Орелстрой
Свежий номер №36(1240) 11 октября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 

Скромное обаяние артиста

24.08.2012

Сегодня у меня не интервью. Разговор. Нет цели «пытать» собеседника. Хочется поговорить с человеком. Он артист, на его счету 45 киноролей, почти в три раза больше актерских работ в театре и 60 прожитых лет. 12 августа 1952 года, чуть после 11 утра, родился Сергей Фетисов, заслуженный артист России. И накануне юбилея мы беседуем  в непринужденной обстановке тихой кофейни.

Орловцы знают Сергея Васильевича по многочисленным, зачастую главным, ролям в театре «Русский стиль», где он давно является ведущим актером, тем, с кем зрители плачут, смеются, словом, сопереживают его героям. Тот, кто в театре – гость редкий, быть может, знаком с фетисовскими киноролями: Никиты Строганова в «Ермаке», Хрущева в «Георге» и многими другими. А в этом году к ним прибавились еще и Понтий Пилат из фильма «Иуда» молодого режиссера Андрея Богатырева, губернатор из «Рассказов» Михаила Сегала, ставших призером «Кинотавра-2012».

Жизнь Сергея Фетисова – в движении. В театре, в кино, с любящими друзьями  и воспоминаниями о прежних, ушедших, с вечно любимой мамой, чью память навсегда хранит его большое доброе сердце, на чьей могилке он с такой нежностью сажает прекрасные цветы...     

Не успокоенный в профессии

Сегодня Сергей Васильевич ироничен. Весел, отпускает остроумные шутки слегка озадаченной официантке:

– Минералка с газом есть?

– Да, сейчас принесу. Ой, закончилась... Осталась без газа только…

– Вечно почему-то на мне все заканчивается. (смеется)

– Меню забрать?

– Да! И навсегда.

И вдруг – моментально – сосредотачивается.

– 60 лет – это все-таки этап или, может, итог?

– Ну, многие говорят: пора подведения итогов… Я ничего не подвожу. Зачем?! Ноги еще ходят. Недавно сон был: я почему-то стоял на краю пропасти.  Я ее не испугался, нет. Не упал в нее, не прыгнул, а со свойственным еще чувством самосохранения подумал: лучше отойду.  Вот так и здесь. Нет ощущения, что жизнь закончилась, подведена черта и больше ничего хорошего не случится. Надеюсь, что-то будет. Другое дело, что хочется уже  не так много, как раньше.

– А чего не хочется сейчас, в отличие от «раньше»?

– Да вот, к примеру, десять лет назад я  бы рвал и метал, чтобы только люди пришли отметить мой день рождения, «зажечь», как теперь говорят. А сейчас уже наступает «эпоха» какого-то внутреннего покоя. Это сегодня и есть мои 60 лет. Хочется зато, чтобы срочно позвали на съемки. Или на фестиваль «Восток-Запад» поехать, который скоро будет проходить в Оренбурге. Или на гастроли в Смоленск вместе с театром «Русский стиль». Вот  этого хочется. И не из-за амбиций. Люблю я ездить. И не люблю в профессии успокаиваться.

Я всегда удивляюсь нашим молодым актерам. Сам начинаю порой их теребить: давайте фотографии ваши с собой возьму, может, заметят режиссеры, продюсеры, на съемки пригласят…  А в ответ часто – полнейшая апатия, пофигизм. В лучшем случае заявления вроде: да ну, все равно ничего не выйдет. В худшем: буду нужен – сами пригласят. Да кто пригласит?! Таких в Москве тысячи вагонов и маленькая тележка.  Почему я, старый, лысый, больной человек, собрал бутылки, сажусь в поезд и еду в Москву?! (Бутылки – это не шутки ради. Это заслуженный артист так перебивается от зарплаты до зарплаты. Зарплата заслуженного артиста – 8 тысяч рублей... – Прим. авт.). Бегаю по этажам студий и не стесняюсь. Мне говорят: да пошел ты… А я и пошел. А уже на следующей студии заключают в объятья.

«А иначе, зачем жизнь?!»

– Не так давно в интервью одного из режиссеров услышала фразу, что чуть ли не самое большое зло для актера/режиссера – закончив профильный вуз, остаться в провинциальном театре. Мол, если хочешь хотя бы попытаться реализовать себя в профессии, а не прозябать всю жизнь за копейки, лелея в душе остатки романтики, – сразу езжай штурмовать столицу…

– Нет, Оля, не согласен. Без хвастовства: меня несколько раз приглашали в Москву, причем хорошие театры и режиссеры. Но я все время отказывался. Во-первых, когда к столичному режиссеру приходит артист, играющий в провинциальном театре, он нужнее, хотя бы потому, что запросы скромнее. Второе. Я очень благодарен судьбе за то, что, поступая в ГИТИС, не поступил с первого раза и потом попал на курс к Анатолию Дмитриевичу Папанову и Оскару Яковлевичу  Ремезу. Половина курса у нас были москвичи, половина – люди не просто из разных городов – разных республик, причем все уже взрослые, состоявшиеся актеры театров. Так вот первое, что наши педагоги сказали москвичам: «Посмотрите внимательно на них. Если бы не они, вы бы играли в провинции».

И еще. Я пока не видел актеров, которые, уехав и пытаясь стать счастливыми в столице, были бы счастливы по-настоящему. Я их все время вижу забегавшимися, задохнувшимися, замученными. Такое ощущение, что творческий процесс у них прошел. Осталась бесконечная суета: где взять очередной эпизод, роль, как попасть на очередной кастинг…  

– А как вам в творческом процессе удается сочетать два совершенно разных вида искусства – театр и кино?

– Стараюсь именно сочетать. Объяснить это трудно.  Когда чего-то одного нет – ролей в театре или в кино, – приходится себя как-то держать. У меня был очень сложный период после окончания ГИТИСа. Мама умирала, и я, конечно, должен был быть рядом с ней.  У меня, по сути, не было возможности работать, не было ролей. Но все равно я выступал в кинотеатрах, рассказывал об актерах, вел кинопанорамы… Да, было трудно, обидно, больно. Но  хоть так я дышал зрительской атмосферой. Здесь главное не сорваться. Актер обязательно должен выразить себя в чем-то.  Как и любой творческий человек... Не пишется проза – пиши стихи, делай что-то.  А иначе, зачем ты затеял всю эту жизнь?!

Формула счастья

– Все же с тех пор ролей вы сыграли очень много. Осталось что-то еще, что сыграть очень бы хотелось?

– Очень хотелось бы сыграть хорошую мелодраму, наподобие «Детей Ванюшина» Найденова…  Или вот «Тетку Чарли» Брэндона Томаса. Главное – хочется уже играть то, что хочется. И я бы не назвал это капризом. Время пришло, когда не осталось сил разбазариваться. Раньше было проще: встал, сделал и все. А сейчас от того, что сделал, ждешь радости. Ведь если мы себя не наполняем, а только отдаем, остается вакуум, от которого беднеешь, и с каждым разом становится все тяжелее что-то выгребать из себя.

– Так в чем-то вы находите подпитку?

– Вот и ищешь что-то на стороне, в поездках на фестивали, по памятным, дорогим сердцу местам. Меня всегда окрыляет Ярославль. Там прошла юность, студенческие годы. Я захожу в скверик перед театром имени Волкова, где мы волновались перед экзаменами… Вот это подпитывает.  Или вот вчера залез в антресоль и нашел старые елочные игрушки. И хоть понимаю, что елку уже не поставишь, но эти шарики-фонарики вызывают столько ассоциаций….  Перебирал, чтобы что-то выбросить, а в результате повертел, подумал и обратно положил.

– А формулу счастья вы для себя уже определили?

– Может быть, скажу какие-то банальные вещи… Но я буду счастлив, если, наконец, экранизируют мой «Роман о Романе», который очень мне дорог; если получится фильм по написанному мной сценарию. Думаете, представление о счастье у меня однобокое? Но зато это честно. Нет амбициозного желания выдвинуться.  Хочется спокойно жить и очень хочется работать. Формула это? Не знаю. Может, просто жизнь… 

Ольга Захарова

Биография   

Фетисов Сергей Васильевич – артист театра и кино.

Родился:

12 августа 1952 года в Орле.

Образование:

Закончил Ярославское театральное училище.

В 1982 г. окончил ГИТИС, педагоги - О.Я. Ремез, А.Д. Папанов

Работа:

Работал в Орловском ТЮЗе, Орловском академическом драматическом театре им. И.С. Тургенева, Новокузнецком драматическом театре, Калмыцком государственном драматическом театре им. Б. Басангова. В настоящее время – ведущий актер театра «Русский стиль».

Звания:

Заслуженный артист России (2008).

 

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям