Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Записки путешественницы

Роман с городом

29.08.2013

 Чикаго красив, но не той прелестью, которая присуща городам Старого света, а той, что выявляет его молодежный, бунтарский дух. Чему удивляться? Ведь Чикаго чуть больше двух веков, что по меркам старушки Европы – детский возраст. Вызывающая удивление современность архитектурного облика чикагских небоскребов и скульптурных композиций говорит об уникальном стиле, который, по большому счету, свойственен только Чикаго. 

 
Город ветров
Спустя два с половиной часа мы прибываем из Вашингтона в чикагский аэропорт «О’Хара», который ежечасно бьет все рекорды по объему воздушных перевозок. Ведь сегодняшний Чикаго, с населением в 2,9 млн. человек, – самый крупный транспортный узел в мире. 
Вечереет. Пока мы устраиваемся в гостинице, становится совсем темно. На часах уже девять, но кто же откажется окунуться в ночной город, о котором столько наслышан? Идет ли речь о большом пожаре 1871 года, в котором Чикаго сильно пострадал, но затем его облик получил новое дыхание благодаря высотной застройке. Или же о легендарном названии  «Город ветров», которое досталось Чикаго в 1893 году с легкой руки редактора газеты «New-York Sun» Чарльза Даны. Говорят, что Дана абсолютно не имел в виду ветра, действительно налетающие на город. Редактор лишь был возмущен пространными речами американских политиков, съехавшихся на Всемирную Колумбийскую выставку и использовавших ее трибуну в своих личных интересах. Но многие, не зная об этой истории, трактуют название довольно прямолинейно. 
 
«Капля ртути» и павильон Прицкера
Наша гостиница располагается в центре города неподалеку от главного моста, что на Мичиган-авеню, рядом со знаменитым парком Миллениум. Выходим на улицу и почти сразу попадаем в людской поток. Несмотря на относительно позднее время суток, люди целенаправленно движутся куда-то. Движемся вперед и мы, слегка обалдевшие от усталости, людского гама и вида небоскребов. В таком состоянии доходим до Миллениум-парка, где находится громадный павильон Прицкера, чем-то напоминающий летающую тарелку. Крыша над сценой представляет собой изгибающиеся поверхности из нержавеющей стали, как будто бы разворачивающиеся паруса корабля. На сцене в стиле кантри шикарно поет певица. На многочисленных местах под открытым небом полно людей. Здесь, в павильоне Прицкера и на прилегающей к нему лужайке, могут разместиться до 7000 человек.
Проходим чуть дальше и видим другое чудо архитектуры – ворота под названием «Облако» - огромную стальную конструкцию, напоминающую каплю ртути. Искривленная зеркальная поверхность скульптуры причудливым образом отражает посетителей парка, небоскребы и само небо. Она состоит из 168 листов нержавеющей стали, отполированных настолько, что ее внешняя поверхность не имеет видимых швов. 
Завершается этот полный новых впечатлений вечер на берегу озера Мичиган под гроздьями традиционного для города субботнего салюта. 
 
С высочайшим визитом
Просыпаюсь утром. Из окон нашей гостиницы открывается изумительный вид на Чикаго. В утреннее время не до конца освещенные небоскребы будто нависают надо мной. Часы на «Жвачной» башне корпорации Ригли показывают семь тридцать утра. 
Сегодня нам предстоит увидеть самое высокое здание в США. Это башня «Сирс», которая была возведена в 1970-х годах прошлого столетия. Она более 20 лет была мировым рекордсменом, а теперь - пятая по высоте в мире (443,2 м.). Интересно, что центр тяжести у башни смещен. Она имеет угол наклона на запад, равный 15 сантиметрам. При сильном ветре башню сильно качает. Амплитуда ее движений может составлять от 20 до 90 сантиметров. Обитатели здания сравнивают звуки, которые оно издает при этом, со скрипом мачт корабля. Хоть башню и называют по старинке «Сирс», с 2009-го она именуется «Уиллис-тауэр», по имени ее нового арендатора. Кстати, чикагцы весьма разгневаны сменой названия. 
– Не осталось ничего святого, - говорят они об этом.
Чтобы подняться наверх, нам предстоит выстоять очередь, в которой толпа так хитро выстроена, что очень трудно понять, сколько же тебе еще ждать: всегда кажется, что осталось чуть-чуть. В итоге, пока мы покупаем билеты, проходим досмотр, ждем лифт, проходит не меньше часа. Кстати, лифт, который доставляет нас наверх, не самой новой конструкции и его довольно сильно потрясывает. Так как он идет с большой скоростью, у нас закладывает уши. 
Мы поднимаемся на 103-й этаж (их, кстати, всего 110) на так называемую верхнюю палубу. Со смотровой площадки открывается потрясающий вид - ты словно паришь в небе… И вот то, чего я больше всего опасалась и хотела увидеть, – стеклянные балконы! Умом ты понимаешь, что все продумано и что миллионы туристов уже прошли через них, но как же невероятно сложно сделать первый шаг… Внизу, словно игрушки, видны 50-70-этажные небоскребики, по линиям, напоминающим с высоты улицы, ездят маленькие автобусики и машинки. В общем, картинка не для слабонервных. 
 
Водный вояж
Говорят, что если ты не прокатился на речном трамвайчике, то ты не увидел Чикаго. Возможно, это справедливо, ведь по берегам реки строили и строят самые запоминающиеся здания. Поэтому под вечер мы решили восполнить и этот пробел. 
На кораблике мы одни, не считая капитана и его помощника. Это последний рейс на сегодня, который он совершает. Колоритный капитан, с виду чем-то похожий на пирата, изъявляет желание провести экскурсию специально для нас. Мы не против. Поскольку за Чикаго прочно закрепилась репутация гангстерского города, я невинно интересуюсь расположением музея Аль Капоне. На что капитан мне немного раздраженно отвечает, что чикагцы не гордятся этим моментом в истории города. А музей то ли открыт, то ли уже закрыт с какого-то года, я так и не поняла, но переспрашивать, на всякий случай, не стала.
Когда мы минуем ресторан с названием «Последнее пристанище Дика», что по правую руку от нас, капитан информирует, что славен он в основном не кухней, а грубой манерой общения официантов с посетителями. Именно на эту сумасшедшую идею сделал ставку его владелец Стив Шифф порядка тридцати лет назад. В этом ресторане официанты не стесняются бросить салфетку прямо в лицо, а также имеют привычку надевать клиентам на головы огромные нелепые бумажные шляпы со смешными или оскорбительными надписями. Что ж, грубость – «милая» традиция, сродни некоторым российским аналогам.
Или, вот, по левую руку, здание чикагской оперы. Оно было построено в 1929 году по заказу чикагского бизнесмена, мецената и покровителя искусств Сэмюэля Инсулла. Инсулл был женат на актрисе на много лет младше его, они оба любили искусство, и он строил театр в качестве подарка своей жене, которой якобы отказали в выступлении в Метрополитен-опере. Эта высотка с двумя крыльями напоминает гигантское кресло, из-за чего ее иногда называют «Трон Инсулла».
Все время, пока мы идем по реке, капитан рассказывает нам, когда те или иные небоскребы были построены. Как подняться на 95-й этаж в знаменитый бар Джона Хэнкока, откуда открывается изумительный вид на Чикаго. Повествует про многочисленные разводные мосты (их здесь даже больше, чем в Питере) и о многом другом. Спустя примерно сорок минут мы идем к пристани. 
Так проходят наши первые чикагские два дня. А впереди нас ожидает еще немало интересного: посещение штаб-квартиры компании «Боинг», визит в художественный музей Чикаго, поход в аутентичное заведения «Чикаго блюз» и многие другие места… А в голове не прекращает биться мысль о том, что я никогда в жизни не видела более прекрасного города и сердце охотно с этим соглашается.
 
Ольга Брусникина
 
Кстати
Подняться на смотровую площадку башни «Уиллис» – 22 доллара. 
Прогулка на речном трамвайчике – 6 долларов.
 

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям