родиной». «Обвинительный акт, составленный по материалам, собранным военным прокурором полковником Лисовским под руководством генерала Николаева» с угрозой смертной казнью Тихону Петровичу Петрову и его товарищам – «большевикам-ленинцам», был им сожжен осенью 1919 года при захвате Орла деникинскими войсками.
Кстати
В 1916 году свыше 40 тысяч российских солдат и офицеров в составе четырех особых пехотных бригад были направлены на Французский и Салоникский фронты в соответствии с договоренностью России и Франции о поставке российского воинского контингента в обмен на поставку военного снаряжения. Особые пехотные бригады, впоследствии объединенные в две особые дивизии, в боевых действиях против германцев и их союзников показали образцы мужества, стойкости и самопожертвования. Эти боевые подразделения после войны получили название «Русский экспедиционный корпус».
Лариса Кондакова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям