Орелстрой
Свежий номер №36(1240) 11 октября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

Пушкин и орловские дворяне Безобразовы

01.06.2017
Для начала, уважаемый читатель, предлагаю тебе вспомнить крылатое выражение «Болдинская осень». Так с пушкинских времен стали называть временной промежуток, который является наиболее плодотворным в творческом отношении для любого деятеля культуры: писателя, поэта, художника.
 
«…Кабы у меня было 100 000…»
В отцовском имении, селе Болдине (Большое Болдино) Лукояновского уезда Нижегородской губернии, великий русский поэт осенью  1830 года, готовясь к долгожданной женитьбе на Наталье Гончаровой и застряв в провинции на три месяца из-за холерного карантина, создал   несколько своих шедевров: закончил работу  над «Евгением Онегиным», циклами «Повести Белкина» и «Маленькие трагедии», написал  поэму «Домик в Коломне» и около 30 лирических стихотворений.
Не менее плодотворным выдалось и второе пребывание Пушкина в Болдине – осенью 1833 года. Во время этого приезда в свое любимое имение Александр Сергеевич отправил письмо жене, Наталье Николаевне: «Я рад, что добрался до Болдина; кажется, менее будет мне хлопот, чем я ожидал. Написать что-нибудь мне бы очень хотелось. Не знаю, придет ли вдохновение. Здесь нашел я Безобразова (что же ты так удивилась? не твоего обожателя, а мужа моей кузины Маргаритки). Он хлопочет и хозяйничает и, вероятно, купит пол-Болдина. Ох! кабы у меня было 100 000! как бы я все это уладил; да Пугачев, мой оброчный мужичок, и половины того мне не принесет, да и то мы с тобою как раз промотаем; не так ли? Ну, нечего делать: буду жив, будут и деньги... Вот едет ко мне Безобразов — прощай.
Ух, насилу отвязался. Два часа сидел у меня. Оба мы хитрили — дай бог, чтоб я его перехитрил, на деле; а на словах, кажется, я перехитрил. Вижу отселе твою недоверчивую улыбку, ты думаешь, что я подуруша и что меня опять оплетут – увидим. Приехав в Москву, кончу дело в два дня; и приеду в Петербург молодцом и обладателем села Болдина...».
Кто кого перехитрил?
А теперь, уважаемый читатель, объясню тебе некоторые моменты содержания этого эмоционального послания. Начну с событий, известных только узкому кругу пушкиноведов. Село Болдино в течение почти 50 лет (с 1741-го по 1790 год) принадлежало родному  деду великого русского поэта, Льву Александровичу Пушкину,  а после его смерти было поделено между двумя сыновьями – Василием Львовичем (дядей) и Сергеем Львовичем (отцом поэта). В августе 1830 года Василий Львович Пушкин скончался, не оставив наследников в законном браке. И – теоретически – теперь вторую половину болдинского имения мог бы получить его близкий родственник – брат Сергей Львович (ну и далее – сын последнего, Александр Сергеевич).
Однако у Василия Львовича Пушкина было двое незаконнорожденных детей – Маргарита и Лев (двоюродные сестра и брат поэта, получившие фамилию по имени отца – Васильевы). Горячо  любивший их Василий Львович незадолго до смерти специально влез  в большие неоплаченные долги, чтобы претендовавший на вторую половину имения;  родной брат не особо «рвался к наследству», поскольку  получить его можно было только в случае выплаты долга покойного. 60 тысяч рублей (сумма долга)  у Сергея Львовича  Пушкина не оказалось, и он отказался от доли брата.
Эту сумму очень хотел найти сам поэт, всей душой полюбивший Болдино и мечтавший об объединении  былого пушкинского имения. Но тут интересы Александра Сергеевича столкнулись с интересами его кузины Маргаритки (Маргариты Васильевны) и ее мужа – Петра Романовича Безобразова. Именно о них идет речь в процитированном выше письме.
Орловский помещик Безобразов (из брянской ветви известного дворянского рода) родился в 1796 году и  в шестнадцатилетнем возрасте отправился юнкером на войну с Наполеоном. За отличие он быстро получил чин прапорщика, но уже в 1813 году в великой «Битве народов» под Лейпцигом, в составе  21-го Егерского полка, получил тяжелую пулевую рану в ногу. После этого семнадцатилетний инвалид ушел в отставку с мундиром и пенсионом, но через несколько лет он вновь поступил на военную службу, уже в кавалерию. Однако разбитая пулей кость в ноге постоянно давала о себе знать, и в 1824 году гусарский офицер Петр Романович Безобразов ушел в отставку по болезни в чине ротмистра. Из своего брянского имения он переехал в Москву, где к этому времени жила его родная сестра Елизавета Романовна, вышедшая замуж за Ивана Сергеевича Свицкого. Свицкие общались с Пушкиными, и где-то пути Петра Безобразова и Маргариты Васильевой пересеклись. Они познакомились, полюбили друг друга и поженились.
Вполне естественно, что Петр Романович с женой  неоднократно бывал в Болдине, там осенью 1833 года и столкнулся с ним поэт. Самое любопытное, что, стремясь обхитрить друг друга, чтобы приобрести наследство Василия Львовича Пушкина,  они оба уверяли партнера в огромном желании приобрести это чудесное село (а романтичный Александр Сергеевич даже сам в какой-то момент в это поверил), но на деле у обоих с финансами были  большие затруднения. У Петра Безобразова были даже не деньги, а только вексель жены, да и 60 тысяч было недостаточно, чтобы купить Болдино. А у Пушкина и того не было, а деньги шли ему только от продажи в тот момент его изданного исторического сочинения «История Пугачева». Хоть Александр Сергеевич и заявил тогда в письме, что он Безобразова перехитрил, но на деле у обоих ничего не вышло: никому приобрести вторую часть села Болдина не удалось.
Просто Безобразовы…
Теперь пришла пора чуть подробнее рассказать о самом роде Безобразовых, поскольку он имеет непосредственное отношение к Орловщине.
Несмотря на то, что несколько раз уже названная фамилия не очень благозвучна, Безобразовы с начала XVI века были хорошо известны при великокняжеском  престоле. Первый из них, по прозванию Христофор, по преданию, при великом князе Василии Дмитриевиче выехал из прусской земли в Москву, принял православную веру с именем Михаил; он-то и был в России родоначальником Безобразовых.
Безобразовы служили в воеводах, а один из членов этого рода, Юрий Васильевич, был судьей в Москве в 1507 году. Алексей Андреевич, сын боярский Дмитровского уезда, Дмитрий и Иван Андреевичи, дети боярские Вяземского уезда, получили от Иоанна Грозного поместья в Московском уезде 2 октября 1550 года. Владимир Матвеевич в 1576 году получил редкое в тогдашнее время отличие: царскую грамоту, за верную и усердную службу ему дозволено писаться с «вичем».
Семен Андреевич и Иван Семенович, дети боярские, Брянского уезда, участвовали в избрании на царство Михаила Федоровича с княжной Марьей Владимировной Долгоруковой. В 1699 году сорок семь Безобразовых владели населенными имениями.
Обычно историки говорят о брянской, владимирской, казанской, калужской и смоленской ветвях рода Безобразовых, но при работе с «Ревизскими сказками» Малоархангельского уезда Орловской губернии мне удалось найти сразу несколько представителей этого семейства.
Сельцом Гремячий Колодезь, что было в селе Луковце, владели поручик Александр Александрович Безобразов и вахмистрша из дворян Авдотья Андреевна Безобразова. Сельцо Знаменское, «что было в деревнях Подкопаевой и Кобозевой», принадлежало «Смоленского драгунского полку порутчикам Капитону и Михайле Михайловым детям Безобразовым»,  Игнатию Филиппову сыну Безобразову и секунд-майору Василию Игнатьеву сыну Безобразову.
И, наконец, здесь же, в селе Луковец Малоархангельского уезда, находилось имение генерал-майора Николая Михайловича Безобразова (1796-1839) и его жены Александры Александровны, урожденной Бибиковой. Полковник лейб-гвардии Московского, а потом – лейб-гвардии Волынского полка, генерал-майор с 1837 года, Николай Михайлович Безобразов упоминается  в  агентурных сведениях III отделения  о Пушкине от 13 июля 1827 года  среди других посетителей поэта в гостинице Демута. То есть он тоже был в числе знакомых великого русского поэта, за которыми следила «охранка».
Но если упомянутые мною Безобразовы так или иначе были связаны с судьбой А.С. Пушкина, то последний из представителей этого известного рода, Александр Михайлович, оставил в русской истории следы не очень хорошие, известные как действия  «безобразовской клики». А.М. Безобразов и его сообщники способствовали поражению России в русско-японской войне 1904-1905 годов и дальнейшему неблагоприятному течению событий, приведших к Первой мировой войне и революциям 1917 года. Правда, сам Александр Михайлович пережил своего царственного покровителя. После революции он эмигрировал во Францию и простился с миром земным в Русском старческом доме в Сент-Женевьев-де-Буа в 1931 году в возрасте 78 лет.
В заключение скажу, что значительную часть информации о Безобразовых и их связях с великим русским поэтом Пушкиным мне сообщил профессор Владимир Векслер из парижского университета «Paris-Sud (Париж-Юг XI)», о котором я рассказывал в «Орловском вестнике» 26 апреля 2017 года. Дело в том, что Екатерина Романовна Безобразова, по мужу Свицкая – прапрапрабабка Векслера, и он, копаясь в документах по своей родословной, сумел выйти  на связи Безобразовых с Пушкиным. Ну  а о еще некоторых моментах генеалогических поисков профессора из Парижа – в заключительном очерке…
 Александр Полынкин

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям