Орелстрой
Свежий номер №9(1109) 22 марта 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

Селиховы из села Селихово

27.10.2016
В годы моего детства в родной деревне Бунино (Урицкий район) школа имелась только начальная, и поэтому по ее окончании я продолжил обучение в соседнем большом селе Городище. В нашем сборном классе городищенской восьмилетки учились ребята из нескольких соседних населенных пунктов, в том числе и из Селихово. Эта деревня, как и моя, располагается на шоссе Орел – Брянск, только на несколько километров ближе к районному центру Нарышкино.
 
Булгак и другие
Моим одноклассником с 1967-го по 1971 год был Виктор Селихов. С тех пор прошло много лет, и о судьбе его, к сожалению, мне ничего не известно. А вот с его однофамильцами-односельчанами судьба меня сводила. Александр Селихов, к примеру, учился параллельно со мной на инязе в Орловском пединституте. Но задумываться по поводу этой фамилии я стал гораздо позже, когда внимательнейшим образом проштудировал очень познавательную для меня книгу «Орел – Полесье» (путеводитель по экскурсионному маршруту), написанную моими хорошими знакомыми Еленой Ашихминой и Виктором Ливцовым. В ней упоминались очень многие хорошо знакомые мне с детства населенные пункты, а мое родное Бунино авторы объединили в небольшом очерке как раз вместе с деревней Селихово.
Именно там Елена Ашихмина, первая из орловских краеведов досконально изучившая «Писцовую книгу Орловского уезда 1594–1595 годов», рассказала о «детях боярских Селиховых», владевших приличными участками земли в окрестностях современной деревни Селихово (братья Булгак, Василий и Иван Агафоновичи имели соответственно 89, 292 и 92 десятины).
Эти Селиховы были в числе первых защитников южных рубежей Русского государства, противостояли крымским татарам в составе поместной конницы. А чуть позже населенный пункт, в котором они жили и который первоначально именовался «деревней в Середних Сычах», получил имя собственное – Селихова.
Дмитрий Андреевич и его «50 скотин русской породы»
Продолжали жить здесь и однофамильцы этой деревни. Большинство из них с течением времени превратилось в однодворцев, а позже – в государственных крестьян, но некоторые стали помещиками. Мне в документах РГАДА (Российского государственного архива древних актов) удалось найти сведения о секунд-майоре Дмитрии Андреевиче Селихове, землевладельце Болховского и Орловского уездов на момент генерального межевания земель Российской империи (по Орловской губернии это было в 1780–1790 годы).
Процитирую отрывок из дела №67/1009 (ф.1355, оп.1): «… Сельцо Алексеевское, Селихова тож, с сельцом Архангельским, Селихова тож, а при межевании именовалась деревня Селихова с частию деревни Селиховой, что при селе Архангельском секунд-майора Дмитрия Андреева Селихова и других владельцев… Дом господской с плодовитым садом и особой двор рогатого скота деревянныя майора Селихова. В скотном дворе рогатого скота 50 скотин русской породы… В Алексеевском майора Селихова 6 дворов, душ мужеска пола – 51, женска – 47. Однодворцев – 5 дворов, мужеска пола – 22, женска – 34 души…». Из документа следует, что помещик Дмитрий Селихов проживал в одноименной деревне в собственном доме и владел приличным количеством крепостных душ.
Ему принадлежала также деревня в Середних Сычах, что по межеванию именовалась «жеребей пустоши Середних Сычей», в которой майор имел 15 десятин дровяного леса и 25 десятин чернозема на левой стороне речки Цны (правда, на неудобье).
Иван Андреевич и его дом для сумасшедших
Что-либо еще о майоре Дмитрии Селихове узнать не удалось, зато мне посчастливилось найти сведения, по всей видимости, о его брате Иване. Написал я это с некоторой долей сомнения потому, что фамилию известного архитектора, помощника выдающего русского зодчего Матвея Казакова чаще писали как «Селехов», но современники использовали и обычный вариант через «и».
Иван Андреевич вначале, как и брат, также состоял на военной службе, но этот период его биографии был очень короток, а вот проектированию зданий и сооружений он посвятил три с лишним десятилетия. Причем в течение 13 лет И.А. Селихов служил московским губернским архитектором.
По проекту итальянца Дж. Кваренги он строил старый Гостиный Двор, но на счету Ивана Андреевича и несколько собственных осуществленных проектов известных московских зданий. На улице Стромынка (д. 20) сохранились корпуса бывшей Екатерининской богадельни, к созданию которой в 1785 году приложил свои умелые руки архитектор Иван Селихов. А на улице Московская Тишина, 20 располагалась Преображенская психиатрическая больница, первое такого рода специализированное заведение, построенное в 1808 году также по проекту Ивана Селихова (оно первоначально именовалось Доллгауз – «дом для сумасшедших»). Дом скорби был рассчитан на 80 больных и имел три отделения – для неизлечимых, излечимых и выздоравливающих. Это заведение сохранилось до настоящего времени и сейчас называется «Городская психиатрическая больница №3 им. Владимира Гиляровского».
В июле 1802 года московский гражданский губернатор, оценивая работу Селихова, написал: «Своей расторопностью и трудолюбием отмечен быть заслуживает…». За работу по «фасадическому плану Москвы» награжден был Иван Андреевич перстнем.
Селихову и его жене Елизавете Васильевне принадлежали большая усадьба с хозяйственными постройками и садом в Девяткином переулке и дом на Покровке, 11, в приходе церкви Успения Божией Матери.
Успешная проектная и строительная деятельность Ивана Андреевича Селихова была прервана его скоропостижной смертью в 1809 году (ему еще не исполнилось и пятидесяти). Похоронили губернского архитектора на Даниловском кладбище Москвы.
«Деревни вы мои, однофамилицы…»
Кроме деревни Селиховой современного Урицкого района, на Орловщине существуют тезки этого населенного пункта в Знаменском, Болховском и Орловском районах. Все они появились приблизительно в одно время, и во всех них первоначально жили в большом количестве служилые люди Селиховы. Так что фамилия эта – одна из известных на Орловщине, но в число самых распространенных, как ни странно, не входит, и потому в известной работе Максима Оленева «Крестьянские фамилии Орловской области» она отсутствует.
Наверное, это правильно, поскольку в половине сельских районов Орловщины Селиховы не проживают, а еще в восьми обладатели этой фамилии встречаются как исключение. И только в четырех районах – Болховском, Свердловском, Орловском, Урицком – и в самом городе Орле Селиховы вплоть до начала Великой Отечественной войны компактно проживали в большинстве своем в нескольких деревнях-однофамилицах и на окраине губернского (позже – областного) центра, в слободе Монастырской, которая в состав Орла была включена в 1928 году.
55 однофамильцев Селиховых, согласно «Книге Памяти Орловской области», отдали свои жизни на фронтах Великой Отечественной войны. 23 из них проживали в одноименных деревнях в Болховском, Орловском и Урицком районах.
Потомки защитников русских рубежей XVII века со славою продолжили ратные дела своих предков 300 лет спустя. О мужестве и воинской доблести одного из представителей славного рода я поведаю чуть позже, а пока перейду к другим персонажам.
Монастырка
Но прежде мне придется сделать некоторые пояснения. На окраинах старого Орла имелось довольно много слобод, но одна из них, располагавшаяся с конца XVII века у стен Успенского мужского монастыря (уже на новом его месте, на Ввозной горе), всегда стояла особняком. Первоначальное название этого живописного места на левом берегу Оки – Подмонастырская слободка. Именно так назывались поселения у монастырей (в отличие от слобод – поселений при городах). Позднее слободку переименовали в слободу, а Подмонастырская стала просто Монастырской (или, в просторечии, Монастыркой, хотя даже перед самой революцией в официальных документах достаточно часто встречалось и прежнее название – Подмонастырская, но, правда, слобода).
Уже к началу XVIII века это было достаточно застроенное место, со сложившимися улицами, которые с давних пор получили официальные названия: Верхне-Монастырская (продолжение современной улицы Горького за монастырем), Средняя Монастырская (ныне – Пожарная), Нижне-Монастырская (Береговая), Монастырская набережная (часть Левого берега Оки), Садово-Монастырская (теперешняя улица 8 Марта) и Монастырская Огородная (или чуть позже просто Огородная, современная – Колпакчи).
Со времен основания Подмонастырской слободки жили в ней лица разных сословий, но значительную их часть составляли однодворцы – потомки служилых людей, о которых я уже упоминал. Самой популярной фамилией Монастырки были как раз Селиховы. У одного из них в доме квартировал будущий митрополит Киевский и Галицкий Филарет (Амфитеатров), тот самый, кого описал в своих «Мелочах архиерейской жизни» Николай Лесков.
Впрочем, о нем, а также о некоторых других представителях славной фамилии рассказала в очерке «Здесь жил святой Филарет» упоминавшаяся мной Елена Ашихмина. Материал был опубликован ею в двух номерах «Орловского вестника» в конце января – начале февраля 2008 года и в том же году вошел в книгу «И прошлого мы слышим голоса…», изданную Александром Воробьевым.
И потому повторяться я не буду, а в следующем очерке расскажу о других Селиховых из той же Монастырской слободы, с одной из представительниц рода которых мне довелось познакомиться пару лет назад.
Александр Полынкин

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям