Орелстрой
Свежий номер №44(1246) 13 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Память

«Танцующий герой»

20.08.2012

1 августа на 73-м году жизни скончался известный российский актер театра, кино, телевидения, народный артист России Федор Яковлевич Чеханков. В Орле его многие хорошо знают – послевоенные детские годы Ф.Я. Чеханкова прошли в этом городе, откуда он в 1957-м уехал в Москву поступать в театральное училище – с благословения мамы, Валентины Авраамовны Чеханковой, известной артистки тургеневского театра – любимицы орловцев.

О чем рассказывать?

Июнь 2010-го. Театр «Свободное пространство». I Международный фестиваль камерных и моноспектаклей LUDI. Федор Яковлевич – председатель жюри. Позади напряженный рабочий день: просмотр конкурсных постановок, пресс-конференции, обсуждения и т.д. Поздно вечером – встречи с молодежью и теми людьми, которые помнят его еще подростком 40–50-х годов.

…Стоим с Федором Яковлевичем за кулисами в гримерке, где много лет, дней и часов провела Валентина Авраамовна, готовясь к выходу на сцену. Невысокого роста, худой, глаза как у доброго ребенка, он заметно волнуется.

– О чем рассказывать сегодня, чтобы людям интересно было?

– Как о чем? О детстве. О театре. О жизни…

Промолчал. Задумался. А когда вышел на сцену, улыбнулся такой лучистой улыбкой, что, казалось, солнце заглянуло в зрительный зал. И началась исповедь…

Театральный ребенок

Перед нами будто бы распахнулись послевоенный Орел и жизнь дружной артистической коммуны, когда актеры ютились в крохотных комнатках общежития, но не жаловались, потому что главным для них было искусство. Здесь свои, родные, радости и горести. И еще: такая страшная беда пришла в один недобрый день – маленькому Федору довелось пережить арест (был ложный донос) одного из друзей его семьи, замечательного артиста, которого увели в автозак незадолго до начала спектакля.

…А вот маленький Федя выходит на сцену в образе Сереженьки Каренина. И еще один эпизод: мальчик прячется за декорациями от могучей Аллы Константиновны Тарасовой, приехавшей на гастроли. Ей рассказали, что есть замечательный мальчуган, сын актрисы, который с успехом играет Сережу. Когда костюмерша подвела мальчика к А.К. Тарасовой, Алла Константиновна спросила: «Что же ты меня так испугался? Может, у нас с тобой что-нибудь бы и вышло» – и ласково потрепала по щеке. Как дорогую реликвию хранил Федор Яковлевич фотографию Аллы Константиновны с надписью: «Дорогому, милому Феденьке Чеханкову с надеждой, что из него выйдет артист. Ваша Алла Тарасова».

Надежды оправдались

Выпускник театрального училища имени М.С. Щепкина при Малом театре, Федор Чеханков более полувека проработал в Театре Советской (ныне Российской) армии. Вести о его блистательных театральных работах быстро разносились по всей нашей необъятной советской стране. Особенное признание заслужила его звездная роль Альмавиро в спектакле по пьесе «Учитель танцев». Этот образ создавал великий Владимир Михайлович Зельдин. Можно ли «переиграть» или «перетанцевать» самого В.М. Зельдина? Нет, конечно. Неподражаемый Зельдин в этом образе – истинный аристократ. У Ф.Я. Чеханкова Альмавиро – более простой человек. Как говорил сам Федор Яковлевич, «то ли бродяга, то ли нищий студент».

С 1961 по 2006 год в его послужном списке числится всего четырнадцать ролей в кино. Последняя – в фильме Эльдара Рязанова «Андерсен. Жизнь без любви», где Федор Яковлевич предстал перед нами с экрана в образе элегантного, чуть лукавого, грустного, очень симпатичного человека – директора театра.

«Актер-трудоголик»

«Танцующий герой» – так называла Федора Чеханкова знаменитая примадонна одесской оперетты Людмила Сатосова, а популярнейший одессит, тоже известнейший актер Одесской оперетты Михаил Водяной добавлял: «Вы – наш человек». И это истинная правда. Не работая в театре музыкальной комедии, Федор Чеханков был все-таки создан и для оперетты. Легкий на ногу, ритмичный, музыкальный, он потрясающе танцевал (в искусстве театральной хореографии – самоучка), выразительно пел – на сцене и в любимой советскими зрителями телепередаче «Вас приглашает оперетта». Кстати, совсем недавно в теле-шоу-проекте «Театр и цирк» Федор Яковлевич вышел на арену и спел эстрадные куплеты, удивив всех той же самой (неувядаемой) легкостью и изяществом лихого степа в бешеном темпоритме. А ему уже было за семьдесят!

Наш земляк и друг Федор Яковлевич Чеханков принадлежал к поколению «актеров-трудоголиков». Творчество было главным смыслом его жизни. Он не успокаивался на достигнутом, искал новые и новые краски к уже созданным образам, растил и пестовал свои роли так бережно, как это делают заботливые родители со своими детьми.

Мне довелось впервые лично познакомиться с ним в Красноярске, в 1975 году, в дни сибирских гастролей Театра Советской армии. Затем виделись в Орле, в театре «Свободное пространство». Туда он приходил с благоговейным трепетом в сердце. Вспоминал свое детство, проведенное в этих стенах (после войны здесь долгое время размещался областной тургеневский театр), отрочество, раннюю театральную жизнь. Ходил по закулисью, театральным лестницам, как по святым местам, которые живут в долгой сердечной памяти.

Акакий Акакиевич

В 2010 году фестиваль LUDI открывался внеконкурсным показом спектакля «Шинель» по повести Н.В. Гоголя. Главный режиссер Театра Российской армии народный артист России Борис Морозов создал эту постановку по желанию самого Федора Яковлевича, захотевшего отметить свой 70-летний юбилей обращением к гоголевской теме «маленького», униженного человека. Эту роль Чеханкова я не забуду никогда. У Федора Яковлевича Башмачкин не был таким затюканным, как у других исполнителей. В этом классическом персонаже актер сумел увидеть и вынести на сцену человеческое достоинство, доброту, даже своеобразную мудрость мелкого чиновника, волею судьбы оказавшегося в окружении бездушных людей. И трагическая фраза Акакия Акакиевича, стоящего на четвереньках, «Оставьте меня, зачем вы меня так обижаете?», «выстрелила» в сегодняшний день. Чеханковский Башмачкин из века девятнадцатого в век двадцать первый посылал свой негромкий, но мощный протест против тех, для кого и ныне цена человеческой жизни гроша ломаного не стоит. Гуманистический «антипафос» Н.В. Гоголя, пропущенный через сердце артиста, отозвался болью и состраданием в людях нашего времени.

«Мне нужен зал»

За свою долгую жизнь в театре, кино, на телевидении – от «Учителя танцев» до «Карамболины-карамболетты» и «Шинели» – Федор Чеханков вывел на сцену и экран абсолютно непохожих героев и персонажей. Мало кто об этом сейчас помнит, он даже… Геббельса сыграл в спектакле «Конец» по пьесе Михаила Шатрова. Артисту Федору Чеханкову и режиссеру Ростиславу Горяеву «ревнители исторической правды» предъявили в середине 70-х годов забавную претензию: мол, слишком хорошо понимают психологию извергов! С 1975 по 1978 год этот спектакль прошел сорок раз и был снят с репертуара.

В своей книге воспоминаний «Моя дырявая память» Федор Яковлевич пишет в эпилоге: «Мне нужен зал. Пусть даже пустой. Мне нужна сцена. Я не умею без нее жить».

Да, этого он не умел. Мне всегда казалось, что как-то неуютно чувствовал себя Федор Яковлевич вне театра, сцены, репетиций, спектаклей. А сейчас многим из нас, помнящим его живым, искрометным, доброжелательным, тоже неуютно: как при заходе солнца, которое больше никогда не взойдет.

Виктор Евграфов

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям