Орелстрой
Свежий номер №32(1236) 13 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
История с продолжением

Реформа под предлогом

07.12.2012

Многие орловцы вслух и про себя уже не первый год гадают, чем на самом деле занимается на своем посту начальник управления пресс-службы губернатора Орловской области Марина Ивашина. С учетом преимущественно низких рейтинговых информационных показателей главы региона, по версии различных агентств, в экспертных кругах на этот счет уже давно зреют некоторые предположения, вплоть до экзотических. Например, о том, что пожавшая лавры «главного журналистского раздражителя» г-жа Ивашина, возможно, работает как «крот» на подрыв имиджа губернатора. А кто-то грешным делом вообще додумался до того, что курируемые ею Издательский дом и «Первый областной канал» могут приносить неплохой профит некоторым персоналиям. «Поклеп и провокация», – уверена, именно так ответит чиновница на это предположение. До окончания аудиторских проверок любимых детищ г-жи Ивашиной мы тоже так считаем. Тем более что, по ее словам, даже на информполитику «Орловской правды» она, оказывается, не влияет. Не верите?

Не виноватая я…

Примерно такое, без преувеличения, резонансное заявление прозвучало в прошлый четверг на открытом заседании фракции КПРФ при обсуждении вопроса о расходах на региональные государственные СМИ. Напомню, по сравнению с 2012 годом, их бюджетное финансирование планировалось увеличить до 92 млн рублей, то есть аж на 10 млн. Однако 3 млн, в конце концов, «выпали» на предварительном этапе. Стоит ли говорить, что надлежащего финансового обоснования для таких трат, по-видимому, просто не было? Ведь та легкость, с которой чиновники «разбрасываются» немалыми средствами, не может не навевать нехорошие мысли.

Теперь вернусь к вопросу о том, кто, по версии руководителя пресс-службы губернатора, отвечает за политику региональных государственных СМИ.

Так, после упреков депутатов в адрес Марины Ивашиной и главреда «Орловской правды» («ОП») Геннадия Годлевского, которые можно свести к тому, что «официальный публикатор» в последнее время все больше напоминает уличный забор, на котором некими «хулиганами» пишется что ни попадя, присутствующие на заседании неожиданно услышали любопытную отповедь-оправдание.

– Все вы взрослые люди и знаете, что у такой газеты не может быть одного начальника, так же как у нее нет одного учредителя, – невинно сообщила Марина Евгеньевна, как бы намекая на некие «толстые обстоятельства», они же сдерживающие факторы. – Поэтому я доведу всю информацию, которую я здесь получила, до руководства и до губернатора, – продолжила она свою мысль. – Мы над этим вопросом (судя по контексту, речь шла о замене главного редактора. – Прим. ред.) думаем…  У нас есть свои варианты решения. В конце концов, я думаю, мы урегулируем этот вопрос, потому что это, на самом деле, не просто отсутствие политической культуры. Это не совсем уважительное отношение, потому что все могут меняться местами…

Стрелочником будешь?

Если попытаться «расшифровать» слова «главного пропагандиста» региональной администрации, получается картина, достойная кисти сюрреалиста. Во-первых, оказывается, на политику газеты Ивашина не влияет, а, как говорят, рекомендованный ею в качестве главного редактора г-н Годлевский, похоже, попросту нелепая обуза, которая не позволяет развиться в издании политической культуре и уважительному отношению...

Помните известный рекламный слоган, в котором говорится, что в некоторых случаях лучше жевать, чем говорить? Именно он пришел на ум сразу после услышанного. Посетили меня и некоторые другие сомнения. Давал ли Ивашиной санкцию на поход к коммунистам губернатор Козлов или все-таки это была личная инициатива руководителя его пресс-службы? Имелось ли у Марины Евгеньевны поручение главы региона «переводить стрелки» за провалы политики «ОПы», в том числе кадровой, на «руководство и губернатора»? Или же Ивашина попросту готовит себе запасной аэродром? Что стоит за этим? Особенности жизненного кредо и стиля поведения чиновницы или, может быть, просто банальное предощущение результатов прокурорской проверки на предмет совмещения должности на государственной службе с коммерческой деятельностью. А может, речь идет о продолжающихся судах по искам к «Региону57» или инициированном депутатами аудите расходования средств в Издательском доме (ИД), созданном в 2011 году на волне реформирования структуры СМИ?

Весь мир насилья мы разрушим

Кстати, к вопросу о реформе бюджетных изданий. Депутаты справедливо поинтересовались, почему вместо ранее заявленного сокращения расходов они наблюдают их увеличение, а при этом еще слышат о некоем аутсорсинге, на который перевели районные СМИ. Ведь если немного отвлечься от темы и принять во внимание современный контекст, нет-нет да и припомнится, чем закончился для белокурых «девушек г-на Сердюкова» их трудовой подвиг по передаче на этот самый аутсорсинг некоторых функций Минобороны. Ну, это так, к слову.

Далее приведу в статье некоторые наиболее спорные или же просто информационно-емкие выдержки из многословного спича Марины Ивашиной с собственными комментариями.

О «районках»

Марина Ивашина (М.И.): Естественно, не было увольнения ни одного журналиста из районных газет. Напротив, был приток журналистов, рост зарплаты журналистов. Если полтора года назад, на начало прошлого года зарплата журналистов была в пределах от 8 до 11 тысяч рублей, то сейчас она доходит до 20 тысяч.

Варвара Егорова (В.Е.): Следует ли понимать, что г-жа Ивашина просто замеряет «среднюю температуру по больнице»? И что по этому поводу думают сами «районщики»?

М.И.: Еще у нас было проведено много ремонтных работ. И на следующий год почему мы два миллиона просили как бы. Миллион там у нас, вернее, получается, чтобы доделать эти работы.

В.Е.: Так миллион или два? Не слишком ли вольное обращение с цифрами?

М.И.: Если вы посмотрите динамику расходов, то у нас получается, что на автономные учреждения в 2011 году было выделено 38 млн 700 тыс., сейчас мы просим 38 млн 800 тыс. всего. 100 тысяч разница, даже менее процента.

В.Е.: Так где же обещанное сокращение расходов после так называемой «санации» районных газет? Аутсорсинг-то их зачем?

Об областных СМИ

М.И.: На первое июля прошлого года у нас был «Орловский комсомолец» – тираж газеты 5 тыс. экземпляров. Номинальный тираж. После анализа работы этой газеты выясняется: 91 процент возврата. Мы тратили на эту газету 6 млн 125 тыс.

В.Е.: Марина Евгеньевна, похоже, запамятовала, что за несколько месяцев до объявления реформы «Орловский комсомолец» подписывал через почту три с лишним тысячи экземпляров, остальная часть тиража распространялась посредством подписки в редакции и продажи в розницу. Сложно сказать, о какой номинальной тысяче вообще идет речь, если с 1 июля 2011 года газета прекратила свое существование. Наверное, имелась в виду тысяча фактически обманутых подписчиков, которые подписались сами, хотя подписная кампания на второе полугодие не объявлялась.

М.И.: Газета «Просторы России». В реформу входила с фактическим тиражом, изготовляемым в типографии, 3 тысячи экземпляров. То есть вы понимаете, общий бюджет газеты – 10 млн. А на выходе 3 тыс. экземпляров. Притом что там 40 процентов от рекламы, которая шла непосредственно на потребление коллективом. Реальной эффективности, с точки зрения государственности, мы видеть не могли…

В.Е.: И тут у г-жи Ивашиной с памятью что-то, похоже, стало. Когда 21 марта 2011 года руководству названной газеты сообщили, что издание будет закрыто и необходимо готовиться к ликвидации предприятия, было принято вполне логичное решение о сворачивании деятельности издания и снижении тиража с апреля до момента ликвидации. Но даже в этих условиях средний годовой тираж «Просторов» в 2011 году составил 5435 экземпляров, что выше госзадания, которое было на уровне 5000 экземпляров в неделю. Низкий тираж после принятия решения о ликвидации был перекрыт тиражом, который издавался с начала года.

Кроме того, говоря про «общий бюджет» газеты в 10 млн рублей, Марина Евгеньевна забывает добавить, что бюджетное финансирование «Просторов» составляло 4 млн 125 тыс. рублей в год. А общий бюджет в 10 млн мог сложиться потому, что более 6 млн в год редакция зарабатывала сама за счет рекламы, подписки и реализации газеты.

Кстати, по итогам 2010 года «Просторы» получили 751,2 тыс. рублей прибыли, о чем свидетельствует акт КРУ. Разовый тираж, согласно актам проверок, в 2010 году составлял 7251 экземпляр.

Бегло пройдемся и по «официальному публикатору» – «Орловской правде», с которой у региональных властей давно и явно не все клеится. Вот что говорит о тираже газеты Марина Ивашина.

М.И.: Да, он был примерно 11 тысяч экземпляров на тот момент (до реформы. – Прим. ред.) <…> Сейчас у нас «Орловская правда» – те же 11–12 тысяч. <…> В разрезе сел, там, наоборот, сократилась подписка <…> за счет того, что они имеют дайджест областных новостей в газете «Орловская губерния» <…> Раньше была газета «Орловская правда», был «Спорт-Альянс» и еще какая-то газета. Получалось 13 тысяч.

В.Е.: Так об 11, 13 тысячах или каком-то другом количестве экземпляров идет речь? И самое главное, что же в действительности изменилось с момента начала реформы за исключением резкого падения качества издания?..

Приведу еще одну значимую цитату Ивашиной, без которой читателю будет сложно понять всю глубину «эффективного реформирования».

М.И.: Мы имеем газету «Орловская губерния», которая распространяется у нас в районах тиражом 74 тысячи. То есть было 50 тысяч (до реформы. – Прим. ред.), а сейчас 150 тыс. экземпляров.

В.Е.: Не понятно, чем может быть выгоден власти слабо потребляемый тираж газет объемом в 150 тыс. экземпляров с контентом, вызывающим у потребителей некие «нехорошие рефлексы»?

Реформа ради реформы

Если внимательно изучить все, что сказано руководителем губернаторской пресс-службы, напрашиваются печальные выводы. Закрыт ряд областных изданий со своей целевой аудиторией, «уничтожены» их коллективы. Вместе с ними поломана отлаженная система информационного сопровождения деятельности региональной власти.

Основные цели, озвученные «на входе в реформу», по сути, не реализованы. Одно из главных оговариваемых условий – качество публикаций в «ОПе», которые затем перепечатываются «Орловской губернией», оставляет, мягко говоря, желать лучшего. И это не говоря уже об очень низком уровне доверия населения бюджетной прессе в целом…

Серьезные вопросы возникают и в связи с корректностью высказываний руководителя пресс-службы губернатора о работе, затратах, доходах и тиражах «разреформированных средств массовой информации»: «Орловского комсомольца», «Просторов России», предыдущей версии «Орловской правды». Притчей во языцех можно назвать и странное упорство г-жи Ивашиной преимущественно негативно характеризовать и деятельность «дочки» ВГТРК – Орловской государственной телерадиокомпании. (О телерадиовещательном сегменте бюджетных региональных СМИ наша газета обязательно расскажет в следующих публикациях. – Прим. ред.)

Что это было?

Чтобы не быть голословной, приведу суждения некоторых региональных экспертов – журналистов, руководителей пресс-служб, чиновников – о том, что они думают о «реформе СМИ», широко разрекламированной и проводимой Мариной Ивашиной. В целом их оценки можно свести к следующему высказыванию.

– Изначально система газетных СМИ в регионе (издания разного формата, рассчитанные на абсолютно разные аудитории) была организационно, финансово и т.д. основательно продумана. Наверное, в чем-то она устарела, наверное, нуждалась в обновлении, но никак не в уничтожении. Газеты имели адекватный для региона, вполне устойчивый тираж.

В «реформы» системы газетных СМИ чиновники вошли изначально без четких экономических расчетов. Такое впечатление, что авторами двигали какие угодно желания, но никак не оптимизация расходов в данном секторе, как было тогда заявлено.

Автором реформы изначально была предложена схема, которая до сих пор так и не заработала в том варианте, который задумывался. Перекраивать ее пришлось сразу, после старта преобразований.

Так, к примеру, потуги при создании интернет-агентства вообще оказались напрасными. Заработало, правда, так называемое Агентство региональной прессы, которое в предусматриваемом смысле так им и не стало. Просто некий штат сотрудников занялся техническим производством «районок» и одновременно созданием изначально «мертвого» проекта – 74-тысячной «Орловской губернии». Как и следовало ожидать, оказалось, что на корректуру, редактуру, верстку и макетирование 24 газет потребовалось средств больше, чем планировалось.

Через несколько месяцев после старта реформ стало ясно, что предварительные расчеты затрат на СМИ – это одно, а реальное исполнение – совсем другое. Оптимизация расходов уперлась в необходимость резко сокращать затраты и искать пути не для повышения качества изданий, а для банального выживания.

Скоро стало ясно, что реформа «тонет» в расходах на ликвидацию двух газет и издание многотиражной «Губернии», которую читатель к тому же никак не хотел воспринимать. (Один плюс, правда, был. На фоне «Губернии» сельские жители еще больше полюбили свои «районки», их рейтинг вырос.)

Хотя часть средств, выделяемых из бюджета ранее для районных изданий, уже переправлялась в Издательский дом (ИД) в виде оплаты услуг за производство «районок», финансовая составляющая никак не стабилизировалась. К концу прошлого года стало ясно: реформаторам срочно нужны деньги. Где взять?

Было три возможности. Первая – «выбивание» бюджетных средств – отпадала автоматически. Их объем до необходимой «реформаторам» планки никто бы не увеличил. Какой тогда смысл в реформе?

Второй путь – ликвидация «районок» как юрлиц и присоединение их бюджетов к ИД. На местах планировалось оставить корпункты, 2–3 человека, которые бы переправляли свои материалы в ИД, а там бы делалось все остальное. Этот вариант обсуждался, но реформаторы не рискнули им воспользоваться.

Оставался лишь один способ поправить финансовую ситуацию, сильно сократив персонал и заработную плату. В результате произошел массовый отток профессиональных кадров (вернее, их, скорее, разгоняли). У оставшихся сотрудников резко выросла рабочая нагрузка.

Одновременно с этим в ИД были затеяны внутренние отделочные работы, которые идут уже второй год, постоянно «съедая» деньги.

В итоге руководители ИД нашли выход из положения: стали перебиваться низкооплачиваемыми кадрами (в основном студентами, которые часто увольнялись, принимались и снова увольнялись). Отсюда, по-видимому, и то самое пресловутое «качество», о котором сейчас столько говорится.

Такие вот невеселые мысли посещают людей, знакомых с промежуточными итогами реформы…

Все эти выводы, по сути, лишь отголоски долгой и примирительной по тону речи Ивашиной перед депутатами. Главный же ее посыл заключался всего лишь в одном предложении, сказанном в ответ на упреки депутатов о все никак не сокращающихся расходах на СМИ. Из него фракция КПРФ должна была себе уяснить, что до этого светлого часа ей еще нужно дожить.

– Реформа начата в июле 2011-го. Но мы просили три года, – скромно сообщила руководитель губернаторской пресс-службы.

Умно, Марина Евгеньевна, к тому времени или ишак сдохнет, или падишаха прогонят.

Не удержусь и от самого последнего комментария. «Государство», «государственные», «государственность» – эти слова очень любит повторять в последнее время руководитель пресс-службы орловского губернатора. Но уж больно режут они ухо. Слушая эти слова, лично мне за перспективы этой самой государственности в версии Ивашиной становится больно, а порой страшно. Так, к сожалению, бывает, когда государственные интересы подменяются «личными счетами».

Варвара Егорова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям