Орелстрой
Свежий номер №19(1223) 7 июня 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Культурная среда

Спектакль в каком-то роде

31.05.2017
 «Я недавно отличную книгу прочел! Крайне захватывающий детектив. Держит в напряжении! Главное, до последних страниц не ясно, кто преступник». «Да?! И как же называется?» «Убийца – садовник»! Право, не знаешь, как быть с интригой, рассказывая про апрельскую премьеру Орловского муниципального драматического театра «Русский стиль» им. М. М. Бахтина… Не раскроешь основную страшную-страшную тайну – и свяжешь себя по рукам и ногам. Не будет возможности восхититься игрой актеров «на два фронта», поведать обо всех перчинках и изюминках постановки… Как быть?
 
Запутать хочу
Впрочем, если разобраться, не сильно-то и хранится секрет спектакля. Уже после первого звонка зрители, применяя дедуктивный метод, кое-какие безошибочно приятные суждения делают с легкостью. Утонченные интерьеры а-ля паризьен – значит, дело было в Париже (художник-постановщик Анна Назарова). Портреты блистательных французских  комиков на стенах  – очевидно, будет комедия. Силуэт таинственной, но точно прекрасной незнакомки, обрамленный в дорогую раму, – вне всякого сомнения, здесь замешана женщина. Да и назван спектакль по пьесе Жан-Жака Брикера и Мориса Ласега «Мужской род, единственное число» вполне красноречиво: «Моя жена - полковник».
Режиссер – заслуженный артист России Валерий Симоненко,  по собственному признанию,  затеял эту авантюру, дабы отдохнуть после кровавых дел Ивана Грозного, свершениям и раскаяниям которого была посвящена первая премьера сезона. Однако подготовить хорошую комедию порой куда сложнее, чем самую острую трагедию или плаксивую мелодраму. Но зато и радостнее!
Буря и натиск
Итак, весь такой политик от галстука до ботинок Альбер Ламар (Виктор Рассолов) отвечает на явно запоздавшие расспросы своего  великовозрастного сына Луи Ламара (Роман Гусаков) о канувшей в неизвестность лет этак 20 назад матушке. Ощущение виноватой грусти просвечивает в оправданиях отца, собирающегося жениться второй раз. Наивно-детективный интерес сына теперь уже более похож на очистку совести.
Милый, трогательный семейный ареол: размеренность настоящего, уверенное предвосхищение будущего, замешанные на легкой ностальгии… Кажется, сама собой в голове звучит французская музыка (музыкальное оформление - Елена Ермакова). И слушать ее можно бесконечно, бесконечно…
Расслабились? Хватит! А как вам залихватский американский бит? Прямо по изнеженным ушам. На сцену жизни, дорогие господа, выходит «не совсем обычный человек» – полковник  Фрэнк Хардер (Владимир Верижников). Герой и хотел бы сделать свое появление конфиденциальным, но куда такой глыбе укрыться за хрупкой завесой тайны. «Мир огро?мив мощью голоса», он оказывается в эпицентре событий.
Этакий бравый вояка, прошедший и Крым, и рым, ой, простите (тьфу-тьфу-тьфу), Ирак и Боснию, берет на себя обязательства раскрыть самую что  ни на есть деликатную тайну. Можете представить, что из этого получится: слон в посудной лавке куда грациознее. Солдафон, от храпа которого дрожат стены, грубиян, но какой очаровательный… Неповторимая ухмылка, громогласный смех, большущая сигара в перекошенном рту, – коленки начинают трястись, сердце замирает у восторженных барышень. О таком должен писать непременно только какой-нибудь американский Маяковский.
Меж тем Альбер всем своим дипломатически-стерильным существом настроен на драму – чтобы в последний раз погоревать о милой супруге и забыть, в конце концов. Но выходит другой жанр – прекрасный, уморительный, шокирующий абсурд жизни.
Есть в постановке захватывающая сцена «монодиалог»: Луи творит свой детективный шедевр, сам с собой споря и обсуждая канву.  Вот точно как его невидимая героиня сейчас наставляю пистолет на интригу, чтобы убить наповал… Еще минута – и…
Врут зеркала
Техасская детина вдруг начинает кокетничать  а-ля Шэрон Стоун. Может, женский инстинкт полковник убил, но основной остался. Без вести пропавшая вновь оказывается дома, правда, «не в себе». Жизнь –  такая грандиозная шутка.
Прошу отметить, все вышеизложенное произошло за какие-нибудь первые 10 минут спектакля. Дальше уже не сюжет правит бал, а удивительное мастерство актеров, встречи, признания, чувства, не отягченные стереотипами гендерного восприятия. 
«Гвозди б делать из этих людей: крепче б не было в мире гвоздей».
Необычайный динамизм перевоплощений, единство и борьба противоположностей скучать не дадут.  Все смешалось в доме Ламаров, снежным комом нарастает удивление.  
«Оскара» за лучшую «женско-мужскую роль» (пока такой нет, но толерантность когда-нибудь возьмет свое) можно присудить Владимиру Верижникову за одну только встречу мамы-полковника с сыном.  Сопение, обещающее едва ли не извержение вулкана, и героическое самообладание: «Любовь на литавры ложит грубый». А потом вдруг «не мужчина, а – облако в штанах!», в руках которого дрожит носовой платок, словно у расплакавшейся белошвейки. Полковник то на изумление спокоен, как  пульс покойника, то по-матерински рыдает, радуясь литературным успехам сына, которого носил(а) под сердцем.
Верижников-громада как он есть словно приютил где-то внутри нечто дышащее духами  и туманами, о коем напоминает теперь только размытое фото на стене. Пройдя сквозь толщу мышц, сухожилий и мозолей, эта красота, конечно,  порядком профильтровалась, но шарм не потеряла.
Кому верить, если даже глазам своим нельзя? Благо, первую скрипку обаяния в спектакле все-таки играет женщина без апгрейда. А то история могла бы далеко зайти. Яркая, бушующая, непокорная, но терпеливая Матильда Ласбри (Ольга Тищенко), было, притихла в своем неопределенном положении: бывшая подруга и будущая жена. Но тут прорвало.
Сначала ее интуиция озарила, а потом так подвела… Женственность вышла на тропу войны. Матильде пришлось даже занять спасительной мужской непробиваемости, не побояться стать некрасивой, чтобы ответить на самые важные вопросы. «Погибла Помпея, когда раздразнили Везувий».
Возьмите на заметку (всякое может случиться): Фрэнка выдало не что иное, как  женская месть – бессмысленная и беспощадная. Но дамы и отходят быстрее…   Танго-воспоминание полковника и Матильды буквально захлестнуло страстью и нежностью.
В «десяточку»!
Вранье падает крупными хлопьями, заметает пути к отступлению. Но  мир под этим лоскутным покрывалом отнюдь не кажется проще, чем есть на самом деле. Обстоятельства сложились так, как сложились.  У французов говорят: се ля ви, у американцев: черт побери! А в «Русском стиле» до слез смеются и аплодируют, пока не устанут руки.
Все-таки главное в нашей жизни – удовольствие, точнее – делать что-либо с удовольствием. Именно так, как существовали на сцене актеры: азартно, вовлеченно, красочно.  Несмотря на необычность ситуации, на любом повороте сюжета им в паруса дул свежий попутный ветер. Такое виртуозное маневрирование – признак режиссерского мастерства.
В интерпретации Валерия Симоненко произведение Жан-Жака Брикера и Мориса Ласега подверглось некоторым изменениям, если кому интересно. Спектакль это сделало более легким и даже дипломатичным, что ли. Главное,  чашу весов ни разу не качнуло в сторону пошлости, несмотря на осторожные «16+» на программке. Неоднозначность жизни не стала двусмысленностью, а интрига все же сохранилась до самого конца.
Ольга Сударикова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям