Орелстрой
Свежий номер №44(1246) 13 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Премьера

Сеанс театральной магии

22.04.2015

 На сцене муниципального театра им. М.М. Бахтина «Русский стиль» новая комедия «Детектор лжи». В основе – одноименная пьеса Василия Сигарева, правда, изрядно отредактированная режиссером-постановщиком спектакля, худруком «Русского стиля» Валерием Симоненко. Но то, что получилось в итоге, определенно, заслуживает похвалы.

Мрачная сила драматурга
Это не первое и, точно, не последнее обращение театра к современной российской драматургии, представителям так называемой «новой волны». В репертуаре «Русского стиля» – лирическая история «Аты-баты» по Гришковцу, комедия «Девочки! Кто хочет 250 тысяч?» по Слаповскому, в перспективе – постановка психологического боевика «Клинч» за авторством того же Слаповского. И вот сейчас внимание Валерия Симоненко привлекла драматургия Василия Сигарева, автора очень самобытного и большинству любителей театра и кино, думаю, известного.
Ученик Николая Коляды, обладатель многочисленных драматургических премий (одну из них Василию вручал сам Том Стоппард!), двукратный призер «Кинотавра» за пронзительного «Волчка» и удивительную по силе воздействия и страшную по сути драму «Жить», он почти всегда пишет о том, что пережил сам. Вероятно, печальная, а местами мрачноватая комедия «Детектор лжи» тоже создана на основе выхваченных из жизни впечатлений. В Верхней Салде Свердловской области, где Сигарев родился, похожие взаимоотношения схожих персонажей – слесарей-уборщиц, – думается, явление повсеместное и повседневное. Эти взаимоотношения – в основе пьесы, поставленной в Орле.
По сюжету в семье Бызовых пропали деньги – муж-пьянчуга спрятал так, что сам позабыл куда. Визит гипнотизера заставляет его рассказать много лишнего. Ну а затем по воле обстоятельств под гипнозом оказывается жена… И вот так, по ходу действия, до мельчайших деталей сканируется неудавшаяся совместная жизнь семейной пары. В пьесе нещадно бранятся (не так часто матом, но все же ругань отменная), «бытовухи» и «чернушности» предостаточно. Да и время действия, избранное автором, – конец 1980-х – с непременными семейными трусами, бигудями, совдеповской мебелью и мрачными интерьерами старой обшарпанной квартирки, где развиваются события, оптимизма происходящему не добавляет.
 
Режиссерская версия
Но гаснет свет в зрительном зале – и мы видим сцену в мягком теплом освещении, декорации квартиры уж точно не из 80-х, а вполне себе современной. Да и персонажи, эту квартиру населяющие, явно из нашей эпохи. Валерий Симоненко переносит действие в день сегодняшний. Слесаря с уборщицей заменяют обаятельный раздолбай по жизни и кто-то вроде менеджера среднего звена по профессии Борька Бызов (актер Владимир Верижников будто создан для этой роли – до того легка и непосредственна его игра) и его белокурая очаровательная стервочка-жена Надя (эмоциональная, полная куража работа Ольги Тищенко). Пропала в неизвестном направлении не заначенная зарплата, а все, что нажито непосильным трудом – вернее, получено с продажи автомобиля.
Сразу хочется отметить, что спектакль раза в полтора короче оригинальной пьесы. И это как раз тот самый случай, когда с уверенностью можно сказать: краткость – сестра таланта. Местами затянутые в тексте Сигарева диалоги в спектакле «Русского стиля» приобретают искрометность и придают действию большую динамичность. И еще одно верное, на мой взгляд, решение режиссера-постановщика – заметное «осветление» явно «черноватой» сигаревской комедии. В интерпретации Симоненко пьеса смотрится значительно легче, чем читается, морально легче. И вместе с тем отнюдь не лишается вложенных драматургом смыслов.
 
Гипноз с разоблачением
С семейной перепалки во вполне жизнерадостном интерьере современной среднестатистической, к примеру, «трешки» завязывается интрига. Флегматичный глава семейства с газетой развалился в кресле. Жена рыщет по дому, тщетно пытаясь отыскать исчезнувшие шестьсот тысяч рублей, так нужных для покупки нового авто, классом повыше, чтобы все как у людей. В разгар бесплодных поисков появляется он – харизматичный гипнотизер (Виктор Рассолов), приглашенный изнервничавшейся супругой в помощь забывчивому мужу. И – представление начинается.
Из обычной семейной полукомедии-полудрамы происходящее на сцене превращается в гротескное действо сродни булгаковской черной магии с разоблачением. Чудо-сеанс приносит много открытий и с каждым новым вопросом гипнотизера-Рассолова становится яснее сущность каждого из персонажей.
Борис, введенный в транс, признается, что служил вовсе не в кремлевских войсках, а в стройбате, и что памятный ожог получил, не героически горя в танке, а сев спьяну в костер, и что шубу жене в подарок купил, можно сказать, по дешевке, а солидный остаток спустил в покер и т.д., и т.п. Зрители, слушая неожиданные откровения, гомерически хохочут и в душе, конечно, жалеют обманутые Надины надежды. Ну да, типичная мещанка, умом, конечно, не блещет… но ведь как наивна-то оказалась, как проста. А действие идет своим чередом, все ускоряя темп, накаляя эмоции, словно раскручиваясь по спирали. И вот уже на «детекторе лжи» тестируют невинную, обманутую супругу…
 
Смешно и грустно
Все, что происходит на сцене, смешно и грустно одновременно. Смех – в первую очередь в живых диалогах, толково прописанных автором, очень уместно откорректированных режиссером, с чувством произнесенных замечательными артистами. Смех – в самом абсурде, почти нереальности и в то же время абсолютной жизненности ситуации. Однако конфликт пьесы (и спектакля) – почти трагичен. Печальны попытки каждого из героев решить проблемы с помощью лжи. Врут, чтобы их полюбили, врут, чтобы заработать, врут, чтобы жить… И, видя это, в конце концов приходишь к крамольной мысли: так, может, и правда, лучше пребывать им в блаженном неведении. Ложь ведь бывает во спасение. А «частный случай из семейной жизни с фокусами и гипнозом» (такой ремаркой сам Сигарев характеризует свое произведение) вполне может произойти с любыми среднестатистическими супругами.
Всемогущий маг, гипнотизер, он же доктор из института психиатрии в финале озадачен не меньше зрителей. Как быть с этими двумя? Как вернуть утраченное в череде разоблачений и без того зыбкое семейное счастье? Он находит рецепт, хотя сам к концу сценического действия становится все более жалок: бедный одинокий профессор, коротающий вечера в пустой квартире в компании единственной живой души – собачки Клепы и тем довольный. Но все же он находит рецепт и пытается его применить. А режиссер-постановщик находит способ сделать так, чтобы финал спектакля не казался слишком уж назидательным. Симоненко ввинчивает в канву постановки хитрую постмодернистскую штучку, проливающую новый свет на весь смысл происходящего. Интересный ход (пусть он станет известен только зрителю) – и после душещипательного гипнотизерского монолога о вечных истинах снова хочется улыбнуться… Рассмеяться. Ибо все заканчивается, чтобы повториться вновь.
Ольга Шевлякова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям