Орелстрой
Свежий номер №44(1246) 13 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Денежный вопрос

Страсти по бюджету, или Принцип тришкиного кафтана

24.10.2017

У депутатов областного Совета сейчас главная забота – бюджет. 12 октября его обсуждали на расширенном заседании комитета по взаимодействию со средствами массовой информации и трудовым отношениям. Параметры главного финансового документа региона докладывала руководитель департамента финансов Елена Сапожникова. Собственно, бюджета как такового, по сути, до сих пор нет. Зато есть условный набор цифр, сведенный в проект бюджета. На 2018 год он прогнозируется сбалансированным, то есть расходы должны быть равны доходам. Расходы областной казны планируются в объеме 27 668,8 млн рублей. Доходы за счет собственных средств – 23 116,6 млн рублей. Это 83,5 процента от общего объема доходов. Остальные деньги – целевые безвозмездные поступления из федерального бюджета.

Миллиарды на бедность

Основным источником наполнения бюджета остаются налоги на доходы физических лиц – 6308,4 млн рублей, налог на прибыль – 4250,0 млн рублей и акцизы – 3318,8 млн рублей. Прочие налоговые и неналоговые поступления областного бюджета на 2018 год прогнозируются в следующих объемах: налог, взимаемый по упрощенной системе налогообложения – 1018,8 млн рублей; транспортный налог – 780 млн рублей; неналоговые доходы – 426,1 млн рублей. Расходы планируются к принятию на 2018 год в объеме 27 668,8 млн рублей.

Основной рефрен: сами столько не соберем, но федеральный центр не оставит нас в беде. Даст денег на зарплату, на другие социальные обязательства. По предварительным данным, Министерство финансов РФ определило размер дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности в 2018 году. Орловская область получит 5,7 млрд рублей. Для сравнения: Курская область получит на выравнивание бюджетной обеспеченности 3,8 млрд рублей, Белгородская – 2,4 млрд рублей, Липецкая – 794 млн рублей.

Финансовое недоразумение

Слово «бюджет», кстати говоря, происходит от нормандского слова, обозначающего кошелек, сумку, кожаный мешок с деньгами. Сегодня бюджет – это оформленный документально план. В нем определено, как будут поступать деньги и на что их будут расходовать. В самом простом понимании бюджет представляет собой перечень источников поступлений (доходная часть бюджета) и перечень направлений расходования (расходная его часть).

Общий объем бюджета не означает, что указанная сумма уже собрана за счет налогов и иных поступлений – этих денег пока нет. Предполагается, что они будут, но в любом случае пока трудно оценить масштабы его выполнимости. К тому же власти настаивают: работа продолжается, параметры согласовываются. Еще не совсем ясно, сколько денег региону даст Москва. По словам Сапожниковой, сумму она в принципе знает, но предпочитает ее не озвучивать – мол, сведения, которыми она располагает, неофициальные. Все же, положа руку на сердце, признаюсь: некоторые сомнения по поводу глубины предварительной проработки проекта возникают.

Когда депутат Людмила Монина попросила докладчицу сравнить статьи расходов со статьями прошлого года, в ответ услышала: сравнивать пока не с чем. Окончательные параметры бюджета, которые можно сравнивать, будут известны только тогда, когда федеральный центр полностью определится с размером средств, которые он выделит для региона. Согласитесь, с учетом этого обстоятельства сомнения в отношении бюджета не беспочвенные. Ведь не ясно, больше или меньше средств выделено, скажем, на медицину, на образование, на культуру, на стимулирование деловой активности.

Уже сейчас очевидно, что расходная часть бюджета во многом формируется по принципу тришкиного кафтана. Для исполнения многочисленных социальных обязательств приходится секвестрировать некоторые статьи расходов, которые исполнительной власти кажутся не столь важными на настоящий момент. Это вызвало настолько резкую критику, что если суммировать все высказывания, можно было бы выразить их так: управленческая команда региона не привыкла или попросту не умеет работать по-другому.

Заместитель председателя областного Совета Вдовин прямо заявил: «Мы за такой бюджет голосовать не будем». Погорячился, конечно, Михаил Васильевич, проголосует он за бюджет как миленький, каким бы он ни был, этот бюджет. Даже если он будет совсем никудышным, все равно проголосует. А не примут народные избранники главный финансовый документ, так ведь, не ровен час, могут и распустить областной Совет.

В долгах и кредитах

По словам Сапожниковой, главная особенность нынешнего бюджета – то, что он будет бездефицитным. На это заявление отреагировал депутат Владислав Тарасевич. «Как же так? – удивился он. – Вы ведь и в прошлом году заявляли, что бюджет будет бездефицитным. Но пришлось же брать кредиты, чтобы выполнить социальные обязательства. Где гарантии, что история не повторится?»

Вопрос, в принципе, риторический. Никто таких гарантий не даст. Достаточно открыть страничку официального сайта правительства Орловской области, где размещена информация о проводимых аукционах по продаже областного имущества. Планируют одно, а в жизни получается совсем другое. Не очень охотно раскупают то, что предлагается к продаже. «Аукцион признан несостоявшимся» – едва ли не самая распространенная информация о торгах. А ведь это деньги, которые, предполагается, поступят в бюджет. Однако следует понимать: то, что кому-то может пригодиться, давно распродано. Продавать-то уже, по сути, нечего. Курочка, которая несет золотые яички, зарезана и по большей части съедена. А кушать хочется, а кушать нечего.

Область закредитована запредельно. И с 1 января нам кредитов давать не будут – бюджетный кодекс запрещает. Финансовое положение дел в регионе трудно назвать безоблачным. В последние месяцы росли расходы, денег на выполнение социальных обязательств не хватало. Брали кредиты на самое неотложное, а это неотложное вновь напоминает о том самом тришкином кафтане: залатаешь одну дыру – рядом другая, а чуть подальше и третья вырисовывается. Ситуация и на очередной бюджетный период сохраняется в прежнем виде.

Впрочем, те, кто готовил проект бюджета, от оптимистичного настроя отказываться не торопятся. Каких-либо прорывных решений никто не предлагает. Создается впечатление, что основная стратегия властей – как-то пережить день, два, месяц, а там видно будет. Авось все наладится. Само собой, понятно. Голубой вертолет, волшебник, стратегический инвестор, индустриальный кластер – вот-вот…. Что там еще из арсенала пропаганды?

Мифы и реальность

Пропаганда имеет такое свойство: если что-то выдумать и повторять без конца, то в эту выдумку начинает верить и тот, кто все это придумал. Резким оценкам состояния экономики, прозвучавшим в ходе дискуссии, дал такую же резкую отповедь руководитель департамента промышленности, связи и торговли Геннадий Парахин. «Наша промышленность работает вполне достойно, – заявил он. – Тридцать процентов налоговых поступлений в областной бюджет – это налоги, которые платят наши промышленные предприятия». Этот чиновник полон оптимизма. По его убеждению, современная индустрия, как и сельское хозяйство, высокотехнологичны и не нуждаются в большом количестве работников. Много новых рабочих мест производственные предприятия, по мнению Парахина, не дадут. Современная экономика – это экономика сферы обслуживания.

Утверждение, согласитесь, более чем спорное. Не напоминает ли оно вам взгляды либералов начала лихих девяностых? Помнится, тогда царствовало мнение: а зачем нам что-то производить? Мы становимся частью мировой экономики и будем использовать преимущества мирового разделения труда. Продадим нефть, газ, другие ресурсы – и купим все, что нам нужно. Куда завела такая политика, каждый на себе почувствовал. До сих пор расхлебываем. Ясно, что в правительстве Орловской области на сегодняшний день нет единого взгляда на развитие экономики. А это не тот случай, когда бесконечные дискуссии полезны. Эффективная политика вырабатывается, когда определились с приоритетами и на их основе разрабатываются долгосрочные программы.

В этом году у регионов появилась некоторая возможность сильно ослабить бремя накопленных за годы долгов, которые «уводят» из бюджета огромные деньги. У нас огромные заимствования не только по бюджетным кредитам, мы должны колоссальные суммы коммерческим банкам. Федеральное правительство предложило такой вариант решения: регион заключает с правительством соглашение о реструктуризации. Если область увеличит свои доходы на уровень выше уровня инфляции, то по итогам 2018–2019 годов она получит отсрочку по выплате до 2029 года. По существу, это прощение долгов. Однако здесь есть и подводные камни. По сути, ведь те самые заимствования – это скрытая кредиторская задолженность, которую регион в своей отчетности не показывает. Министерство финансов об этой задолженности не знает до тех пор, пока о ней не становится известно в результате проверки финансового состояния того или иного субъекта. Это обстоятельство может очень серьезно повлиять на решение о реструктуризации долга региона даже в том случае, если удастся увеличить доходы на уровень выше инфляции.

Как бы то ни было, хочется понять, будем ли мы в следующем году жить лучше, чем в предыдущем? Подготовленный к первому чтению проект бюджета ответа на него не дает. Будем надеяться, ко второму чтению в нем появится больше ясности. Ждать осталось недолго – закон не позволяет бесконечно тянуть с принятием главного финансового документа года.

 Алексей Кузьмин

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям