ПАО "ОРЕЛСТРОЙ"
Свежий номер №15(1264) 16 мая 2018 гИздавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Сергей Чирков: «Кота и ребенка переиграть невозможно!»

20.02.2018

Звезда сериалов «Волчье солнце», «Как я стал русским», «Два отца и два сына», «Ангел или демон» и многих других сейчас снимается в новом семейном фэнтези «Домовой». В картине у актера главная роль: его герой – обаятельный потусторонний персонаж по имени Бор. Актер рассказал нам о том, как непросто играть существо, которого не существует, особенно когда рядом кумир его юности Екатерина Гусева, безумно талантливая девочка Саша и настоящий живой кот, которого переиграть невозможно в принципе.

«Вы домовенка видели?»

– Сергей, зрители знают вас по множеству ролей в кино. А в чем, на ваш взгляд, уникальность фильма, в котором сейчас снимаетесь? Почему зрителям стоит обязательно его посмотреть?

– Вы когда-нибудь домового видели?

– Если только мультфильм про домовенка Кузю…

– Все понятно! (Улыбается.) Думаю, что главная фишка фильма – этот самый персонаж, домовой. Я сейчас говорю не про себя, а конкретно про героя.

– А вас эта история чем привлекла?

– Меня зацепила эта история вот чем: как только начинаешь ее читать, с первых строчек понимаешь, что она безумно добрая и нежная. Она о любви, о человеческих ценностях – обо всем том, чего нам так не хватает в повседневной жизни. Эту картину отличает мощный поток доброты, который будет литься на зрителей с экрана. И надеюсь, что зритель примет это с той же нежностью и порывом, с которыми мы снимаем это кино.

– Что для вас самое главное в этой киноработе?

– Знаете, очень хочется, чтобы самые маленькие зрители нам поверили. Ведь обмануть детей абсолютно невозможно.

У меня с моей сестрой Катей разница в 20 лет. Мне сейчас 34, а ей 14. Когда ей было только четыре, пять, потом шесть лет – она уже начинала рассуждать, искать какие-то аналогии, проводить параллели... Я приносил ей что-то со съемочной площадки, порой даже недетских картин – и она меня тыкала носом в то, чему она верит, а чему нет. Сейчас, к 14-ти годам, в ней появляется нормальный здоровый цинизм, чему я безумно рад. И для меня сверхзадачей на этом проекте является то, чтобы дети поняли и приняли моего персонажа.

– А что самое сложное?

– Со мной в кадре часто находится кот, которого невозможно переиграть. Когда ты в кадре с ним и маленькой девочкой, то ты, несмотря на весь свой актерский опыт, чувствуешь себя полным профаном – потому что они непосредственны, очень органичны и талантливее тебя в тысячу раз. И мне приходится «тянуться» к этим партнерам – к коту и семилетней девочке Саше Политик. Играть с ними на равных – вот это, наверное, самое сложное.

Собирательный образ

– Вижу, вы снимаетесь в ярко-зеленых контактных линзах…

– Художник по гриму Евгения Сергеевна Сударикова и режиссер-постановщик Евгений Александрович Бедарев придумали тот образ, который вы сейчас видите перед собой. Они молодые люди, но у меня есть привычка называть всех по имени и отчеству…

Так вот, единственное, на чем я настоял, так это на кончиках ушей. Хотел, чтобы они были такими, как сейчас, – заостренными. И в этом образе мне безумно комфортно сниматься.

– А цветные линзы вам не мешают?

– Я более 30 смен хожу в них – они мне стали уже почти родными…

– Но артисты порой жалуются, что глаза болят от яркого света софитов, а у вас еще и посторонние предметы в глазах постоянно присутствуют…

– Странно, когда актеры жалуются на софиты – это часть нашей работы! (Улыбается.) Не скрою, есть некий дискомфорт, о котором мне бы даже не хотелось говорить. И когда мы на это шли, я изначально понимал, чем это грозит. Но я уверен, что без линз не было бы законченного образа моего персонажа.

– А как вы создавали в уме образ домового?

– Помню, когда меня только утвердили на роль, и мы с режиссером начинали разбирать моего героя, я спросил: каким он видит моего персонажа? Мне хотелось понять, от чего мне стоит оттолкнуться: это Патрик Суэйзи в «Привидении» или Каспер. Женя (Евгений Бедарев – режиссер картины. – Прим. ред.) тогда улыбнулся – и загнал меня в пятый угол из четырех, сказав, что это ни то, ни другое. Тогда я стал вспоминать образы из мифологии, из сказок, старался понять, кто такие домовые и откуда они взялись. Стал вспоминать, как моя бабушка – она у меня очень мудрая женщина, родилась в деревне, и ей уже за 90 лет – рассказывала мне в детстве всякие истории про домовых…

Ведь народу в России широко известен, по сути, только домовенок Кузя из мультфильма. Я же перешерстил очень много различной литературы на эту тему... Хотя, наверное, в моем образе есть что-то схожее и с этим героем мультфильма: если мне сейчас надеть красную рубашку в горох – я буду абсолютным Кузей. Но мы с режиссером старались создать некий собирательный образ.

Кстати, вычитал в одном источнике: если у домового хорошие отношения с хозяевами жилища, то он может явиться к ним на порог дома в образе белого кота…

Про Катю и трюки

– А с Екатериной Гусевой сниматься вместе уже приходилось?

– Нет, раньше я только смотрел кино с ее участием. И если бы мне в 17 лет, когда я, раскрыв рот, смотрел «Бригаду», сказали, что я когда-то буду работать в кадре с Катей Гусевой, хихикнул бы в ответ. Это наш первый опыт совместных съемок.

Она очень домашняя – настоящая мама этого кино, и не только по роли. Сейчас мне даже сложно представить, кто бы мог так сыграть ее персонажа – нежно, по-домашнему и с такой же любовью, которая идет от Кати…

– В «Домовом» вы лично выполняете много трюков…

– Это вообще трюковое кино. Кстати, когда я читал сценарий, то не думал, что здесь их будет так много. Получаю огромное удовольствие от того, что наш постановщик трюков Владимир Орлов разрешает мне выполнять большую их часть самому.

Правда, у меня есть дублер, его зовут Влад, и я ему очень благодарен. Считаю, что актерам всегда нужно говорить о тех, кто помогает им делать их героев бессмертными и такими универсальными.

Жить личной жизнью

– Смело можно сказать, что сейчас вы один из самых востребованных молодых актеров в российском кинематографе…

– Вам виднее. Я не слежу за этим…

– Но вы действительно очень много снимаетесь. Как потом восполняете свои силы?

– Самое хорошее лекарство и то, что дает энергию, – это, конечно, любимый человек. Но когда любимого человека рядом нет или он вообще отсутствует, тогда сон. В моем случае это сон.

– Личной жизнью некогда заниматься?

– А зачем ею заниматься? Ею жить надо. А когда у тебя вся жизнь происходит в коридорах киностудии… Надо просто найти вторую половину… Хотя какая половина? Мне же она целая нужна! Но это уже другой разговор…

– Что из прочитанного или увиденного за последнее время вас особенно впечатлило?

– В последнее время я безумно корю себя за то, что мало читаю художественной литературы и мало смотрю кино – в силу своей загруженности. Но надеюсь, что в скором времени заполню этот пробел. Библия – это последнее, что я читал... Да, вот: почему-то недавно захотелось вновь посмотреть «Марсианина» с Мэттом Деймоном. Что я и сделал, кстати.

Также недавно в ночи в очередной раз пересматривал фильм Люка Бессона «Артур и минипуты». Очень люблю эту историю. Наверное, именно оттуда я и притащил в этот проект такие уши для своего героя…

Биография

Сергей Семенович Чирков – российский актер театра и кино.

Родился

2 декабря 1983 года в Новокуйбышевске, но детство и юность провел в Десногорске.

Образование

Один год проучился во ВГИКе (мастерская А. Панина). В 2009-м окончил ГИТИС (режиссерская мастерская С. Женовача).

Карьера

Первую роль получил в 2002 году в фильме «Черный мяч» режиссера Хусейна Эркенова. Играл главные роли в фильмах «На игре», «На игре-2: новый уровень», «Геймеры», «Счастливый билет», «Остров ненужных людей», «Новогодний переполох», «Ангел или демон», «Ника».

Екатерина Шитикова, фото Вадима Тараканова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям