ПАО "ОРЕЛСТРОЙ"
Свежий номер №18(1267) 6 июня 2018 гИздавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Резонанс

Проблема, не имеющая решения?

27.12.2017

Тревожно стало после ответов президента на вопросы о проблемах ЖКХ на недавней пресс-конференции. Проблем в ЖКХ, сказал Путин, больше, чем решений. Хотел бы ошибаться, но глубокие сомнения возникают: в том ли направлении будут приниматься решения после жестких оценок президента? Создается впечатление, что вольно или невольно Владимира Владимировича вводят в заблуждение относительно истинных причин того бардака, который творится в системе жилищно-коммунального хозяйства. А уж те, кто создавал этот бардак, сразу взяли под козырек и ринулись вводить дополнительные законодательные новации в загибающуюся отрасль. Разумеется, преподносится это как очередная победа законодателей, которая призвана продемонстрировать, как далеко шагнула прогрессивная коммунальная мысль. Якобы придумали если не панацею от всех бед, то как минимум обеспечили прорыв на главном направлении.

 

Сомнительное новшество

Заместитель председателя отраслевого комитета ЖКХ Госдумы Павел Качкаев меньше чем через неделю после нелицеприятной оценки отрапортовал на Первом канале российского телевидения: законодатели разработали очередную порцию поправок в Жилищный кодекс. Все беды, по их мнению, от сложностей в проведении собраний, которые теперь, мол, станет организовывать намного проще. Теперь не все будут собираться, а только делегаты от подъездов. Всем наконец-то будет счастье.

До этого до счастья было рукой подать, да не дотягивались. Вводили очную, затем заочную, потом очно-заочную форму собраний, потом с использованием Интернета. И закон приняли об уголовной ответственности за фальсификацию протоколов собраний. На лицензии обязали потратиться! А счастья как не было, так и нет. Крыши текут, трубы лопаются, из подвалов воняет, подъезды в грязи, дома рушатся…

Кроме собраний надо бы (конечно, безотлагательно) решить как минимум еще одну проблемку, которая сильно докучает всем вот уже лет десять. Она в том, доложили президенту, что деньги за газ, свет, воду с жильцов собирают (вот гады!) управляющие компании. А потом не вовремя и не в полном объеме отдают их ресурсным организациям. В результате долги в жилищно-коммунальном хозяйстве страны превысили триллион рублей! Все управляющие компании (эка новость!) от Калининграда до Камчатки должны коммунальным монополистам за потребленные ресурсы. Владимир Путин заявил, что в ближайшее время нужно отрезать управляющие компании от денежного потока и незамедлительно ограничить рост жилищных тарифов.

Деньги без ответственности

Неоднократно в России начинались некоторые, скажем так, движения за исключение из схемы предоставления коммунальных услуг такого посредника, как управляющие организации. Наверняка многие слышали: если управляющие организации все поголовно воруют, пусть не будет этих исполнителей коммунальных услуг, этих посредников. Пусть РСО напрямую предоставляют потребителям коммунальные услуги и собирают с них за это деньги. И вот тут интересный момент.

Оказывается, ресурсоснабжающие организации, которые без стеснения заявляют, что УК воруют их деньги, всеми силами сопротивляются введению как раз той модели управления многоквартирным домом, когда посредников между поставщиком коммунального ресурса и потребителем услуги не существует. То есть когда «воров» лишают возможности воровать. Предложенная схема по учету электроэнергии предельно проста и понятна каждому. Электроэнергия на так называемые общедомовые нужды учитывается отдельными приборами. За ОДН, учтенные счетчиком, а не начисленные по формулам, отвечает управляющая компания. За то, что потребляется в квартире, – собственник.

Безусловно, ресурсоснабжающие организации громко заявляют о своем желании получать деньги напрямую от собственников. Но, оказывается, они не хотят исчезновения посредников. Ведь УК и ТСЖ даже при прямых расчетах населения с РСО остаются исполнителями коммунальных услуг, несут всю полноту ответственности за их качество, да еще и оказываются должниками перед РСО по обязательствам собственников, если те, потребляя коммунальные услуги, вдруг решили их не оплачивать. При этом исполнитель коммунальных услуг выступает для РСО в качестве бесплатного коллектора, работающего с должниками-потребителями (расходуя на это свои финансовые и трудовые ресурсы) и в полном объеме (не оставляя себе ни копеечки, не компенсируя свои расходы на «выбивание» этих денег, да еще дополнительно тратя средства на банковские переводы) перечисляющего деньги в РСО.

«Считаем нецелесообразным»

А как считает законодатель? Вот как. Законопроект о прямых договорах потребителей с ресурсоснабжающими организациями, который рассматривает сейчас Государственная Дума, предусматривает поправки в статью 157 Жилищного кодекса. Одна из них допускает заключение прямых договоров с собственниками только при согласии на это самих коммунальных монополистов. Все. Остальное – пустопорожняя писанина. Гора родила мышь! Вот ответ министра ЖКХ Меня на предложение ввести раздельный учет и запретить применение формул для расчетов по электроэнергии на ОДН и перейти только на приборный учет. Пересказывать четыре страницы текста нет смысла. Достаточно привести два слова из последней строчки: «считаем нецелесообразным».

Более откровенно обозначил свою позицию министр энергетики РФ А.В. Новак. Приборами раздельного учета ОДН, цитирую, «действительно можно определить объем электрической энергии, потребляемой, например, лифтовым хозяйством многоквартирного дома или на освещение, вентиляцию и т.д. Однако такие приборы учета не отражают все потери во внутридомовых электрических сетях, не фиксируют возможные подключения (в том числе несанкционированные) как недобросовестных жильцов, так и внешних потребителей (ларьки, сотовые или интернет-операторы). Именно по этой причине в правовых отношениях между энергоснабжающей организацией и потребителями многоквартирного дома или представляющей их интересы управляющей компанией используются показания приборов учета, размещенных на границе балансовой принадлежности – как правило, на вводе (или вводах) в многоквартирный дом». Вот так. Прибыль (или сверхприбыль) – как в постиндустриальном обществе, ответственность жителей – как в средневековой общине по принципу круговой поруки.

Презумпция вины

Казалось бы, законодательная и исполнительная власти лучше других должны понимать ситуацию и действовать логично. Они обязаны сделать вывод, что проблемы ЖКХ системные. Они обязаны принимать решения с учетом интересов всех участников жилищных отношений. И в первую очередь жителей. Но сложившаяся презумпция вины управляющих компаний довлеет в умах депутатов и министров и не позволяет объективно анализировать ситуацию и принимать меры, которые бы действительно приводили к оздоровлению отрасли. Экономические проблемы невозможно решить административными мерами. Такой подход губителен для жилищной сферы. Он приводит к обветшанию, разрушению многоквартирных домов, к психологическому дискомфорту участников жилищных отношений и росту социальной напряженности.

Совершенно очевидно, что понимания глубинных причин деградации жилищно-коммунальной сферы ни у законодателей, ни у министерства нет. Иначе чем можно объяснить, например, метания законодателей в части раскрытия информации о деятельности управляющих организаций и ТСЖ? Нам без конца талдычат об отсутствии прозрачности в начислении платежей. Заинтересованный человек вполне может сам посчитать, сколько и за что он платит. Другое дело, что далеко не всем хватит элементарных знаний для такого расчета.

При этом управляющим организациям вменено строго соблюдать стандарт раскрытия информации, согласно которому они обязаны разместить на специальном сайте огромное число данных по каждому дому. Подавляющая часть этих данных совершенно не нужна гражданам. Тем не менее, эпопея с раскрытием информации привела к созданию дорогостоящей системы ГИС ЖКХ, которая, по идее, консолидирует в себе всю информацию жилищной сферы и обеспечивает взаимодействие участников жилищных отношений.

Кто за это платит?

Сразу отметим, что все мероприятия по раскрытию информации финансируются из средств жителей. Давайте для примера рассмотрим какое-нибудь небольшое ТСЖ, созданное собственниками помещений среднего дома квартир на 60.

Предположим, что плата за содержание составляет 15 рублей с квадратного метра. Площадь квартир во всем доме – 4000 метров. Следовательно, при стопроцентной собираемости, чего практически никогда не бывает, ТСЖ может получить в месяц 60 000 рублей. Из этих средств оплачивается работа аварийно-диспетчерской службы, вывоз мусора, работа председателя, сантехника, электрика, дворника, внештатного бухгалтера, закупаются инструменты, запчасти, материалы, оплачиваются все необходимые налоги и т.п. Экономить можно, разумеется, только за счет снижения качества работ, что мы и видим повсеместно. И вот этому ТСЖ необходимо зарегистрироваться в ГИС ЖКХ.

Для этого потребуется усиленная квалифицированная электронная подпись. Стоит она 5–8 тысяч рублей, потребуется компьютер, а к нему соответствующее программное обеспечение. Далее – необходимо собрать информацию и внести ее в ГИС. Нужен программист или хотя бы грамотный пользователь. Пусть он возьмет за свою работу даже всего лишь 5000 рублей (а скорее – больше), эти деньги также необходимо собрать с потребителей. А ведь информацию необходимо постоянно актуализировать. То есть требуется ежемесячная работа и ежемесячные расходы.

И как объяснить жильцам, что они должны платить за некую ГИС ЖКХ, которая большинству из них совсем не нужна? Между тем законодатели убеждены, что как раз необходима. Получается картина очень даже неприглядная и во многом тревожная. Многие дома оказываются «брошенными». Их число растет. Управляющие компании отказываются заключать с ними договоры. Но разве эту проблему обсуждают на федеральном уровне?

Алексей Кузьмин

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям