Орелстрой
Свежий номер №36(1240) 11 октября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
С юбилеем!

Театр через игольное ушко

12.04.2016

Вот живете вы и даже не знаете, чем примечателен сегодняшний день. Наполеон отрекся от престола. Франческо Петрарка впервые повстречал Лауру, а Рафаэль Санти… умер. Путешественник Роберт Эдвин Пири первым в мире достиг Северного полюса. В Москве пустили электрический трамвай. Кому-то, возможно, сегодня пообещали вернуть долг. Пусть надеются. Кто-то чуть не проспал на работу. «Примечательности» у каждого свои. А еще 6 апреля – день рождения художника-модельера муниципального театра «Русский стиль» им. М.М. Бахтина Нины Николаевны Сиротининой. «Что же такого интересного в личности, о которой даже в могущественном Интернете ничего не найти?» – возможно, спросите вы. Почитайте – наверняка поймете.

Подарок для круглой отличницы

Рабочий день Нины Николаевны проходит в шелках и атласе, среди боа, кружев, тесьмы, лент. Загадка: «Сто одежек, миллион застежек, тысяча стежков. Что это?». Кабинет Сиротининой. Служебные обязанности Нины Николаевны – скорее, дело всей ее жизни. Она одевает принцев и нищих, ведьм и бизнесменов, гейш и поварих. О, сколько их, ярких, характерных, неподражаемых персонажей «Русского стиля»!

Все начинается с эскиза, разработанного художником-постановщиком спектакля. Это некий образ схематичного творчества – как всплеск мысли и чувства. Далее метафорической мысли Нина Николаевна в дуэте с художником придает конкретику. Выбор тканей, фурнитуры, раскройки, примерки, подгон… Не знаешь, что труднее – пристрочить 20 метров тесьмы или угодить актеру, входящему в роль…

Свой боевой азарт Нина Николаевна систематизирует. Старается с толком, с чувством, с расстановкой распоряжаться временем. Говорит, в творческо-пошивочном процессе не замечаешь, насколько трудна задача. Зато, когда спектакль выходит на «финишную» премьеру, частенько сама удивляется: как удалось столько сделать?!

О премьере вообще разговор отдельный. Это апофеоз апофеоза. Становится видно, красит ли костюм человека, а человек – костюм. Модельер ждет премьеру с не меньшим трепетом, чем артист, нередко сожалеет: было бы времени побольше, всю работу сделала бы вручную. Так гармоничнее, воздушнее. Это творчество, а швейная машинка – мастерство.

Костюм и артисты сыгрываются постепенно, осмысление образа происходит  не сразу. Сколько профессиональных «пунктиков» у актеров, нам, простым смертным, не понять. Их терзают не только черты характера и мотивы героя, но и, к примеру, вопрос, каким он мог быть в детстве, что делал десять лет назад... Погружение по Станиславскому.

Каждая петелька важна для полноты (в образном смысле этого слова) персонажа. «Театральная» одежда в спектаклях тоже играет роль. Она непременно должна хранить следы жизни! Это творение, в которое мастер вкладывает опыт, настроение, душу. Здесь Нина Николаевна не признает условностей.

Нежность, упоение, восторг, с которым Сиротинина относится к работе, – от огромной любви к театру: «В театре главный – актер. Он выносит совместный труд на суд зрителя. Весь постановочный коллектив должен работать на него. Качество спектакля зависит и от того, как сшит, отутюжен костюм! Успех невозможен, если всей душой не любить театр и свое дело!».

Должность Нины Николаевны подразумевает умение делать все на свете, но даже она не раскрывает всего арсенала своих способностей…

Найти иголку в стоге сена

Сиротинина могла стать актрисой. В старших классах училась на подготовительных курсах в театральном училище имени М.С. Щепкина. И поступила бы, но из-за болезни мамы мечту пришлось изменить (но не отказаться!). Решила попробовать свои силы в Орловском филиале института искусств и культуры (ныне – ОГИИК), стать режиссером. Правда, мало что тогда знала о профессии. Главное, она связана с театром.

В первый раз провалилась. Нужно было рассказать о каких-то трех сакраментальных и уже канувших в Лету постановлениях ЦК КПСС в области культуры. Содержание двух знала, попалось третье… Ошибка оказалась непростительной в глазах приемной комиссии. Ничего, девушка пришла на следующий год. Без обиды, с еще большим энтузиазмом – и ей повезло. Попала на курс к замечательным педагогам.

В режиссуре Нине Николаевне удалось попрактиковать немного – около полутора лет возглавляла театральную студию в клубе завода «Стройиндустрия». А потом появились самые важные зрители, критики и сценаристы: муж, два сына.

Театром душа оставалась все так же полна, больна и счастлива. Случайным и чудесным образом пришла устраиваться костюмершей в тогдашний орловский ТЮЗ, но талант, институтский диплом, трудолюбие, открытая улыбка, обаяние помогли стать помощником режиссера. Началась совсем другая жизнь: спектакли, гастроли, новые эмоции. За приливом театрального счастья снова штиль: дети пошли в школу, график работы стал неудобен. Но так не хотелось уходить из театра... Тогда Нина Николаевна устроилась портной в пошивочный цех. Ее университеты в этой профессии – мама, бабушка и жизнь.

Так получилось, не раз приходилось делать сложный выбор, и каждый раз он был в пользу театра. Возможность получить прекрасную денежную работу недалеко от дома в 2005 году променяла на должность заведующей костюмерным цехом в «Русском стиле». Посмотрела на мужа-железнодорожника молчаливым взглядом, ищущим сочувствия, он «благословил»: «Не хочу, чтобы ты плакала ночами, отказавшись от мечты». Модельер-художник стал следующим, разумеющимся и заслуженным этапом карьеры.

Русский стиль, дизайн и крой

По собственному признанию, именно в «Русском стиле» Нина Николаевна утвердилась как профессионал. На новой работе пришлось учиться всю ответственность брать на себя. И коллектив здесь чудесный.

Нина Николаевна шутит: в ее профессии важно хорошее зрение и старательность. Но секрет здесь куда сложнее – нужна душа.

Стажеру она в напутствие сказала бы так: «Есть выражение: клиент всегда прав. Актер прав в квадрате. Это важнейшее лицо, которому никогда нельзя портить настроение. Нужно, чтобы артисту было удобно, комфортно. Тогда он полюбит свой костюм, себя, свой образ, и роль зазвучит. Все остальное – дело техники: пришить, обметать, добавить атласный воротничок... Будешь любить артиста – все получится. И, конечно, главное – беззаветно служить театру!».

К пуговицам претензии есть?

Кстати сказать, Нина Николаевна в этом отношении очень жесткий человек. Встречался в ее творческой судьбе актер, с которым было очень сложно работать. Даже не капризы и недовольства виноваты. Просто то нитка оборвется, то иголка сломается. У Николая Цискаридзе в одном интервью спросили, не тяжело ли ему в поддержке было поднимать некую «габаритную» балерину. Он ответил мудро и многозначительно: «Поднимают не вес. Поднимают характер!». Сиротинина характер обшивает. Любой конфликт хороший портной должен сметать по швам. Постановка – творческий итог коллективной деятельности.

Актеры тоже помогают своим портным. Были случаи, приходилось примам гордо играть с разошедшейся на спине молнией, будто так и задумано. В случае очередного сценического ЧП многим дамам и кавалерам выпадало во втором акте выходить на сцену «обколотыми» английскими булавками…

С миру по нитке

Сама Нина Николаевна – портной с иголочки. Шьет себе изумительные наряды, муж категорически отказывается ходить в «магазинных» брюках. Внучке-моднице тоже повезло. Хотя, конечно, душа больше лежит не к ситцу, шерсти и бязи, а к бархату и шелку, к утонченным роскошным нарядам, созданным не чтобы их носили, а чтобы ими любовались.

Среди личных образцов стиля – советский модельер, художник театрального костюма, русская Коко Шанель Надежда Петровна Ламанова. Нина Николаевна создает не просто новое, а прекрасное! Сегодня в театре открывается выставка ее работ: японские и египетские мотивы, сюжеты Климта, Дали, Пикассо, пейзажи, в которых гуляет ветерок…

Сколь еще идей в голове – на десяток выставок хватит. В домашних кладовых томится немалое количество карнавальных костюмов, пошитых для сыновей, роскошных платьев на отдельную экспозицию.

Нина Николаевна искренне восхищается людьми, которые могут творить, и благодарит их за бесконечный обмен опытом и энергией добра: «От любого человека, с которым общаешься, всегда надо брать что-то хорошее. Только тогда однажды ты сам станешь  полноценным!».

В друзьях как в шелках

Она и сама щедро делится своим разумным, добрым, вечным. Поучиться у нее есть чему. Помимо перечисленного не изменяет любимой легкой атлетике, волейболу. Зимой ходит на лыжах, обожает кататься на коньках. Ко всему прочему еще увлекается ландшафтным дизайном. На даче ждут 50 соток земли и кошка Маруська с безумным количеством котят.

А какие праздники для домашних и соседей она устраивает, не расставаясь со своим вторым режиссерским «я»! Главное, семья во всем поддерживает. Хотя пристрастия разделились. Ее мужская составляющая, добытчики и кормильцы, специализируются на футболе, рыбалке, тихой охоте и переживаниях за «Спартак-чемпион».

Сиротинина очень тонко относится к чувствам. Считает, все прекрасное в себе надо холить и лелеять, оберегать от ветров и бурь. Для нее самое главное – любовь: к мужчине, цветам, детям, животным, к жизни. В фундаменте семьи для Нины Николаевны крайне важна еще одна составляющая – уважение.

Примечать можно многое. То, что у коллеги больше зарплата, круче машина или вся спина белая. То, что политика США противоречит российским интересам, а в заборе у дома напротив не хватает двух досок. Много вокруг дурацких экспонатов, которые нам так мешают, раздражают, и вообще… Но как, оказывается, приятно бывает поговорить с такой женщиной, как Нина Николаевна, увидеть ее работы, услышать трогающие сердце слова.

Ольга Сударикова, фото Алексея Хапкова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям