Орелстрой
Свежий номер №9(1109) 22 марта 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Осадок дня

Признание по-европейски

17.11.2015

На прошедшей в октябре книжной ярмарке-выставке в Хельсинки была презентована книга писателя и философа Владимира Ермакова «Тень Толстого. Эссе о тревоге и надежде» (Vladimir Jermakov «Tolstoin varjo Ahdistuksen ja toivon esseet», издательство Idiootti Helsinki, 2015). Большая часть представленных в ней эссе впервые была опубликована на страницах «Орловского вестника».

 

Это первая и, хочется верить, не последняя столь масштабная работа Владимира Александровича, переведенная на иностранный язык. Автор переводов – известный финский писатель Марья-Леена Миккола. Лауреат многих премий, она открыла для скандинавских читателей уже не одно имя классиков русской литературы. Ее переводы Осипа Мандельштама, Бориса Пастернака, Анны Ахматовой и Марины Цветаевой выдержали несколько изданий. Марья-Леена же написала и перевела на русский предисловие к книге Владимира Ермакова, удивительно точно отражающее суть и смысл выбранных работ, а также раскрывающее истоки ее собственного интереса к творчеству писателя. Это предисловие мы и хотим представить сегодня вам, наши уважаемые читатели.

Ольга Шевлякова

Предисловие к книге Владимира Ермакова «Тень Толстого. Эссе о тревоге и надежде»

В музее-усадьбе Льва Толстого «Ясная Поляна» ежегодно в день рождения писателя (9 сентября) проходят писательские встречи, на которые я впервые была приглашена в 2001 году. Среди участников встречи были как религиозные идеологи, представляющие кредо православного консерватизма, и полемисты, продолжающие традиции славянофильства, так и представители новых литературных направлений, высокоинтеллектуальные, утонченные писатели со всех уголков России, зачастую именуемые постмодернистами – то в ругательном, то в хвалебном смысле. Наиболее интересным мне показалось выступление орловского поэта и эссеиста Владимира Ермакова (родился в 1949 году) с докладом «Тень Толстого, или В поисках утраченной метафизики». Автор, будучи агностиком, не сводит понятие человека к исключительно биофизическому явлению. В человеческом сознании есть загадка, и эта загадка имеет метафизическую природу. Ее не удается объяснить, потому что она неизъяснима. Если не принимать этой загадки, нельзя признать и категорический императив Канта, моральный закон в сердце человека. Именно поэтому, по мнению автора, метафизика Толстого занимает центральное место среди прочих исторических вероучений. Согласно Толстому, вы можете верить во что угодно, главное – нести ответственность перед высшей инстанцией за любое ваше действие или бездействие. Ермаков считает эту мысль особенно важной для современной России, испытавшей смещение этических и моральных основ. Эта тема поднимается во всей его эссеистике, принесшей ему в 2011 году почетную Горьковскую литературную премию.

Я перевела эссе о Толстом на финский язык и предложила его главному редактору журнала «Парнас» Яркко Лайне, который, прочитав эссе, принял решение опубликовать его («Parnasso», 1/2002). Второе переведенное мной эссе Ермакова, «Путешествие из Китеж-града в Петушки, или Русская история в поисках своего смысла», было тоже опубликовано в журнале («Parnasso», 4/2002). Поскольку переведенные эссе вызвали интерес, в течение нескольких лет я перевела еще несколько: «Столпник в толпе: парадокс Платонова» («Idantutkimus», 1/2005), «В поисках национальной идеи» («Kirjailija», 2/2007) и «Темен жребий русского поэта» («Parnasso», 4/2009). Когда издательство «Idiootti» опубликовало три произведения Сергея Довлатова, я попросила Владимира Ермакова написать о Довлатове для финских читателей. Переведенное мной эссе «Сергей Довлатов: безыдейный диссидент» было опубликовано в весеннем номере газеты «Nuoren Voiman Kritiikki» 2014 года. Эссе получило международное распространение после появления в авторитетном интернет-издании «Eurozine», где оно было опубликовано не только на русском и финском языках, но и на английском, в переводе Элис Мартин.

В книгу «Тень Толстого. Эссе о тревоге и надежде» включены, помимо упомянутых ранее переведенных эссе, еще четыре, посвященные культовым русским писателям переходной эпохи: Аркадию и Борису Стругацким, Булату Окуджаве, Владимиру Высоцкому и Иосифу Бродскому. Пятое эссе, посвященное поэзии Ольги Седаковой, написано и переведено специально для этой книги. Проникнутая духом христианства поэзия Седаковой относительно неизвестна финскому читателю, в то время как Владимир Ермаков считает Седакову наиболее значимым современным поэтом России. Это может показаться странным в свете того, что Ермаков довольно скептически относится к новой роли православной церкви в России. Он подвергает критике обращение постсоветской интеллигенции к церкви, рассматривая это как бегство от необходимости решать реальные трудные духовные проблемы. Он пишет, что православная церковь в России утратила роль духовного лидера еще в XVIII веке, а попытка вернуть ей прежнее положение приводит лишь к новым горьким разочарованиям. В своем эссе Ермаков представляет творчество Седаковой не просто религиозной, а скорее гражданской поэзией, – в том же смысле, как это русское определение использовала Анна Ахматова по отношению к стихам Осипа Мандельштама.

Владимир Ермаков ценит писателей, которые, подобно Ольге Седаковой, живут и работают в стороне, в тени, вдалеке от скандалов литературных кругов. Сам он по-прежнему живет в Орле со своей супругой дизайнером Альбиной, регулярно пишет для газеты «Орловский вестник» и не покидает своего родного города. В Орле достаточно музеев, посвященных писателям: здесь родились Иван Тургенев, Николай Лесков и Леонид Андреев, а Иван Бунин, в молодости живший в Орле, так красочно описывал город, что, гуляя по его улицам, чувствуешь себя оказавшимся в одном из рассказов писателя. Ермаков родом из Владимирской области – сердца России, и он посвящает много размышлений синтезу «русской идеи»: Россию нельзя понять, если не знаешь корней русской идеи и извилистой истории ее развития. Россия всегда искала себя, определяя таким образом свое отношение к остальному миру – еще задолго до того, как в XIX веке зародились два традиционных идеологических направления: западничество и славянофильство. Находясь в постоянном конфликте друг с другом, они образуют основополагающую проблему русской идеи. Однако, как следует из эссе Ермакова, это противоречие не стоит слишком упрощать.

Основу поднимаемых Ермаковым вопросов и пылких увлеченных исканий, зачастую ведущих к парадоксам, составляет знание исторической философии и глубоких корней России, равно как и их сопоставление с западным философским мышлением. Это сочетание порождает уникальную и даже удивительную для финского читателя эссеистику.

Кстати

Помимо названных Марьей-Лееной переводов эссе, вышедших в Финляндии, за рубежом также были опубликованы переводы стихотворений (в книге «Swiadectwo» (Польша) – поэтическая антология; Варшава, 2007), а также эссе «Где находится Польша?» («Miesiecznik» (Польша) №12/1, 2007/2008) и «Идея смерти в русской литературе» – («Social sciences» (США), №3, 2009). 

Марья-Леена Миккола, фото А. Захарова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям