Орелстрой
Свежий номер №32(1236) 13 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Впервые в Орле

Разговор по душам

15.04.2014

Людмила Улицкая – писатель, любимый многими, о чем говорят, в том числе, гигантские по нашим «малочитающим» временам тиражи ее книг. Сама Людмила Евгеньевна проблему постепенного ухода книги в традиционном понимании из числа жизненных приоритетов современного человека воспринимает с болью. Хотя, видимо, врожденный оптимизм не дает упасть духом: судя по общению знаменитой писательницы с орловскими поклонниками, она творить намерена и дальше. Равно как и заниматься общественной работой, преимущественно просвещенческой. Итак, о чем же, для нее очень важном, поведала Людмила Улицкая Орлу при первой встрече?

 

Об эпохе «нового варварства»

Приятная новость – читать не перестали, и, видимо, и мы пишущие, и вы читающие, еще продержимся. Хотя на самом деле проблема назрела большая и серьезная – сейчас мы переживаем время еще одной настоящей культурной революции, подобно той, которая началась во времена изобретения книгопечатания Гуттенбергом. Тогда книга была рукописной и чтение, в основном, уделом избранных. Гуттенберг изменил ситуацию: книга потихоньку «спускалась» от церковной элиты через аристократию вниз. И мы наконец-то дожили до момента широкой доступности чтения. Однако неграмотных сейчас гораздо больше, чем грамотных.

Сегодня мы вступаем в эпоху «нового варварства»: и с грамотностью, и с культурой, и с чтением происходят перемены. Варварство нынешнее высокотехнологичное. У меня уже давно есть такая своеобразная игра: когда я оказываюсь в метро, быстренько оглядываю, что люди держат в руках. Гораздо больше половины – разные современные гаджеты, будь то телефон, i-pad, reeder.

Кроме того, когда книга стала точно таким же товаром, как йогурт, ботинки и прочее из того, что мы потребляем, изменился и характер чтения, и характер писания: такого количества мусора, который выпущен за последние 50 лет, думаю, не было за предыдущие две тысячи лет.

Что касается меня, я продолжаю писать в соответствии с тем, что мне интересно. А вы продолжаете читать, к моему большому изумлению и радости.

О себе и читателях

С самого начала, когда я осознала себя как автор (а произошло это довольно поздно – моя первая книжка вышла, когда мне было 50 лет), я понимала, что пишу для нескольких моих друзей. Я считала, что мои читатели – люди моего образовательного уровня, сходных представлений о жизни, пожалуй, даже моего возраста. Постепенно я начала осознавать, что это не так и читателей у меня гораздо больше. Первое, что меня очень восхитило и порадовало – дети моих друзей читают мои книги. Еще одним удивлением было, когда книги стали публиковаться за границей. Я же пишу про нашу жизнь, более того, про жизнь маргинальную, не об успехах и не о завоеваниях, а о каких-то внутренних вещах, небольших, которые совершаются в судьбе человека, ничем не выдающегося, не безумно интересного с социальной точки зрения. А чего они-то читают?!

Потом я поняла, и это оказалось для меня чрезвычайно полезным, что у мира есть несколько разных измерений: вертикальное, где есть люди «пониже», «повыше», совсем большие начальники, и горизонтальное, абсолютно свободное от всяческой иерархии. В этом измерении живу я и, оказывается, еще множество людей разных государств, разных профессий и возрастов.

О выборе профессии

Я из семьи, где было много людей с писательским уклоном. Моя прабабушка сочиняла стихи, дед мой, наверное, был бы писателем, если бы не 17 лет сталинских лагерей. Сравнительно недавно я расшифровала его письма из ссылок – это потрясающие работы, замечательные литературные памятники.

Я хотела быть биологом, генетиком и до сих пор считаю, что это безумно интересно. Но сложилось иначе. С работы меня выгнали, девять лет не работала – в это время у меня болела и умирала мама, потом родились дети. А когда я, разведясь с мужем, собралась уже куда-нибудь устроиться, случайно попала в еврейский театр завлитом. После интереснейших трех лет этой забавной, смешной авантюры я полностью поняла, что такое театр, как он замысловато устроен… и то, что служить в театре я не хочу.

Писательская работа для меня счастье. Потому что когда ты пишешь свою личную прозу, никто над тобой не довлеет, конечный результат зависит только от тебя, и это совершенно иная форма ответственности, которая мне очень нравится.

О «главном» романе

Что касается главного героя, Павла Алексеевича Кукоцкого, у него действительно есть основной прототип – отец моей подруги Ирины Уваровой-Даниэль Павел Алексеевич Гузиков. Очень многие истории, произошедшие с доктором Кукоцким, в том числе борьба за разрешение абортов – подлинные истории Павла Алексеевича, в честь чего своего литературного героя я сделала тезкой прототипа.

В романе можно увидеть и еще огромное количество медицинских биографий ученых, с которыми я была знакома с детства: мама работала в институте педиатрии и меня, туберкулезницу, таскали по очень хорошим докторам, я видела врачей такого высокого класса, которые сейчас встречаются, пожалуй, так же редко, как Микеланджело среди художников. В общем, мне было откуда брать характеры.

Что касается распространенного мнения о том, что «Казус Кукоцкого» – мое главное произведение… Я бы не согласилась. В том смысле, что главное для каждого – свое. У меня есть очень много друзей, которые считают, что самое лучшее, что я написала – это «Сонечка», другие говорят – «Даниэль Штайн, переводчик». Это лишь вопрос оценки. Скажу только, что каждую книгу я писала очень трудно и выбрать из них одну, любимую я сама не могу.

О политической активности

Ни в какой политической партии я не состою. Один единственный раз числилась в партийной организации, которая называлась ВЛКСМ (комсомол). Когда окончила университет, выданный партийный билет порвала и выбросила в ближайшую урну, таким образом самоустранившись от какой-либо партийности. Могу сказать с уверенностью, что навсегда.

Я скорее не политически, а общественно активная. Да и то вынужденно, потому что общественную работу не люблю. Я бы предпочла это время тратить на что-нибудь другое. Но сейчас в обществе возникла интересная ситуация: появляется очень много вещей, которые ты должен делать, потому что иначе будет хуже.

Об Орловщине литературной

Дело в том, что Россия как страна тоже считает себя культурной столицей мира. Это ошибочно и связано с тем, что мы плохо знаем культуры других стран. Россия – страна сейчас преимущественно монокультурная, моноязыковая. Наша идея русоцентризма отчасти есть следствие невключенности в мировой культурный процесс. Замечу, что в XIX веке было не так: к примеру, И.С. Тургенев являлся вполне достойным членом в том числе и французского культурного общества, А.С. Пушкин все свое образование получил на французском языке. Можно говорить еще об очень многих наших предшественниках.

В этом смысле ни Россия не является культурной столицей мира сегодня, ни Орловщина – третьей литературной столицей России. Здесь родились многие прекрасные писатели, и тем не менее…

О писательских доходах

Выгодно ли сегодня быть русским писателем в материальном плане? Думаю, что я принадлежу к совсем небольшому числу самых высокооплачиваемых российских писателей, потому что у меня большие тиражи. Эта ситуация заканчивается. Судя по всему, все большие деньги, которые мне суждено было заработать, я уже заработала, так как, переходя из одного издательства в другое, получила на пять лет вперед авторских. Это моя личная финансовая ситуация. Что касается писателей менее публикуемых – ситуация трудная. Так же, как и у представителей многих других профессий.

Приведу простой и показательный пример. Я член русского ПЕН-центра и не так давно приглашала для нового приема молодых авторов. Один из них – лауреат Букеровской премии. Когда я сказала, что вступительный взнос у нас 10 тысяч рублей, он ответил: «Это мне тяжеловато. Можно через месяц отдать?». Это чтобы вы имели представление.

Думаю, сегодня самыми богатыми оказываются ангажированные авторы: и писатели, и журналисты. Это очень плохо. В первую очередь для мозгов.

Биография

Людмила Евгеньевна Улицкая – российская писательница.

Родилась

21 февраля 1943 года в г. Давлеканово, Башкирия.

Образование

Окончила биологический факультет МГУ (кафедра генетики).

Работа

С 1968-го по 1970 год трудилась в Институте общей генетики АН СССР, откуда ее уволили за перепечатку самиздата.

С 1979-го по 1982 год – заведующая литературной частью Камерного еврейского музыкального театра.

В настоящее время занимается писательской деятельностью.

Награды

Букеровская премия (2001) – за роман «Казус Кукоцкого».

Премия «Большая книга» (2007) – за роман «Даниэль Штайн, переводчик».

Литературная премия Гринцане Кавур (2008, Италия) – за роман «Искренне Ваш, Шурик».

Французская литературная премия Симоны де Бовуар (2010, Париж) – за вклад «в роль и образ женщины».

Произведения Улицкой переводились на 25 языков.

Семья

Муж – скульптор Андрей Красулин, двое сыновей.

Подготовила Ольга Шевлякова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям