Орелстрой
Свежий номер №32(1236) 13 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Премьера

Радость – царица жизни

10.06.2014

Театр «Свободное пространство» вынес на премьерный показ комедию-водевиль «Ханума» по пьесе классика грузинской драматургии XIX века Авксентия Цагарели. Русский текст и стихи Владимира Константинова и Бориса Рацера. Музыка народного артиста СССР Гии Канчели. Режиссер-постановщик – заслуженный деятель искусств России Александр Михайлов. Сценография и костюмы Марии Михайловой. Аранжировка Александра Михайлова-младшего. Балетмейстеры – заслуженный артист Украины Олег Николаев и Светлана Щекотихина

 

Ретро-экскурс

В 1972 году спектакль о свахе Хануме (впервые сыгран в Грузии в 1882-м) поставил в Ленинградском БДТ Георгий Товстоногов. В те годы музыкальная комедия о веселых жителях городка Авлабар пользовалась огромным успехом. В восьмидесятые киностудия «Ленфильм» запечатлела товстоноговское творение на пленку.
Посмотрел недавно этот фильм-спектакль и удивился: что тут может нравиться? Произошедшие в нашем обществе огромные перемены полностью «съели» психологическую и социальную актуальность событийного ряда. Нет сегодня безработных князей и расторопных свах, нет рабски зависящих от родителей женихов и невест и т.д. Да и сама эстетика ленинградской постановки (время и здесь внесло коррективы) оставляет желать лучшего. Одни артисты появляются на сцене с наклеенными носами и в париках, другие – со своими современными прическами, почти без грима. Одни говорят с грузинским акцентом, другие – без него. Сценография тяжеловесна, хотя и напоминает отдаленно полотна Пиросмани. Актеры не смешные и, увы, малоинтересные, за исключением первой в СССР исполнительницы роли Ханумы, народной артистки Советского Союза Людмилы Макаровой. На 93-м году жизни именно в день орловской премьеры Людмила Иосифовна ушла от нас в мир иной. О чем скорбят зрители и театральные деятели Санкт-Петербурга и все те, кто ее помнит и любит.
Меня одолевали сомнения: нужна ли сегодняшнему театру и зрителю «отстойная» пьеса о конкуренции свах? Понимаю, что хороших классических комедий мало, современных еще меньше, а развлекать людей необходимо. Но вдруг провалимся?
 
Солнечное настроение
К счастью, обвала не было. На сцене торжествовала атмосфера озорства, вовлекающая зрителей в стихию увлекательной феерии. Музыка (жизнерадостная, с лирической канвой), аранжированная в джазовом стиле, задавала сценическому действию энергичный ритм и праздничное настроение. Танцевальные сцены, будто бы ожившие картины старинной солнечной Грузии, всем своим пластическим многообразием воплощали неистребимый оптимизм народа, умеющего любить и веселиться. Национальные костюмы, с преобладанием белого цвета, тоже создавали положительную энергетику.
Сценография, как и музыка Канчели, по духу своему легка, светозарна. Зеленые «деревья» похожи на улыбчивых лохматиков-детей, ждущих чуда. Домики неподалеку от них – словно вкусные бисквитные тортики. А панорама горного селения на заднем плане, чуть подернутая утренней дымкой, заставляла вспомнить нежные, пронзительные по настроению полотна художников-импрессионистов. Все без исключения художественно-постано-вочные компоненты спектакля (например, суперзанавес в виде скатерти с кувшинами вина и блюдами с закусками) как бы приглашали зрителей к празднику.

Артисты «отжигали»
И праздник состоялся. Актеры «отжигали» на полную катушку. Казалось, они вернулись в солнечное детство, с его наивом и непосредственностью. Лица исполнителей (в том числе и участников массовки) до конца спектакля оставались наполненными радостью. Каждый жест, каждое движение – как у ребят, увлеченных азартной игрой. Главная героиня – сваха Ханума (заслуженная артистка России Нонна Исаева) – обаятельная, непосредственная, великолепная выдумщица и фантазерка, «включила» все свое обаяние, чтобы добыть престарелому князю Пантиашвили невесту и попутно устроить личное счастье молодым людям Соне и Котэ. Артистка виртуозно меняла мимику и пластику движений. «Серьезность» лица, необходимая при розыгрышах, юморное настроение Ханумы, ее понимание собственной значимости в авлабарском сообществе – образ многогранный и харизматичный.
Коллега Ханумы по «свадебному бизнесу» Кабато (заслуженная артистка Елена Шигапова), прехорошенькая дамочка со своим гонором и обаянием, не уступала Хануме в харизматическом «драйве». Вокал и танцевальные способности, комедийное дарование любимой орловцами актрисы радовали щедростью актерских находок, тонким художественным вкусом исполнительницы.
Дедок с юношеским хохолком на макушке, безденежный князь Вано Пантиашвили (Владимир Крашенинников), объект матримониальной интриги, похож на человека, до седых волос не расставшегося с юношеским задором. По-детски наивное лицо князя, его смешная фигура, попытки выглядеть молодым гусаром, приемчики ловеласа в отношении юных девиц вызывали смех и глубокую зрительскую симпатию. Как всегда, проявил чудеса комедийной игры заслуженный артист России Валерий Лагоша в роли купца Микича Котрянца, папаши девушки Соны. Милый, но чванливый сноб Котрянц выглядел у Валерия Лагоши… персонажем комедий Мольера.
Влюбленные друг в друга Сона и князь Котэ (Валерия Жилина и Юрий Мартюшин), слуги Акоп (Олег Семичев) и Тимотэ (Сергей Козлов), бабушка Ануш (заслуженная артистка России Маргарита Рыжикова) наделены режиссером и артистами яркими личностными характеристиками, без которых невозможно представить водевиль.
 
Заметки на полях
Спектакль запомнился не только интересными актерскими работами и танцевальными массовками, но и с выдумкой поставленными групповыми эпизодами. Например, в бане, когда усатые князья смешно, в «псевдотрагическом» варианте, провожали «в последний путь» отчаявшегося Вано Пантиашвили. Рынок, где встречались Ханума и Кабато, окруженные приветливыми торговцами, бурлил от избытка эмоций. Настроенческая «брутальность» и комедийный романтизм этой сцены неразлучны. Уроки музыки и танцев в доме Микича Котрянца, которые давал Соне любящий ее Котэ под присмотром строгой бабули, разыграны с юмором и лирической интонацией. Забавен и момент «похищения» Соны, когда слуги закатывали девушку в ковер и уносили из дома.
Вызывало сомнение использование актерами грузинского акцента в диалогах и репликах – даже в том мягком варианте, который оставил режиссер. Ведь подразумевается, что персонажи говорят между собой на родном грузинском языке, а не по-русски. Уместен ли здесь акцент?
Впрочем, художественная ценность новой постановки несомненна. Оказывается, можно возродить к жизни забытую и не отвечающую духу сегодняшнего времени комедию, с ее ушедшими от нас реалиями бытовых и нравственных традиций позапрошлого века. Драматург Авксентий Цагарели (чья жизнь не всегда изобиловала счастьем) написал пьесу о радости человеческого бытия. Такая радость – царица нашей жизни. Потому и оправданы все лирико-комедийные режиссерские приемы и акценты, вместе с экспрессивными посылами актеров зрительному залу. Спектакль-водевиль о победе счастливой любви и оптимизма над унынием состоялся. А устаревшая нравственно-социальная подоплека пьесы Авксентия Цагарели «депортировалась» у меня на периферию сознания.
 
Кстати

В день премьеры в верхнем фойе «Свободного пространства» открылась выставка театральных фотографий начинающего фотокорреспондента Олеси Суровых. Поздравляем с дебютом.

Виктор Ефграфов, фото Олеси Суровых

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям