Орелстрой
Свежий номер №36(1240) 11 октября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

Шевелёвы из села Локно

27.05.2016
Представь себе, читатель, восточное побережье Соединенных Штатов Америки, откуда до Москвы больше семи тысяч километров по прямой, где-то там между Бостоном и Нью-Йорком расположился основанный еще в XVII веке переселенцами из Европы маленький городишко под чудным названием Чешир (штат Род-Айленд).
 
Из Ленинграда – в Чешир
Помнишь, читатель, знаменитого кота из волшебной сказки Льюиса Кэролла «Приключения Алисы в Cтране чудес»? Тот часто улыбавшийся и умевший исчезать кот был родом из английского графства Чешир. Именно выходцы из него, переселившись в Америку, не стали заморачиваться насчет названия населенного пункта на другом берегу Атлантического океана и оставили хорошо знакомое, родное.
Больше 300 лет уже американскому Чеширу, но он за эти три с лишним века так и не стал большим городом (его трудно обнаружить даже на подробной карте), и особенно выдающихся (по американским меркам) достопримечательностей здесь нет, кроме разве что католического собора да личностно ориентированной школы под названием Чеширская академия.
И вот в этом малюсеньком городке волею судеб оказалась уроженка Ленинграда Дана Шевелёва. В 1992 году (что это были за времена, большинству читателей напоминать не надо), в двадцатилетнем возрасте, она прибыла в Америку вместе с мамой да так и осталась здесь. Окончила Чикагскую фармацевтическую школу и уже полтора десятилетия работает в Чешире по специальности. Вышла замуж за американца, родила двух детей, которые посещают обычную американскую школу (в качестве второго иностранного языка в ней предлагается – без альтернативы – испанский).
Дане, конечно же, очень хотелось, чтобы дети знали русский язык. И потому она дома разговаривала с ними только на нем. Так что до поступления в школу сын и дочь довольно бойко говорили на родном для мамы языке и вскоре стали читать по-русски.
Однако, как только они пошли в школу, начались проблемы: говорить на языке Пушкина дети совсем перестали, по-прежнему читают, но очень плохо, правда, смотрят (по рекомендациям мамы) русские фильмы. В дополнение к этому Дана пытается им периодически читать вслух нашу классику.
Ни друзей, ни русскоговорящих родственников у семейства Дикинсон (такова фамилия отца и мужа) в американском Чешире не имеется, и тут на помощь россиянке неожиданно пришла семейная история. Дана стала заниматься ею после того, как дети стали спрашивать: «Мам, а наши предки были на стороне белых или красных?»
До этого момента бывшая ленинградка никогда не задумывалась над такими вопросами, а за несколько последующих месяцев погрузилась в историю с головой. Оказалось, что корни ее по отцовской линии лежат глубоко-глубоко в Орловской земле. Спустя какое-то время Дана Альбертовна Шевелёва – с помощью Интернета и орловского писателя Алексея Кондратенко – вышла на меня, и я стал помогать ей в поисках. Этот процесс вылился в интереснейшее многонедельное исследование истории семейства Шевелёвых из села Локно Болховского уезда. Некоторыми его моментами я и хочу поделиться с тобой, читатель, используя как полученные от Даны первоначальные сведения, так и обнаруженные мною в ходе поисков новые факты.
Строитель московского метро
Итак, 27 января 1896 года в селе Локна (Локно, Локны) Болховского уезда (в настоящее время это территория Знаменского района Орловской области) в семье бывших крепостных крестьян Шевелёвых родился сын, которому священник местной Знаменской церкви дал имя Григорий. Этот новорожденный младенец был будущим дедом Даны Шевелёвой.
Учился Григорий некоторое время в Локненской земской школе, а затем работал в хозяйстве у родителей – вплоть до 1914 года. Перебравшись на Донбасс, год «колол уголек» на одной из шахт. А в сентябре 1915-го его призвали в царскую армию. Два года служил Григорий Шевелёв в запасном батальоне лейб-гвардии Волынского полка.
Эта элитная воинская часть Российской императорской армии участвовала в боях Первой мировой войны. Скорее всего, Григорию Шевелёву довелось оборонять Сморгонь (ныне – город в Гродненской области Белоруссии), где с сентября 1915-го по февраль 1918 года проходила линия русско-германского фронта. Небольшой город во время кровопролитных боев был превращен в руины. В конце 1916-го лейб-гвардии Волынский полк был отозван в столицу.
А 27 февраля 1917 года его полковая учебная команда (в количестве 350 человек) перешла на сторону начавшейся революции. Принимал ли Григорий Шевелёв участие в этих событиях – сведений нет. В сентябре 1917-го он демобилизуется и поступает на работу на Петровский металлургический комбинат в Забайкалье, откуда через несколько месяцев его направляют на командные военно-инженерные курсы в город Кунгур (Пермский край). Во время учебы в феврале 1919 года Григорий Шевелёв стал членом РКП (б).
По окончании курсов он служит в Красной Армии, а после вторичной демобилизации оказывается в Петрограде и поступает в институт инженеров железнодорожного транспорта. Оканчивает его бывший красный командир в 1930 году и начинает работать по специальности, став одним из первых квалифицированных специалистов на начинавшемся строительстве московского метрополитена.
Григорий довольно быстро показал свои инженерные способности, и в 1933–1935 годах уже был начальником 23-й и 24-й шахт Метростроя. В семье поговаривали (а женат был наш земляк на однокурснице по институту, Евдокии Сергеевой), что о ходе строительных работ в метро Григорий Шевелёв докладывал лично Сталину.
Григорий Дмитриевич дождался праздника по случаю официального пуска московского метро в 1935 году, а потом продолжил работу на новых ветках. Но в 1938 году (в 42 года!) он скончался от тяжелого легочного заболевания (несколько лет, проведенных под землей в Москве, «наложились» на шахтерскую донецкую юность – только этим можно объяснить столь раннюю смерть).
Испытатель «Царь-бомбы»
У Григория Шевелёва и его жены Евдокии Константиновны было двое детей: дочь Галина (родилась в 1929 году в Ленинграде) и сын Альберт (появился на свет уже в Москве в 1936 году) – будущий отец Даны Шевелёвой.
Альберт Шевелёв в 1952 году стал одним из 76 выпускников Тбилисского Нахимовского военно-морского училища, а потом сразу же поступил в высшее инженерно-техническое Краснознаменное училище ВМФ СССР. По воспоминаниям его друга Валентина Милая, Альберт был отличным студентом и замечательным человеком, любителем поэзии Древнего Рима (Овидий, Апулей) и велопутешествий. Серьезно занимался боксом. По окончании второго курса в 1954 году он и двое его товарищей на велосипедах преодолели путь от Ленинграда до Москвы. А после третьего курса чуть большая группа под руководством Шевелёва совершила велопоход от Самарканда до Сталинабада (Душанбе), причем значительная часть маршрута пролегала по горам, с головокружительными спусками и подъемами (Анзобский перевал, к примеру, находится на высоте более 3000 метров над уровнем моря).
Сразу после окончания ВИТКУ ВМФ лейтенант Альберт Шевелёв был направлен на остров Новая Земля, где в течение четырех лет занимался ядерными испытаниями. Буквально за несколько недель до взрыва 30 октября 1961 года знаменитой водородной «Царь-бомбы» Альберт Шевелёв по состоянию здоровья был переведен с Новой Земли в Ригу. Наверное, это его спасло тогда, но все равно жизнь ядерщика оказалась короткой. Альберт Григорьевич скончался в 1984 году, не дожив и до 50 лет.
Женат он был дважды, и Дана Альбертовна Шевелёва – его дочь от первого брака. Историю жизни отца она стала изучать, уже будучи взрослой и находясь в Америке. Вот тогда-то выяснилось, что Альберт Шевелёв – один из тех советских инженеров, которые готовили взрыв самой мощной в истории человечества водородной бомбы. Последние годы Альберт Григорьевич жил в городе Пушкине (бывшее Царское Село), где скоропостижно и скончался.
От двух браков у него было четверо детей: дочь и три сына. Но так вышло, что ни один из сыновей не сохранил отцовскую фамилию. Родной брат Даны – Ян – был усыновлен морским офицером и стал носить фамилию отчима. А два сына от второго брака Альберта Григорьевича были записаны на фамилию мамы. Так что Дана Альбертовна оставалась некоторое время единственной Шевелёвой из этого семейства. Но и она, выйдя замуж, стала Дикинсон.
Тем не менее, в электронной переписке и в генеалогических поисках предпочитает называться Даной Шевелёвой, женщиной из России, которая помнит о своем происхождении и хочет как можно больше узнать о своих корнях.
О том же, что удалось выяснить о болховских крестьянах Шевелёвых, больше двухсот лет живших в болховском селе Локно, и о самом селе, – в следующем материале.
Александр Полынкин

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям