Орелстрой
Свежий номер №44(1246) 13 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Осадок дня

Своемерные записки на полях календаря

24.11.2011

14 ноября понедельник 

Межсезонье; осень из последних природных сил отражает преждевременные попытки зимы наступить. В мире мерзко и мокро. Рыжий кот, съежившийся во дворе на куче павших листьев, заглядывает прохожим в глаза и укоризненно мяукает вслед: что ж вы проходите мимо? мне ж тут хреново!  Через его сиротскую неустроенность я острее почувствовал, что имел в виду Хайдеггер, постулируя  заброшенность как экзистенциал сумеречного сознания.

Прирученные нами звери отражают нечто скрытое в нас. Старый циник Черчилль знал людей и любил собак. Он обронил как-то саркастически точное замечание: Поразительные существа – домашние животные! Собаки смотрят на нас снизу вверх, кошки – сверху вниз, и только свиньи – как на равных. В последние годы в развитых странах стало модно держать дома ухоженных свинюшек. А что? очень демократично! Еще одно проявление политкорректности.

Подавляющее большинство людей, однако, придерживается более консервативных взглядов, в свиньях усматривая главным образом свинину. Именно настолько простирается наша общая забота о них, то есть свиноводство. Что же касается собак и кошек, то их и так в излишке. В нашей городской администрации сложилось мнение, что ликвидацию бездомных животных надо проводить по жалобам обывателей и за их счет. Резонно: кто заказывает убийство, тот и оплачивает его. Понеже в бюджете не заложено средств на окончательное решение собачьего вопроса. И тем более нет средств на содержание концентрационного лагеря для братьев наших меньших.

15 ноября вторник

Да уж, с политкорректностью у нас как-то не очень... Наше общество пропитано недоброжелательством. Сограждане смотрят друг на друга без радости, с тайным презрением и явным подозрением. А выдастся случай, сразу хватают за душу…

На днях случилось мне (в который раз!) стать объектом критической агрессии. Собрат по перу, пребывая в расширенном состоянии сознания (проще говоря – хорошо выпивши), вознамерился меня вразумить. За полчаса времени и пол-литра водки он брался выпрямить мне извилины, то есть избавить от пагубных влияний масонства и гибельных заблуждений либерализма. Чтобы я не кобенился, а был как все (понимай: как он).

От широты натуры он предложил поехать с ним в деревню, где у него прикуплен домишко. Не усадьба, конечно, но все ж – свое имение... – Поживешь в избе, попьешь самогонки, полежишь на печке – и совсем по-другому будешь смотреть на Россию!

Субъект спорного образа мыслей и сомнительного образа жизни, он имел обо всем свое мнение, ни о чем не имея понятия. В нахрапистой манере, свойственной ревнителям сермяжной правды, он брался за немедленное и окончательное решение всех вечных вопросов и мировых проблем.

Всю жизнь я сомневаюсь даже в правильной постановке вопросов. А вот у простых натур, будь они от сохи или от пера, на все есть ответы. Мировая гармония кажется мне недостижимой целью и непостижимой тайной. А им постигнуть суть вещей как два пальца облизать! Безграничная самоуверенность ограниченного ума, создающая столько проблем тем, что ни в чем не видит проблемы…

16 ноября среда

С некоторых пор, набравшись ума и нахлебавшись лиха, я (по возможности) ухожу от споров. Дискуссия по-русски – прение *); не полемика, а драка. Побеждает не правый, а подлый. Не тот, у кого сильнее логика, а тот, кому плевать на аргументы и факты. Извините за непарламентское выражение; в бурных прениях привыкаешь ни в словарь, ни в карман за словом не лезть.

Что ж; такова уж наша жизнь. К окружающей нас действительности нужно относиться философски. Не смеяться над людьми, не огорчаться ими и не клясть их, а  понимать, – как наставлял Бенедикт Спиноза **). Я не смеюсь и не кляну. И не понимаю.

17 ноября четверг

Международный день философии. По регламенту ЮНЕСКО проводится с 2002 года в третий четверг ноября. Прекрасное начинание! Хоть и никчемное…

В этот четверг или в другой раз (в четверг после дождичка) надо бы задуматься о смысле жизни. Но – некогда, некогда… и жить торопимся, и чувствовать спешим.

И все-таки мы, россияне, в большей мере, чем кто-либо, вправе считать себя философами ipso facto ***) своего специфического существования. Потому что в эпистемологическом плане у нас не осталось ничего, кроме сомнений. Мы потеряли уверенность во всякой телеологии и даже целесообразности. Все надежды на авось. Да еще на божий промысл. Бог не выдаст, свинья (смотрящая на нас как на равных) не съест. Но пути господни неисповедимы, – а в изнанке жизни все заметнее проступают дьявольские козни…

Философские занятия имеют своей целью обретение бытия. Что, надо сказать сразу, получается у философов далеко не всегда и как-то странно... Как сказал один из них, великий агностик Бертран Рассел, Философия – это когда берешь нечто настолько простое, что об этом, кажется, не стоит и говорить, и приходишь к чему-то настолько парадоксальному, что в это просто невозможно поверить. Философия, занятая устранением внутренних противоречий, является наукой. Философия, принявшая обнаруженные парадоксы в качестве постулатов, становится мудростью.

Стезя разума нелегка и нерадостна. Вспомним Екклесиаста, много опечаленного многой мудростью. Вспомним Сократа, философа per se ****). О его судьбе знают даже дети. Сократ был греческий философ. Он ходил среди людей и давал им добрые советы. За это они его отравили. Это выдержка из сочинения шведской школьницы Карин Ларссон; очень умная девочка… даже боязно как-то за нее.

Из философов нашего времени ближе всех к мудрости подошел, пожалуй, Мераб Мамардашвили. Его способ философствовать не снимает сомнений в сущем, но учит правильно сомневаться. Философия полна вещей, которые суть условия ясности всего остального, а сами не ясны и никогда ясны не будут. С одной стороны, это умозаключение обескураживает, а с другой – обнадеживает. Значит, чем больше в вашем сознании вещей, относительно которых у вас нет никакой ясности, тем в большей степени вы являетесь философом.

Время от времени собственные сомнения я пытаюсь зарифмовать, чтобы выразить свое незнание с наименьшим ущербом для самолюбия. Что поддерживает меня в этих попытках, – мнение испанского писателя и мыслителя Мигеля де Унамуно, утверждавшего, что между поэзией и философией нет существенной разницы. Вот…

ФИЛОСОФИЧЕСКИЕ СТАНСЫ

В жизни на чудо надеяться глупо,

и божий страх нам не выпишет полиса;

горние выси и темные глуби –

два недоступных для разума полюса.

Есть то что есть, – и чего же нам боле?

Сферу Паскаля *****) философы сузили:

мир – это факты в логическом поле ******);

прочее – вымыслы, ergo *******) – иллюзии.

Если призвания к святости нету, 

жить надо просто, легко и рассеянно…

если гора не идет к Магомету –

значит, не будет землетрясения.

Мир не бывает ни белым, ни черным,

хоть и случаются разные полосы;

без воли божьей с лысого черта

не упадет ни единого волоса.

 Сколько бы ни было фактов тревожных,

все же, согласно учению Лейбница,

мир этот – лучший из всевозможных, –

так что не надо монадам кобениться.

Мы подбираем вопросы к ответу

и подгоняем события к прошлому…

Если гора не идет к Магомету –

значит, все в мире идет как положено.

18 ноября пятница

Что такое философское состояние ума? Внезапно обнаружить, что стоишь, задумавшись, на мосту над бездной… а моста нет! и надо каким-то образом спуститься на землю и вернуться к реальности.

19 ноября суббота

Замкнуться в башне из слоновой кости или запереться в своей хате с краю, затвориться в скиту или затеряться в Интернете… – все это лишь разные способы уйти от действительности.

(Сумеречное сознание, уязвленное страхом, заключает себя в скобки своего эго: на дне житейского моря ментальный моллюск скорбного разума прячется в виртуальную раковину).

Мудрость – последняя иллюзия тех, кто утратил иллюзии.

20 ноября воскресенье

В театре «Свободное пространство» состоялся вечер памяти Владислава Трахтенберга, прекрасного артиста и замечательного человека. Жизнь замечательных людей не кончается с их смертью. Десять лет, как Влада нет с нами, а его харизматическая личность продолжает оказывать опосредованное влияние на творческую среду…

Мир так устроен, что в космическом пространстве нашей жизни периодически возникают черные дыры смерти. От каждого ушедшего человека  в мире образуется провал. Если человек не оставил по себе печали, дырка от него скоро затягивается и зарастает повседневностью. Утрата лучших людей не покрывается ничем; когда со сцены сходят главные действующие лица, эпоха уходит в прошлое. Зияющая пустота с течением дней заполняется общим смыслом, конденсированным из воспоминаний, и тогда потерянный хронотоп сохраняется, как ячейка в сотах общей памяти, в культуре. Сознание кристаллизует образы былого, очищая сущее от несущественного. Эти образы живут в нас, обязывая к большему.

В виртуальном мартирологе у каждого свой поминальный портал. Моя поисковая система высвечивает в сознании первый ряд имен… художник Валентин Анисимов, журналист Сергей Андреев, лидер телевидения Владимир Бабин, хранительница лесковского музея Лариса Камышалова, великий книжник Виталий Сидоров, артист Владислав Трахтенберг… Это были люди-катализаторы: от их присутствия жизнь вокруг становилась интенсивнее. Без них город для меня не полон и участь моя недостаточна.

В этот воскресный вечер в театре состоялся бенефис любимого артиста. Пусть он не мог выйти на аплодисменты, но дух его витал на сцене…

Все сборы от вечера, а также частные пожертвования будут направлены на издание книги о Владиславе Трахтенберге.

Владимир Ермаков

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям