Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Машина времени

«Такие люди, как И.С. Тургенев, не приносят ущерба тиранам, но убивают тиранию»

18.07.2014
Известно, что Тургенев, в отличие от многих писателей-классиков, поглощенных литературным трудом, чрезвычайно интересовался политикой, международной и внутренней, и в области политической мысли, по свидетельствам современников, стоял на таком же высоком уровне, как и в области философии. Немецкий литератор и дипломат X. Гогенлоэ говорил: «Если бы я был царем Александром, я бы Тургеневу поручил сформировать кабинет министров». Возможно, это было одной из причин того, что и художественное творчество, и общественно-политические взгляды Ивана Сергеевича вызывали столь противоречивую оценку современников.
 
 
Либерал старого покроя
Император Николай I «в сущности, за книгу «Записки охотника», как писал Тургенев, отправляет ее автора в ссылку, а его сын, император Александр II, воспитанный В.А. Жуковским, растроганно плачет над рассказами из «Записок охотника». Как свидетельствуют записи в дневнике братьев Гонкур от 2 марта 1872 года, Тургенев говорил: «Будь я человеком тщеславным, я попросил бы, чтобы на моей могиле написали лишь одно: что моя книга («Записки охотника» – Прим. авт.) содействовала освобождению крепостных. Император Александр велел передать мне, что чтение моей книги было одной из главных причин, побудивших его принять решение».
В конце 1870-х годов реакционный журналист Болеслав Маркевич, которого Тургенев изобразил в романе «Новь» в образе Коломейцева, в своих статьях, носивших характер политического доноса, обвиняет Тургенева в неблагонадежности, пишет, что Иван Сергеевич преклонялся перед революционной молодежью. Опубликовано письмо И.С. Тургенева редактору журнала «Вестник Европы» М.М. Стасюлевичу от 1879 года, которое исследователи называют политической исповедью писателя, – это «Ответ иногороднему обывателю». Под псевдонимом «Иногородний обыватель» публиковал свои статьи Б. Маркевич.
«Я всегда был и до сих пор остался «постепеновцем», либералом старого покроя в английском, династическом смысле, человеком, ожидающим реформ только свыше, принципиальным противником революций», – пишет Тургенев. Писатель не принимал абсолютной наследственной власти, когда монарх уподобляется древнему арабскому калифу – в его руках законодательная и судебная власть, он глава церкви и войска, и только в его руках жизнь и судьба его подданных. По свидетельству публициста и переводчика М.О. Ашкинази, с которым Тургенев общался в Париже, писатель много раз говорил ему, что его идеалом для России была конституционная монархия с царем, подобным английской королеве Виктории, то есть государственный строй Великобритании.
 
С ответственностью перед русским обществом
Будучи трезвым реалистом, одним из самых проницательных политических мыслителей своего времени, прекрасно оценивая условия русской действительности, Тургенев ясно видел консерватизм правительства, радикализм революционеров, несостоятельность либералов, но носил в душе своей глубокое чувство ответственности перед русским обществом – признак высокого духовного аристократизма – и страстную жажду политического обновления русской жизни. И когда появлялась самая малейшая надежда на развитие общественных сил в России, он старался способствовать этому всеми средствами. Отсюда его связь с революционерами, хлопоты о смягчении участи тех из них, кто подвергался репрессиям, в частности, об арестованном Г.А. Лопатине; дружба с выдающимся деятелем народничества, известным писателем, ученым и философом П.А. Лавровым, которому он писал 29 апреля 1875 года: «Нахожу вашу деятельность полезной». Известно, что И.С. Тургенев субсидировал его журнал «Вперед!».
9 (21) февраля 1847 года Тургенев писал Лаврову: «С удовольствием буду давать ежегодно 500 франков до тех пор, пока продержится ваше предприятие, которому желаю всяческого успеха».
Тургенев выступал, как свидетельствуют его письма середины 1870-х годов, и как литературный советник Лаврова, в частности, дал отзыв о программе журнала «Вперед!», присланной ему Лавровым. Самое деятельное участие Иван Сергеевич принимал в организации литературно-музыкальных вечеров, весь доход с которых шел в пользу русской эмиграции, – выбирал исполнителей и т.д. Кроме того, писатель учредил первую в Париже русскую библиотеку, получившую название Тургеневской.
 
Сочувствующий декабристам
Иван Сергеевич принял горячее участие в судьбе декабриста Николая Романовича Цебрикова (1800–1862). Выходец из петербургских дворян, Н.Р. Цебриков служил портупей-юнкером лейб-гвардии Финляндского полка. Его отец, P.M. Цебриков (1761–1817), вольнодумец XVIII века, близкий родственник Я.Б. Княжнина, «сочувственник» А.Н. Радищеву, выпускник Лейпцигского университета, член Российской академии наук, оказал большое влияние на сына. В родовой библиотеке Тургенева хранится книга А. Гудара, переведенная отцом декабриста «Мир Европы, или Проект всеобщего замирения», изданная в Санкт-Петербурге в 1789 году. Эту книгу приобрел двоюродный дед писателя, на ее переднем форзаце сохранился автограф: «Жан Лутовинов, №394».
Н.Р. Цебриков принимал участие в восстании 14 декабря, во время следствия был по приказу царя закован в ручные кандалы за «упорство в признании» и «употреб­ление дерзости в выражениях при допросе». Отнесенный к XI разряду «государственных преступников», Цебриков был лишен дворянских прав, разжалован в солдаты и отправлен в действующую армию. Более десяти лет провел в ней, сражаясь с турками и горцами, за храбрость получил Георгиевский крест, в 1837 году произведен в прапорщики и ушел в отставку; оставаясь под надзором полиции, был поселен в Саратовской губернии.
И.С. Тургенев познакомился с Цебриковым, видимо, в середине 1850?х годов, когда опальный декабрист получил разрешение на въезд в столицу. С помощью Тургенева Николай Романович становится сотрудником «Полярной звезды». Пытаясь улучшить его материальное положение, писатель просит свою знакомую Е.Е. Ламберт, обладавшую большими связями в петербургском обществе (она была дочерью министра финансов Е.Е. Канкрина и женой генерала, графа И.К. Ламберт), помочь Цебрикову найти место управляющего каким-нибудь имением. «…Цебриков Николай Романович – бывший декабрист, но уже давно прощеный и бывший на службе; за его абсолютную рыцарскую честность я ручаюсь головой, а за его способности говорит прилагаемый аттестат... Я чувствую за него нечто вроде ответственности», – писал Тургенев Е.Е. Ламберт 9 февраля 1860 года.
В мае 1861-го Цебриков был определен управляющим имением брата графини Ламберт, а в июле того же года гостил у Тургенева в Спасском-Лутовинове. Весной 1862 года Н.Р. Цебриков скоропостижно скончался, о его смерти, по-видимому, Тургенев сообщил редакции герценского «Колокола», который в некрологической статье от 15 октября 1862 года писал: «... Несмотря на свои седые волосы, нам пишут, он остался юношей между благоразумной молодежью, которая не хочет гибнуть даром».
 
Лилия Александрова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям