Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Культурная среда

Тэффи, Аверченко и немножко нервно

09.08.2017

Предупрежден – значит вооружен. Как хорошо быть предусмотрительно готовым ко всему на свете, дабы не застигли врасплох ни печали, ни радости! Конечно, в реальности такое редко случается. Точнее – никогда. Иначе дамы были бы во всеоружии при роковой и неожиданной встрече с Единственным, а мужчины вовремя успевали бы подстелить соломки накануне предначертанного падения. Орловский государственный академический театр им. И.С. Тургенева решил хотя бы немного нивелировать досадную несправедливость судьбы. Премьера, светло и ярко закрывшая 202 сезон, прозорливо и предельно доходчиво называется «Осторожно: об-хо-хо-чешь-ся!!!». Все поняли? А теперь уж думайте сами, решайте сами, идти или не идти.

Смех без помех

Из уважения к почтенному возрасту произведений Аркадия Аверченко и Надежды Тэффи, написанных около века назад, готовишься к некоторому снисходительно-трогательно-мечтательному восприятию спектакля. Ан нет – звучит актуально, свежо и остро. Режиссер из Канады Ольга Шведова подарила орловцам личную встречу с очаровательными героями рассказов, много лет живущими с нами по соседству. Своей ретроспективно-утонченной работой она смело и элегантно подтвердила, что хороший юмор не выходит из моды.

Кстати, сама мода в этом спектакле а-ля «Великий Гэтсби» тоже имеет не последнее значение. В пространстве художника Екатерины Камышаловой, отсвечивающем изысканностью беспорядка женского будуара и раскрашенном обложками журнала «Сатирикон», уживаются весьма стильные дамы и господа. Что они делают? Все что хотят! Скандалят, конфузятся, любят, спорят, удивляются, неистовствуют, хитрят. Премьера даже слегка походит на своеобразный концерт по заявкам зрителей, охочих до хороших эмоций и добрых шуток. Отдельные истории, как разноцветные елочные шары, нанизаны на нитку музыки – озорной, драйвовой, всегда с характером и настроением.

Дабы не нагонять скуку, уточняя временные отрезки, скажем, что действие происходит в «век джаза», душой которого стали Екатерина Аршинова, Александр Козлов, исполнившие композиции легендарные и любимые. Спектакль захватывающе динамичен, в одно мгновение увлекает струящимся каскадом ситуаций. Еще более живым его делают сумасшедшие ритмы танцев. Реверанс – балетмейстеру Ларисе Бухвостовой. Восторг – актерам, во все это с видимым зрителю удовольствием и невидимым публике трудом включившимся.

Не случайно начинается действо с «Раскаявшейся судьбы» Тэффи. Героини Татьяны Мальковой и Юлии Некрасовой со страстью, удовольствием и завидной верой принимают выдумку за действительность. Щедроты души здесь буквально сыплются из рога изобилия. Постановка целиком и полностью отвечает этой концепции, делая придуманный мир юмористического рассказа реальным, насыщенным и ярким.

Один за всех

Говорят, подсознательно смеемся мы охотнее и громче всего над анекдотами, в которых так или иначе говорится о наших собственных пороках и милых недостатках. Вот и на спектакле волны хохота начинали свое движение с разных концов зала. Досталось каждому: предприимчивым женам, не отягченным избыточной ношей интеллекта дамам, скорым на руку графоманам, прижимистым хозяевам, лжедонжуанам, «масечкам», «пусечкам», «жужечкам»… Обычно от подобных извергов рода человеческого нормальные люди страдают, а тут посмеялись вволю.

Актеры примерили сразу несколько порой диаметрально противоположных образов, то солировали, то почтенно уходили в тень.

– Как это у вас получается? – спросил бы любопытный репортер, ослепив вспышкой фотоаппарата.

– А легко! – ответил бы, к примеру, Антон Карташев. Уж он-то, как никто другой, в спектакле то попадал впросак, то был на высоте. Речь, конечно, о злоключениях героев, а не об актерском мастерстве, которое бесспорно.

Потешный редактор, ввиду своей мягкости, вежливости и деликатности выносящий от новоявленных литераторов такое… Хозяин, доведенный чуть ли не до сердечного приступа отменным аппетитом гостя. Простодушный и непробиваемый работяга. Слишком здравомыслящий и дальновидный реалист, которому жмут розовые очки, болтающиеся даже на чужом носу. Забывчивый ловелас, не убегающий от ответственности. Каждые пять минут – новое амплуа!

А как порадовал размеренным смакованием жизни, неспешным разбором женской красоты Михаил Лысанов. Он представал мстителем дороговизне, пожирающим бесценные во всех смыслах этого слова яства, или, напротив, оставался огорчительно голодным, отведав на обед лишь горячий скандал.

Побывать мачо и совсем наоборот довелось Александру Козлову. Он же не убоялся поднять руку на святое – женские сплетни, став безжалостным убийцей. Все до одного охнули, когда Сергей Евдокимов с небес блаженства сорвался в омуты отравленного болота быта, где, извините, любовь отбросила копыта… Его, разнеженного счастьем, буквально окатила ушатом ледяной воды суровая правда… Истинную цену жизни мужа и жены назвал Андрей Моисеев. А вот Евгений Дронников молчал. Но этот его вынужденный «обет» был весьма красноречив. Актер, волей режиссера лишенный голоса, сообщил зрителю все, что желал, в танце.

Естественно, дамы в спектакле все без исключения были обворожительны.

Екатерина Аршинова изысканно изобразила знойную женщину, наделенную неоднозначным даром грудью дорогу прокладывать себе, вдоволь наговорилась о «вечно женском». Наталья Ткаченко выглядела, где необходимо, изысканно театрально, где требует сердце – предельно искренне. Она гордо и непреклонно восходила на вершины самопожертвования и доводила своими капризами до белого каления респектабельного визави. Алина Сидорчук рассказала, куда приводят девичьи мечты, в чем кроется дьявол и как беспощадна может быть женская настойчивость.

Гордо явилась во всем величии щедрого творца и вместе с тем выразила иронию случайно заплутавшей судьбы Татьяна Малькова. Елена Плотникова представила обыкновенную и необыкновенную женщину, наделенную большим сердцем, великой любовью и огромным терпением.

Много лиц, главное, все с «необщим выражением».

В спектакле в наивысшей степени внимательно и добросовестно учтены все законы единства и борьбы противоположностей, индукции и дедукции. Рассказы Тэффи и Аверченко превратились в живой парад дуэтов и трио. Герои тянут большой воз юмора на редкость дружно, хоть и принадлежат к разным стихиям человеческих страстей и переживаний.

Если рассудить здраво, весь наш мир – лишь вечная схватка пеньюаров и газогенераторов, которую так виртуозно изобразили Павел Клячин и Юлия Некрасова. Мужское и женское на чаше весов брака должно уравновешивать не что иное, как внимание. В жизни оно порождается любовью, в театре – искренностью.

Итого

Не трудно догадаться, в большинстве случаев в постановке эксплуатируется весьма оригинальная, необычная, небывалая, неизвестная, неописанная, недообследованная, неведомая доселе тема – любовь. Режиссер хочет, наконец, разобраться, кто виноват во всей этой нелепости и прелести мира. Мужчины? Женщины? И те, и другие хороши!

Ольга Шведова напоминает, что жизнь очень часто вносит свои коррективы в наше представление о счастье. Тут тоже следует быть весьма осторожным – а то не до смеха будет. Спектакль увещевает, что все маленькие и очень большие просьбы будут выполнены, если они от сердца. От ироничного сочувствия зритель постепенно восходит до глубокого сопереживания. С самого начала постановка чудесно обещает, что творец, создатель, автор, демиург легко может все поправить. В конце звучит уже другой посыл – все в наших руках, сердцах и головах. И это уже не юмор, а молитва…

Заключительная история по мотивам произведения Аркадия Аверченко «Трава, примятая сапогом» затормозила в сознании бесконечно веселую озорную канитель. В центре внимания – непревзойденные партнеры по сцене, а в жизни – отец и дочь: Антон и София Карташевы. Они сквозь страх и боль рассказали удивительно проникновенную притчу о том, чего никогда не должно быть в нашем мире, и о том, что является всеобщим спасением. Так светло стало! Так чисто, строго, звонко зазвучала красота!

Аверченко представил свои выстраданные размышления о революции, рассказав о великой и ужасной смуте, отнявшей у детей детство, научившей ангельские существа на слух различать шрапнель и обыкновенную трехдюймовку… Какое ни подбери слово, какое ни найди оправдание, если раздаются выстрелы, обрываются жизни и небо в дыму пожарищ – это беда… Сегодня и сто лет назад…

В спектакле, напрочь лишенном морализаторства, пафосу тоже не место, поэтому все прозвучало как у Достоевского: «Целый мир не стоит и одной слезы ребенка» – и вместе с тем по-новозаветному: «Будьте как дети».

Зеленая трава обязательно поднимется. Добро и правда восторжествуют, какие бы препятствия не строило им время, человеческая глупость и жестокость.

Вот так на сцене Орловского государственного академического театра И.С. Тургенева смешные мелочи жизни превратились в ее соль. Воистину искусство вечно, а жизнь, хоть и коротка, бесценна.

Ольга Сударикова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям