Орелстрой
Свежий номер №36(1240) 11 октября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Записки путешественника

Привет, Лазурный Берег, и прощай

30.10.2013

Эта неожиданная и скоротечная поездка произошла в середине сентября этого года. По приглашению одной из фирм мы с другом должны были принять участие в выставке яхт в Каннах. Но поскольку, как выяснилось, прямых самолетов до Канн попросту нет (долететь туда можно только на малогабаритных самолетах за немалые деньги), то волею судеб на регулярном рейсе мы оказались в Ницце. Благо, Ницца и Канны расположены практически по соседству – расстояние между этими городами не превышает 30 километров.

Храм в память

Кстати сказать, название «Лазурный Берег» придумал малоизвестный ныне французский писатель и поэт Стефан Льежар еще в 1870 году. Эти слова пришли ему в голову, когда он увидел изумительной красоты бухту города Йер. Но многие, подзабыв этот факт, трактуют наименование по-своему, относя его не только к отдельно взятой бухте, но и всему побережью в целом. И неудивительно, море такого цвета, пожалуй, не встретишь нигде, кроме этих мест…

Поскольку на моего друга была возложена миссия заодно привезти и некую церковную атрибутику для одного из орловских храмов, мы сразу по прибытии отправились в известный православный собор в Ницце – Свято-Николаевский.

Этот самый большой русский православный храм за рубежом, одна из наиболее знаменитых и посещаемых достопримечательностей на Лазурном Берегу Франции. Пятиглавая церковь выстроена в память старшего сына Александра Второго – великого князя Николая Александровича, скончавшегося здесь после тяжелой болезни в апреле 1865 года. Здание было возведено на месте бывшей виллы Бермон, где прошли последние дни 21-летнего русского престолонаследника.

Строительство этого храма велось в течение девяти лет. Последний российский император Николай Второй по просьбе русской общины Ниццы взял его возведение под свое покровительство и даже пожертвовал на эти нужды личные средства.

С 1923 года собором и прилегающей к нему землей распоряжалась Русская православная культовая ассоциация на основании договора аренды, заключенного на 99 лет. Срок его истек 1 января 2008 года. Это и стало поводом для долгих судебных разбирательств с французской стороной. Но в конце концов в январе 2010 года судебные власти все же признали Российскую Федерацию единственным собственником здания собора.

Променад по Английской набережной

Чем еще знаменита Ницца, спросите вы. Своей Английской набережной, отвечу я. Почему именно английской? Дело в том, что в XIX веке основная часть собственности в Ницце в большинстве случаев приобреталась англичанами. И в холодную зиму 1820–1821 годов, когда в Ницце резко возросло количество нищих, усилиями англичанина Реверенда Л. Вэйа в городе были созданы фонды, позволившие трудоустроить безработных. Именно благодаря этим людям в Ницце появилась небольшая дорога шириной в два метра, названная Английской набережной, которая впоследствии заметно удлинилась и расширилась.

Но для российских граждан это шоссе более известно благодаря другому событию – трагическому. В сентябре 1927 года в Ницце погибла известная танцовщица Айседора Дункан, жена Сергея Есенина. Женщину задушил длинный газовый шарф, запутавшийся в спицах колеса ее автомобиля, когда машина мчалась по этой дороге. Утверждалось, что ее последними словами, сказанными перед тем, как сесть в автомобиль, было: «Прощайте, друзья! Я иду к славе». По другим источникам, однако, Дункан сказала «Я иду к любви», подразумевая красавца-водителя, а версию со славой выдумала из стыдливости приятельница Дункан Мэри Дести, к которой были обращены эти слова.

Мороженое со вкусом пива

Прогулявшись по Английской набережной, мы поняли, что голодны, и отправились в близлежащее кафе. Благо, эти заведения более чем обильно разбросаны по всей курортной Ницце. На десерт мы решили попробовать финокио – самое знаменитое мороженое Франции. Кстати сказать, его родиной считается именно Ницца. А известно это лакомство тем, что представлено оно всеми возможными вкусами, вплоть до пива и оливок. Мы решили продегустировать как менее экзотическое мороженое, к примеру, со вкусом фисташек, кока-колы, меда, печенья, так и более необычное. И если первое нам показалось еще более или менее приятным, то второе было попросту малосъедобным. Ну, представьте себе мороженое с привкусом пива или помидора с базиликом. Одно дело пробовать все это в натуральном виде, а другое – есть нечто подобное в замороженном. Но люди ради интереса буквально сметают мороженое именно с неестественными вкусами. И, кстати, по продажам финокио занимает первое место во всей Франции.

Странный дворец

На следующее утро мы отправились в Канны. До города можно было доехать на автобусе за 1 евро или на электричке за 5. Мы выбрали автобус, так как рейсы на электричку ко времени, когда мы прибыли на вокзал, остались только на вечернее время.

Кто не бывал в Каннах, знает об этом городе, по крайней мере, две вещи: знаменитый Каннский фестиваль и набережная Круазет. У набережной есть свой неизменный символ – старообразные на вид голубые стулья. Не очень понятно, почему так, но во всех путеводителях их называют не иначе как легендарные стулья Канн. Они стоят вдоль всей набережной, и любой человек может подойти, сесть на них и полюбоваться побережьем.

А вот и знаменитый на весь мир Дворец фестивалей. Именно здесь происходит показ лучших каннских фильмов. Кстати сам дворец производит довольно странное впечатление. Если не знать, что именно в нем проводятся кинопоказы, вряд ли им заинтересуешься. В обычные дни он похож на рядовой дом культуры в каком-нибудь нашем Урюпинске…

Выставка яхт

Неподалеку от Дворца фестивалей в назначенный час нас подобрал микроавтобус, и мы направились в порт Канн, с тем чтобы наконец-то увидеть «столь долго искомое» – выставку яхт и моторных лодок.

С 1977 года это мероприятие собирает самых передовых производителей туристических яхт и роскошных судов со всего мира. На пяти километрах причалов и понтонов в среднем представлено более 800 яхт, созданных на верфях 35 стран.

Бойкие торговцы буквально не давали нам прохода, а ушлый русскоязычный продавец уже было намерился всучить нам «недорогую» яхту за 600 тысяч евро, но мы решили не «размениваться» и направились прямиком к борту стоимостью 4 миллиона евро, изготовленному на одной из итальянских верфей.

Мы ступили на эту яхту: гидравлическая купальная платформа, диван, большой стол с отдельными креслами, за которым легко рассядутся восемь человек, светодиодное освещение. Зона отдыха на носу оборудована джакузи. Через весь салон идет «дорожка» из натурального оникса с подсветкой, а по правому борту остекление доходит до пола: через прозрачный фальшборт ты можешь видеть воду в необычном ракурсе. На ходу это зрелище, должно быть, завораживает... В общем, все чрезвычайно пафосно, но нам пока не по карману.

После осмотра еще десятка таких яхт, в конце концов, мне подумалось, что для путешествий по Лазурному Берегу совсем необязательно быть олигархом с собственной яхтой и лопающимся от евро портмоне. Теплота прогретых улиц, теплота встречных взглядов и теплота обслуживания согреют любого, даже не очень состоятельного жителя нашей планеты. А может быть, и нет…

Кстати

Три шарика мороженого финокио стоят 5 евро.

Стоимость переезда на автобусе из Ниццы до Канн – 1 евро.

Андрей Петров 

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям