Орелстрой
Свежий номер №37(1241) 18 октября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

Село Локно и его владельцы (часть вторая)

23.06.2016

Русское дворянство по своему составу никогда не было однородным. В его среде имелись самые разные представители, отличавшиеся друг от друга многими чертами, основными из которых считались древность происхождения, близость к великокняжескому или царскому двору и величина имевшегося богатства (она почти всегда зависела от первых двух показателей).

 

Генерал-фельд-маршал Иван Чернышев

Селом Локно Болховского уезда, о котором я начал рассказ в «Орловском вестнике» 18 и 25 мая, владели на протяжении двух с лишним столетий и очень известные дворянские семейства Российской империи, и такие, о которых слышали только специалисты-историки.

Из старинного рода графов и князей Чернышевых, известного с конца XV века, вышли два военных министра, два московских генерал-губернатора и два фельдмаршала. Мой рассказ о владельце села Локно (согласно данным 4-й ревизии 1782 года) – «генерал-фельдмаршале от флота, Его графском сиятельстве, государственной коллегии вице-президенте галерного флота и форта главном командире, действительном камергере, кавалере всех высших российских и многих иностранных орденов графе» Иване Григорьевиче Чернышеве.

Младший сын генерал-аншефа Григория Петровича Чернышева от брака с Екатериной Ивановной Ржевской, дипломат, придворный чиновник, он, несомненно, был везунчиком по жизни, поскольку ни разу при трех российских правителях – Елизавете Петровне, Екатерине II и Павле I – не попадал в опалу, а при каждом из последующих императоров или императриц только повышался в чинах и званиях да умножал свое богатство.

Елизавета Петровна, к примеру, много раз награждала его за умелое выполнение своих поручений, в том числе и самых секретных. При Екатерине II Иван Чернышев прошел путь от генерал-поручика до генерала от флота и вице-президента адмиралтейств-коллегии, став одним из крупнейших сановников екатерининского окружения. А Павел I сделал моего героя генерал-фельдмаршалом от флота.

По словам современника, историка и публициста князя Михаила Щербатова, «граф Иван Григорьевич Чернышев, человек не столь разумный, сколь быстрый, увертливый и поворотный, и, словом, вмещающий в себе все нужные качества придворного, многие примеры во всяком роде сластолюбия подал. К несчастию России, он немалое время путешествовал в чужие края, видел… сластолюбие и роскошь при других европейских дворах, он все сие перенял, все сие привез в Россию и всем сим Отечество свое снабдить тщился. Одеяния его были особливого вкуса и богатства, и их столь много, что он единожды вдруг 12 кафтанов выписал; стол его со вкусом и из дорогих вещей сделанный; экипажи его блистали златом, и самая ливрея его пажей была шитая серебром; вина у него были на столе наилучшие и наидражайшие…».

Подтверждением богатства Ивана Григорьевича Чернышева служат и найденные мною в «Ревизских сказках» 4-й ревизии данные по селу Локно Болховского уезда, где ему в 1872 году принадлежало 589 душ мужского и женского пола – намного больше, чем у других владельцев этого населенного пункта.

Богиня и ее Черный Вран

После смерти И.Г. Чернышева в 1797 году земли вокруг села и здешние крепостные достались по наследству любимой дочери фельдмаршала – графине Анне Ивановне, вышедшей замуж за Александра Алексеевича Плещеева. Впрочем, коллежской асессорше Анне Плещеевой принадлежало не только Локно, но и еще несколько населенных пунктов Болховского уезда: села Рождественское (Чернь тож), Архангельское (Столбча тож), деревни Савинки и Куликова, а общее число ее крепостных достигало почти тысячи душ.

Карьера любимицы фельдмаршала Чернышева начиналась при дворе Екатерины II, которая в 1791 году сделала Анну одной из самых доверенных фрейлин. Но уже во времена Павла I с Чернышевой приключилась история, наделавшая много шума при дворе: она забеременела, не выходя замуж. Кто был отцом ребенка, так и осталось тайной. Хотя слухи ходили, что причастен к этому сам император Павел. По крайней мере, лично он поспособствовал тому, чтобы найти мужа «согрешившей фрейлине». Им стал коллежский асессор Александр Плещеев – личность, интересная во многих отношениях.

Хорошо знавший его Филипп Вигель (автор знаменитых мемуарных «Записок», член кружка «Арзамас» и знакомый Александра Пушкина) писал, что Черный Вран (то есть ворон – прозвище А.А. Плещеева, данное ему за смуглую внешность) «обладал необыкновенной способностью подражать голосу, приемам и походке знакомых людей, в особенности же мастерски умел передразнивать уездных помещиков и их жен». Плещеев писал русские и французские стихи, сочинял комедии, оперы, музыку к стихам Жуковского, Державина, Вяземского, а свои артистические возможности не раз демонстрировал на сцене в трагических и комических ролях.

И вот такого, несомненно, талантливого (но по чину всего лишь коллежского асессора из не слишком знатного рода) дворянина женят на графине и сразу же отправляют в фактическую ссылку – в болховское имение Анны Ивановны Чернышевой (отныне – Плещеевой), в село Чернь (Большая Чернь, Рождественское тож). Неподалеку находилось и собственное имение А.А. Плещеева – село Знаменское. Бывшей фрейлине, а заодно и мужу запретили въезд в столицы, и супруги полтора следующих десятилетия безвыездно провели на Орловщине.

Об орловском периоде жизни семейства Плещеевых подробные воспоминания оставила их соседка по имению – Екатерина Ивановна Елагина: «Они (супруги Плещеевы. – Прим. А.П.) поселились в Черни, и там началась жизнь, которая была беспрерывный пир. Всякий день что-нибудь праздновалось концертом, домашним театром, балом или гуляньем в рощу… Сама Анна Ивановна, дополняя таланты мужа, хорошо играла, пела, рисовала, была чувствительна до сентиментальности, но вместе с тем практична в хозяйстве.

У Плещеевых было четыре сына: Александр, Алексей (оба стали декабристами), Григорий и Петр, и две дочери: Варвара и Мария. Анна Ивановна страстно любила мужа своего и также страстно ревновала его, хотя и не знала, до какой степени имела причины ревновать его. Он наружно оказывал ей всевозможные знаки обожания и обманывал изо всех сил. Все именины и день ее рождения в Черни для нее были сюрпризы на каждом шагу. Она прославлялась, как богиня; и тут же, под ее носом, он обманывал ее. Кажется, что она так дожила и до смерти своей, в блаженном неведении».

Умерла графиня в 1817 году в Орле, а похоронили ее на сельском кладбище, у Рождественской церкви села Чернь.

По отзывам знакомых, Александр Плещеев, который при живой жене вел довольно свободный образ жизни, искренне оплакивал кончину супруги. Несколько лет прожил он потом в Черни и каждый день приходил на могилу Анны (при жизни он называл ее Ниной).

И лишь когда у Плещеева возникли денежные проблемы, Александр Алексеевич возвратился на службу, поступив в театральную дирекцию по особым поручениям, где заведовал русской оперой и французским театром. Потом состоял чтецом при императрице Марии Федоровне (он, пожалуй, был самым блестящим декламатором тех лет), служил чиновником в Министерстве внутренних дел и в Министерстве финансов, удостоился чина статского советника. Умер Александр Алексеевич Плещеев в 1862 году, пережив свою супругу на 45 лет.

Генерал фон Лейн и барон Дольст

После смерти Анны Ивановны ее владения перешли к сыновьям. Село Локно досталось коллежскому регистратору (позже – надворному советнику) Григорию Александровичу Плещееву. В 1834 году у него в Локно насчитывалась 631 крепостная душа. Казалось бы, вполне достаточно, но Григорий привык жить на широкую ногу и влез в большие долги, из-за которых был вынужден продать свое имение. Это произошло 1 марта 1853 года на аукционном торге в Московском опекунском совете. Покупателем стал генерал-майор Карл Федорович фон Лейн, участник польской кампании 1830–1831 годов и кавалер шести российских орденов. Приобретя село Локно (на 1858 год в нем насчитывалось 710 душ крепостных), генерал спустя несколько лет стал орловским дворянином и последние годы жизни провел в имении, где и похоронен был у стен Знаменского храма.

Еще одной частью села Локно с середины XIX века владел барон Александр Павлович Дольст, действительный статский советник, помощник московского почт-директора и чиновник особых поручений по почтовым делам при Министерстве внутренних дел.

После смерти Карла Федоровича фон Лейна его имение перешло к вдове – Любови Яковлевне (урожденной орловской дворянке Бодиско), а земельные владения Александра Павловича Дольста унаследовали сыновья, бароны Николай и Александр Дольсты. Николай Александрович Дольст в конце XIX – начале XX века играл видную роль в Болховском уездном земстве и дворянском депутатском собрании.

Вот этими именами я и закончу, уважаемый читатель, твое знакомство с владельцами старинного болховского села Локно на протяжении двух с половиной веков его существования. Но о крестьянах этого замечательного села мой рассказ еще впереди.

Александр Полынкин

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям