Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

След «от жизни краткой, но мятежной»

29.10.2014

Думаю, всем хорошо известен афоризм: «Кто хочет, того судьба ведет, кто не хочет, того она тащит». В очередной раз его справедливость предстоит подтвердить выпускникам 2015 года, которые в начале декабря в качестве допуска к ЕГЭ должны будут написать довольно пространное сочинение (не менее 350 слов, рекомендуемый объем 2–2,5 листа размера А4). Цель его немилосердно всеохватна: выявить уровень речевой культуры выпускника, его начитанность, личностную зрелость и умение рассуждать с опорой на литературный материал по избранной теме. Оцениваться он будет по пяти критериям: соответствие теме, аргументация с использованием литературного материала, композиция, качество речи и грамотность. Еще ломаются методические копья, но факт остается фактом, и это в полной мере ощущают все вовлеченные в очередной экспериментальный процесс: одиннадцатиклассники, их родители, учителя и репетиторы. Специфика процедуры проведения и перспективы туманны, но вот тематические направления уже определены, их пять, и одно посвящено жизни и творчеству М.Ю. Лермонтова в связи с 200-летием со дня его рождения.

Рассказ под звуки вальса

В идеале ученик должен легко и логично рассуждать о своеобразии художественного наследия, особенностях проблематики произведений, специфике художественной картины мира, характерных чертах лермонтовского героя. Уже этих лаконичных сведений, безусловно, хватит на несколько научно-методических и яростно публицистических статей, но вернемся к мудрости афоризма, приведенного в начале разговора. Проблема поставлена, ее надо решать, целенаправленно, осознанно, по возможности творчески.

Данная экстраординарная ситуация добавила к необходимости чествования признанного классика и яркого новатора чисто прагматический подход – рассказать зрителям в ходе литературно-музыкальной композиции, состоявшейся 16 октября в музее И.С. Тургенева, о ведущих чертах характера М.Ю. Лермонтова, особенностях звучания его прозы и поэзии, той самой «художественной картине мира», которую исследователи иногда по крупинкам собирают на протяжении всей жизни и все равно передают научную эстафету своим преемникам и последователям.

По сути, и завязкой действия стала мольба о помощи будущей выпускницы (Елена Качанова, член студии ОГУ «Ювента»), которая хочет хорошо сдать экзамен, но понимает, что прочитанные произведения и биографии дело не решают – художественное слово должно жить, звучать, волновать. Тогда под звуки вальса А. Хачатуряна на помощь к ней и приходят сказочные помощники (Антон Бушунов и Наталья Смоголь), которым в свою очередь помогают герои позапрошлого века, с этой ролью постарались справиться семь первокурсников машиностроительного техникума, вовлеченных в действо и придавших ему очарование ушедшей эпохи. Именно они рассказали о том, какие неоднозначные оценки давались даже внешности поэта.

Противоречивая критика

Тургенев запомнил при встрече его «большие неподвижно-темные глаза», один из юных почитателей говорит о «длинных щелях... полных злости и ума», художник Меликов пишет о «чарующем впечатлении», которое они производили на тех, кто был симпатичен Лермонтову, но отмечает также, что «во время вспышек гнева они бывали ужасны», Брюллов же в его чертах лица вообще «ничего не заметил». И характер его современники описывают так, словно речь идет о двух разных людях.

Подобной противоречивой критике подвергались и произведения. Не стараясь двигаться в направлении комплиментарности, участники праздника приводили и довольно нелестные отзывы. Так, прозвучали слова Петра Андреевича Вяземского, который заявил, что «Лермонтов остался русским и слабым отголоском Байрона». Тогда сразу всем присутствующим стал понятен полемический смысл строк: «Нет, я не Байрон, я другой,/ Еще неведомый избранник./ Как он, гонимый миром странник,/ Но только с русскою душой». Раннее осознание своего предназначения, а вместе с ним и непохожести на других, ведущей к фатальному одиночеству, поясняют трагическую тональность звучания многих произведений:

Никто не дорожит мной

на земле,

И сам себе я

в тягость, как другим;

Тоска блуждает

на моем челе.

Я холоден и горд;

и даже злым

Толпе кажуся;

но ужель она

Проникнуть в сердце

дерзко мне должна?

Зачем ей знать,

что в нем заключено?

Огонь иль сумрак

там – ей все равно!

Невозможно не почувствовать, слушая эти строки, боль и отчаяние, невозможно не увидеть продолжение пушкинской традиции в освещении конфликта «поэт и толпа». Но концентрация на этой пессимистической стороне творчества, конечно, сделала бы взгляд на такую многомерную творческую личность упрощенным и однобоким. О прочных основах бытия, всеохватности творческого сознания говорила и уникальная по своей простоте и искренности «Молитва», и прозвучавшее в виде романса стихотворение «Когда волнуется желтеющая нива…». Надо сказать, что украшением праздника стали и несколько других романсов, исполненных педагогами детской хоровой школы Светланой Золотухиной и Риммой Паниной. Совершенно изумительная музыкально-лирическая миниатюра «По небу полуночи ангел летел…» завершилась под крики «браво».

Разговор о Кавказе

На отдельную тему вывел разговор о Кавказе, который поэт полюбил с детства, который стал местом его ссылок и ранней трагической гибели. Он привлекал его экзотической красотой и явными контрастами, да и сам характер Лермонтова, как все уже почувствовали, напоминал то неприступные горы, то безудержные потоки, то плодородные долины, то опасные ущелья. Не случайно и для переводов он выбирал близкие по духу стихотворения, например, гетевское «Горные вершины спят во тьме ночной…».

Зрителям предлагалось оценить удивительный лиризм строк из первого в русской литературе реалистического психологического романа «Герой нашего времени», где описывается панорамный вид из окна. Уверена, что на многих повеяло весной от этих слов: «…когда я открыл окно, моя комната наполнилась запахом цветов, растущих в скромном палисаднике. Ветки цветущих черешен смотрят мне в окна, и ветер иногда усыпает мой письменный стол их белыми лепестками».

Но был показан Кавказ и как грозное место непрекращающихся сражений, а ведь Лермонтов был военный и в письме Лопухиной писал: «Если будет война, клянусь Вам Богом, буду всегда впереди». И, действительно, он не выдумывал себе биографию, а запечатлевал реальные факты в поэзии, прозе, драме. Так, действия в составе штурмовой колонны Чеченского отряда на реке Валерик отразились в стихотворении с одноименным названием, исполнение которого тоже было предложено зрителям.

Любовь и творчество

Вскользь упомянутые образы звезды и дороги, введенные в моду поэтические приемы, лермонтовские темы, идеи, интонации у Тютчева, Блока, Бунина, Есенина, Трифона Иванова, Рубцова могли бы претендовать на целую серию встреч, но, безусловно, юных гостей не могла не интересовать любовь в творчестве классика, который множество своих произведений, трудно представить, написал именно в их возрасте.

Отраженная в романтической традиции, любовь изображалась поэтом как мечта, счастье, недостижимый идеал или же, напротив, как горе, наказание, бедствие. В программу были включены не самые известные произведения, показывающие нескончаемое богатство палитры, способной выразить это чувство. Действительно, как парадоксально звучит это признание:

Как мог я не любить

тот взор?

Презренья женского

кинжал

Меня пронзил… –

но нет, с тех пор

Я все любил –

я все страдал.

Переживания любящей женщины, ее боль, тоска, надежда чувствовались в «Романсе», в котором рефреном звучат слова-мольба «Вспомни обо мне». Привлеченный сюжетами баллад Шиллера «Водолаз» и «Перчатка», Лермонтов по их мотивам создал собственное оригинальное произведение, в котором усугубил непонимание главных героев. Девушка просит возлюбленного достать с морского дна упавшее ожерелье, а потом, прельстившись рассказом о кораллах, отправляет юношу на верную гибель. Вот так вечные проблемы и ситуации выводят на бессмертие самого искусства, что явно чувствовал и сам поэт:

Пишу, пишу рукой

небрежной,

Чтоб здесь чрез

много скучных лет

От жизни краткой,

но мятежной

Какой-нибудь

остался след.

След этот, безусловно, остался, о чем свидетельствовали и азарт участников, и внимание зрителей, проявленное к литературно-музыкальной композиции, эпиграфом к которой стали слова: «Хочу, чтоб труд мой вдохновенный когда-нибудь увидел свет». 

Наталья Смоголь

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям