Орелстрой
Свежий номер №44(1245) 06 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
История с продолжением

Тайны дворцовой набережной

18.11.2013

«Надеюсь, ты понимаешь, что «управление культуры» и «культура» – это далекие друг от друга понятия?» – постарался как-то расставить точки над i один краевед. В последнее время иллюстраций к этому, пусть будет, анонимному высказыванию – пруд пруди. «Вдруг откуда ни возьмись» склепы в фамильной усыпальнице Ермолова, «ценная – неценная» комната сказок во Дворце пионеров, снос исторического здания в рекреационной зоне Орла. Главное «ненормальное», что объединяет эти некультурные скандалы последних месяцев, – этакий ореол таинственности, который управление напускает на культуру. Причем, думаю, чиновники делают тайны на историческом месте не по зову сердца, а исключительно по незнанию. Хотят, чтобы истину, которую они не знают сами, никогда не узнали и остальные. Докажем эту гипотезу на примере памятника истории и культуры местного значения «Дом жилой. XIX век». Или… не памятника?

Бездействие, как и было сказано

Дом генерал-губернатора, дом купца Селиверстова, развалины на набережной – в народе много названий этому строению, которое вот уж несколько десятков лет мозолит глаза каждому жителю и гостю города. «ОВ» последовательно сообщает читателям о современном этапе «жизни» здания №1 по улице Гостиной. Мы были свидетелями его перепродажи, выставления на новые торги «можно частями», бессилия (или нежелания?) областного управления культуры сохранить здание для потомков… И – как апофеоз – снос одного из строений исторической группы и судебный процесс, подтвердивший абсолютное бездействие чиновников от культуры.

– В 2007 году на основании прогнозного плана приватизации муниципального имущества здание и земельный участок по Гостиной, 1 были проданы ООО «Маслово». В 2009 году собственник заключил договор купли-продажи с ООО «РегионИнвест», – зафиксировано в исковом заявлении прокурора. – В 2011 году с новым собственником заключено охранное обязательство, в соответствии с которым здание находится в аварийном состоянии. В декабре 2012 года ООО «РегионИнвест» получило от управления культуры задание по сохранению объекта культурного наследия «Дом жилой. XIX век» сроком до 2016 года. В задании границы территории объекта и его зон охраны не определены, описание предмета охраны отсутствует (эта важная часть работы по сохранению памятника была сделана чиновниками только во время судебного процесса в сентябре 2013 года. – Прим. авт.). Обстоятельств, препятствующих управлению культуры и архивного дела Орловской области исполнить данные свои полномочия ранее, в судебном заседании установлено не было.

А что же мы охраняем?

Зато сразу после иска прокурора было вот что: чиновники созвали общественный совет (почему-то только после сноса здания по Черкасской, 1, а не годами так шестью раньше, когда дом стал частной собственностью), на котором и озвучили предмет охраны. Оказывается, от исторической ценности объекта «Дом жилой. XIX век» остался только… фундамент центрального здания.

– При постановке облсоветом на местную категорию охраны никто не изучал исторической ценности этого здания, не был составлен его паспорт, то есть постановка на учет была проведена в нарушение федерального законодательства, – пояснил заместитель председателя центрального совета ВООПиИК Виктор Ливцов. – Когда стали разбираться, выяснилось, что по данному адресу не одно здание, а два, что по документам БТИ они датированы 1920 годами и, главное, что от части дома, построенной Тибо-Бриньолем, после подрыва Красного моста в 1943 году не осталось камня на камне. Ситуация дикая, конечно. Но, к сожалению, не единичная. Что говорить о памятниках местного значения, если при инвентаризации федеральных памятников, которую я в свое время проводил, выяснилось, что и на них большая часть документов утрачена.

Но вернемся к Гостиной, 1. Получается: некое строение под видом исторически ценного включили в перечень памятников местного значения. Те есть по закону оно вроде как памятник, но документального подтверждения этому нет. Примечательно, что заваруха с определением собственно предмета охраны началась с подачи нынешнего собственника дома по Гостиной, 1.

– Вот копия постановления от 2007 года, когда здание продали ООО «Маслово», – показывает документ Борис Москалына, совладелец «памятника». – Читаем: «продать участок из земель населенного пункта, общественно-деловая зона, для реконструкции и строительства многофункционального здания». Никаких обременений! И когда право собственности регистрировали мы, нам выдали документ, в котором указано, что на землю обременений нет, а на здания есть «прочие обременения». И только спустя 18 месяцев, в марте 2011 года, управление культуры дает нам охранное обязательство, сообщая, что это памятник, что это заповедная зона, а не общественно-деловая, и что дом надо сохранять, а не строить заново.

Скажу прямо: с владельцами ООО «РегионИнвест» чиновникам от культуры не повезло. Борис Михайлович оказался человеком въедливым:

– Поняв, что перепродать здание с такими обременениями мы уже не сможем, решили подчиниться вновь открывшимся обстоятельствам и исполнять закон об охране памятников. Обратились в горадминистрацию, узнали, что на градостроительном совете в свое время рассматривался и был утвержден проект реставрации здания. Я уже поднаторел в этих культурных делах, спрашиваю: а вы согласовали проект с управлением культуры? Нет, не согласовали! Прошу дать мне пакет документов, который должны были представить в областной Совет при постановке здания на охрану, а документов нет – мол, утеряны! То есть они сами до сих пор не знают, что охраняют. А как же тогда я буду выполнять свои обязательства по охране?!

Компромисс, казалось, найти удалось: собственник за свой счет отстроит здание – копию памятника. Краевед Ксения Седойкина нашла в архивах план дома купца Селиверстова. Его и порешили взять за основу для реконструкции здания по Гостиной, 1.

– Единственное, я попросил повысить этажность здания – по проекту три этажа, я предложил четыре, потому что иначе из-за моста будет одна крыша торчать, переднего фасада не будет видно. По задумке, это был бы бизнес-центр, офисные помещения. А в плане компенсационного строительства я попросил разрешение построить на заднем плане торговый центр в семь этажей, – мечтает Борис Москалына. – Но сначала хотел реализовать проект реконструкции, а уже потом обсуждать этажность нового здания, которое то ли будет, то ли нет, еще не известно.

Замкнутый круг

Но как можно реконструировать памятник, если он не памятник? Никак. Что и проверил на своем опыте инвестор. План реконструкции исторического здания требует экспертного заключения, эксперты требуют паспорт памятника, паспорта нет и не будет, потому что все нужные документы утеряны в перманентных реорганизациях архива управления культуры. И вообще, без этого паспорта здание не могли признать памятником. Но признали. И теперь его снести нельзя, а реконструировать, получается, тоже. Замкнутый круг.

Единственный способ его разорвать – восстановить истину, освободить ее от покрова чиновничьих «тайн». Собственники дома №1 по Гостиной подготовили иск, намереваясь добиться в судебном порядке снятия этого «памятника местной категории» с госохраны. И, по мнению того же Виктора Ливцова, у этого иска есть серьезная перспектива. Тем более, прецеденты есть: за последние годы три памятника в Орловской области в судебном порядке были лишены такого статуса. Именно из-за того что оказались в соответствующих реестрах в нарушение законодательства.

И если взглянуть на ситуацию трезво, если то, что мы сегодня видим на Гостиной, 1, вовсе не XIX век, а советский «новодел», то что мешает городу к 450-летию, тем более за деньги инвесторов, построить новый «новодел»? Только на этот раз уж должным образом проконтролировать максимальное приближение к истории. Тем более что и архивные эскизы есть. Было бы кому контролировать. Но только чтобы без тайн, ладно?

Борис Москалын ООО «РегионИнвест»

Несмотря на неоднократные обращения в управление культуры до сих пор историко-культурное значение дома№1 по Гостиной документально не подтверждено. Что ставит под сомнение законность и обоснованность принятия его облсоветом на учет как вновь выявленный памятник. 

Елена Майорова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям