Орелстрой
Свежий номер №36(1240) 11 октября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Художник – это звучит

Праздник цвета

13.03.2014

Когда глядишь на картины, с которых сияют горы, написанные известным художником Евгением Александровичем Чистовым, в груди невольно рождается чувство преклонения перед красотой матушки-земли. Горы, то залитые солнцем, то в нежно-розовых тонах раннего утра, то в вечерних сумерках угасающего дня, когда словно пожаром горят снежные шапки вершин с картин художника, звучат, не побоюсь сравнения, словно симфонии великих композиторов.

 

«Так я вижу и слышу»

Евгений Чистов иногда с полной уверенностью рассказывает:

– Горы-то со мной разговаривали, когда я писал их. О вечном говорили. А то, бывало, по-доброму смеялись. Радовались, наверное, что художник ласкает их взглядом.

Взять хотя бы картины «Предгорье Иссык-Куля», или «Вечер в горах», или «Весна в горах», или «Дороги Пржевальского», или «Утро в горах». В каждой из них невероятная игра красок, ритмов, взволнованность, свобода точных мазков кисти и, конечно, светоносность простора. Стоишь возле этих произведений и – словно начинаешь ощущать горный воздух, настоянный на цветах и травах...

Горы написаны с таким мастерством, с таким чувством, что и сам начинаешь говорить с ними, горами. И даже сопереживать им, ибо мощь горных образований не вечна в быстротечном времени земного шара, несущегося в ледяном безмолвии космоса. Я думаю, что то время, когда человек воспринимал окружающий мир как обыденную вечность, безвозвратно ушло. Теперь современное видение окружающего, благодаря техногенной революции, в корне изменилось и неразрывно связано с представлением о начале и конце не только Земли, планет, звезд, но и, наверное, нашей Вселенной. Ибо, по предположению, вселенных бесконечно много. В том и заслуга художника, что своими работами он, можно сказать, кричит: «Люди, храните то, что дано вам свыше. Совершенствуйтесь, ибо прогресс сохранит вас...».

Рождается художник

Евгений Чистов родился в Орле в 1937 году. С детства, как я помню (мы жили неподалеку друг от друга, иногда играли в футбол на зеленом берегу Оки, возле высоких холмов Нижней Пятницкой улицы), он отличался какой-то особой углубленностью в себя, можно сказать, даже какой-то значительностью, будто знал то, о чем мы, пацаны, понятия не имели. Но вместе с тем был всегда весел, находчив в мальчишеской компании. И уже тогда и после ребятня, а потом и юноши группировались возле него, неосознанно ощущая в товарище что-то большое, светлое. Не понимали мы тогда, что в Женьке Чистове рождается Художник с большой буквы, который истово любит человека и божественную природу.

После учебы в художественном училище в Казани он поступает учиться на отделение живописи в Ташкентский художественный институт.

Его дипломная работа «Балерины. Перед выступлением», говорящая о дружбе народов (три девочки разных национальностей), произвела большое впечатление на госкомиссию, и молодой художник был приглашен преподавать в этом же институте. В нем он проработал много лет.

Жизнь в ее правде

Яркая природа Узбекистана покорила сердце Евгения Чистова. Тогда же началась его активная творческая деятельность: многоплановая, сложная, всегда связанная с поисками выразительной, пластичной композиции: и в жанровых картинах, и в портретах, и в натюрмортах, и в многочисленных графических работах.

Смотришь на его картины – и сознаешь, что все творчество художника пронизано постоянными исканиями и находками и в сложной цветовой гамме, и в сильном рисунке. Отсюда его полотна имеют четко выраженный личностный характер и сразу же узнаются по своеобразному письму, полному восточной яркости.

Помимо известных жанровых картин, таких как «Сбор урожая», «Весеннее раздумье», «Материнское счастье», «Дары природы», «На ферме» и других, рассказывающих о жизни простых тружеников, художник писал городские пейзажи, изображал исторические места, привлекающие своеобразной древней архитектурой. Удивительно, но в этих работах, по-моему, нет восточной томной сладости.

Тихие, пыльные улочки предместий, уснувшие под палящим солнцем, кривые узловатые дерева, прохожие в национальных одеждах, занятые повседневностью, кишлаки, древние ворота Бухары, голубые купола мечетей, неказистые глухие стены старых городов Хивы и Самарканда – вот что волновало художника, который старался донести до нас не совсем понятную жизнь Востока.

«Слушайте и познавайте», – говорят его картины...

«Караван-сарай», «Весна Исфара», «Одинокая юрта», «Старый город», «Горный ручей» и т.п. – это же сама жизнь в ее правде.

Живопись, идущая от сердца

Особо хочется сказать о натюрмортах Евгения Чистова, таких как «Улыбка весны», «Восточный натюрморт», «Дастархан», «Голубое сюзане», «Весна». Дары земли – цветы и фрукты, предметы быта – на его картинах живут особой, своей жизнью. Ибо восточный колорит, игра всех цветов и оттенков сочетаются в них тоже с особым видением художника, подспудно говорящего и о людях, создавших всю эту красоту...

Больше двадцати лет Евгений Чистов живет в родном Орле. Да, художник многие годы прожил в Узбекистане, многое отдал, но, конечно, многое взял и для своего творчества.

В его картинах нашей природы присутствуют и восточная яркость, и особое видение окружающего, сложившееся за годы творчества. Отсюда его любовь к осенним мотивам, когда деревья одеты в пышные яркие наряды осени. И это, по-моему, здорово. Мне лично скучны картины некоторых живописцев, нарочито подчеркивающих серую унылость под «ситцевым небом». В работах Евгения Чистова, таких как «Грибная пора», «Белый аист летит», «Апрель», столько света, радости, что думаешь о себе: «А я раньше такого и не замечал...». Все это от грамотной, идущей от сердца живописи, композиционно уравновешенного, броского колорита и, повторюсь, четкого рисунка. Зритель как бы присутствует в его картинах. Таково умение художника передать красоту нашей природы и, более того, глубину пространства.

Драгоценности в мастерской

Мастерская Евгения Чистова поражает своей аскетической простотой. Мольберт, старый диван, стул и вдоль стен стоящие друг за другом холсты написанных картин. Каждая из них – драгоценная крупица его широкой души. Он весь в живописи. Подолгу вынашивает тот или иной замысел произведения, стараясь найти то неповторимое, что ясно донесет до зрителя его мысли и переживания, его ощущение человека и природы. И это, конечно, масса этюдов, набросков.

Здесь хочется сказать много лестного в адрес Евгения Чистова как графика. Портреты хирурга, юноши, девушки, мужской портрет и другие – это только малая частица всего того, что создал художник. Его графические работы не на одну выставку… Но хотелось бы побывать хоть на одной, чтобы полюбоваться графическими произведениями, который создал волшебный карандаш большого художника.

В 1973 году Евгений Чистов был принят в Союз художников СССР, и с той поры он постоянный участник союзных, республиканских, региональных, юбилейных, персональных выставок. Его картины хранятся не только в музеях и галереях нашей страны, но и за рубежом. В начале 90-х годов его работы были куплены в Германию.

Разве можно равнодушно пройти мимо замечательной картины «Ансбах», написанной на немецкой земле... В 2002 году в уникальном совместном издании «Мюнхен – Лейпциг» вышел многотомный энциклопедический словарь «Художники всех времен и народов», где Евгений Александрович тоже упоминается отдельной статьей.

Заканчивая мои размышления о творчестве Евгения Чистова, хочу привести здесь его слова: «Она из тени идет в драгоценном платье, и имя у нее не земное, а божественное – Живопись...»

Владимир Константинов

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям