ПАО "ОРЕЛСТРОЙ"
Свежий номер №18(1267) 6 июня 2018 гИздавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Резонанс

Право на жизнь

05.12.2017
В минувшую субботу, 25 ноября, в Москве прошла акция «Живая линия». В рамках мероприятия зоозащитники из разных городов нашей страны, в том числе и из Орла, передали обращения в приемную президента РФ с просьбой принять закон об ответственном обращении с животными. В очереди приходилось стоять несколько часов, однако наши сограждане не жаловались, ведь этот важный документ они ждут уже 18 лет. Но станет ли принятие нового свода правил гарантией защиты от жестокости в отношении братьев наших меньших? С этим и другими вопросами «ОВ» обратился к непосредственным участникам региональной зоосферы Владимиру Масалову (доктору биологических наук, профессору, ветеринарному врачу) и Дмитрию Кузнецову (руководителю, ветеринарному врачу одной из ведущих ветеринарных клиник Орла).
 
Безнаказанная жестокость
Жители Орловской области не первый год бьются за принятие зоозащитного закона и ужесточение наказания для живодеров. К сожалению, случаев издевательств над четырехлапыми в регионе меньше не становится. Так, сейчас в одной из ветклиник областного центра на лечении находится подожженный неизвестными бездомный котенок.
Участились случаи нападения и на домашних животных. Не единожды ветврачи спасали хозяйских любимцев, пострадавших ради пьяной забавы от «огнестрелов» и «травматов». Были найдены и наказаны виновные? Нет. Как и в львиной доле других случаев.
– Нужен ли закон? Да! Но если вы спросите, изменится ли реальность после его принятия, отвечу, что не уверен. Почему? Поясню. В Уголовном кодексе РФ давно прописано наказание за жестокое обращение с животными. Но на практике эта норма реализована крайне слабо, – рассуждает Владимир Масалов.
Схожего мнения придерживается и Дмитрий Кузнецов, подчеркивая:
– Чтобы закон начал действовать не только на бумаге, но и на деле, необходимо выделить средства на создание зоополиции или иного подразделения, курирующего это направление. Но сегодня, увы, это утопическая идея.
Нельзя не согласиться с экспертами. Ведь, несмотря на действие 245 статьи УК РФ, безнаказанным остался, к примеру, расстрел овчарки на Стальном Коне. Собаку буквально с того света вытянул Дмитрий Кузнецов, но в ее мордочке до сих пор остались 15 труднодоступных дробин. Известен и виновный в этом преступлении. Но, как отмечают очевидцы, участковый, собравшись ехать к стрелявшему с обыском, предупредил его об этом: «Естественно, оружия не нашли. На том все прекратилось».
Потерпела фиаско также попытка «ОВ» добиться наказания для виновных, отравивших собак на глазах детей на территории одной из орловских школ. Тогда правоохранительные органы не усмотрели оснований для возбуждения уголовного дела.
Вывод один: закон нужен, но нужны и механизмы для его реализации, в том числе бюджетное обеспечение. Без этого написанное пером так и останется на бумаге. Как на бумаге зачастую остаются идеи о создании приютов в регионах страны.
Панацея или концлагерь?
Приюты для животных – не менее злободневная тема, которую я обсудила с нашими экспертами. В Орловской области пять лет назад уже была попытка организовать пункт временного содержания животных в Звягинках Орловского района. Со временем выяснилось, что преподносимая чиновниками как панацея от «бездомышей» передержка в Звягинках работала не без изъяна. Существующий за счет бюджетных средств (читай: за счет денег налогоплательщиков) пункт уличен в грубых нарушениях ветеринарного законодательства. Например, трупы животных складировались под полиэтиленовой пленкой за вольерами. В самих вольерах обнаружены экскременты, перемешанные с остатками сухого корма. Более того, при проверке складского помещения найдено 20 килограммов свиных шкур с болезнетворными штаммами бактерий. «Ну я же не могу отследить все, что приносят волонтеры!» – своеобразно прокомментировал тогда ситуацию руководитель передержки Леонид Дремов.
К сожалению, сегодня тенденция такова, что открытые ранее приюты в разных уголках нашей необъятной Родины закрываются, в том числе по причине антисанитарии. Во многих не были проведены водопровод и электроэнергия. Вольеры убирались редко, а после промывки животные сидели в лужах. Волонтеров и средств на содержание не хватало.
В этой связи напрашивается вопрос: приюты в России – это панацея или концлагерь?
– Реальность такова, что наши сограждане, в том числе и жители Орловской области, воспринимают приюты как стопроцентный способ убрать с улиц бездомных животных. Не понимая, что это ресурс ограниченный, они за год забивают подобные заведения животными. И то, что население воспринимает как спасение, для животных может обернуться концлагерем. Помощников мало, кошек и собак много, их психологическое состояние из-за редких прогулок ухудшается. К сожалению, сегодня развитие системы приютов для бездомных животных в России отстает от европейских стран на десятки лет, – рассуждает Дмитрий Кузнецов.
Не менее важный вопрос – поддержание чистоты в приютах. Как отмечает Владимир Масалов, если в приюте будет насчитываться свыше 20–30 собак, то поддерживать нормальные условия для их содержания будет проблематично. А зачастую количество животных в приютах в разы превышает эти цифры.
– Чистота, а следовательно, недопущение развития инфекций – один из главных критериев качества для любого учреждения, работающего с животными. На средства по уборке и дезинфекции помещения ветклиники тратят немалые суммы. Но ведь это коммерческие структуры, имеющие доход и не зависящие от пожертвований волонтеров. Поэтому главный вопрос, на который нужно ответить при создании приютов, смогут ли его организаторы обеспечить выполнение данного пункта в полной мере, – говорит Владимир Масалов.
С ним солидарен и его коллега. По словам Дмитрия Кузнецова, в месяц в возглавляемой им ветеринарной клинике порядка 40 тысяч рублей уходит на поддержание чистоты (уборка, утилизация биоотходов, шприцов, закупка одноразовых бахил, перчаток и т.д.). Потянут ли волонтеры такие расходы? В состоятельных обществах с хорошим уровнем зарплат – да. Но на Орловщине, где как минимум половине населения с трудом хватает средств на оплату коммунальных услуг и питание, решение такой задачи едва ли под силу.
Хочется верить, что приют, на создание которого орловская региональная общественная организация защиты животных «Забота» просит десять миллионов рублей, станет исключением из сложившейся российской практики.
Но пока в стране и повсеместные приюты европейского уровня, и зоозащитный закон остаются мечтами, давайте поговорим о ситуации в орловской ветеринарии в целом.
Цена вопроса
В частности, меня интересовало, достаточно ли широко представлены в регионе ветеринарные услуги и насколько приемлемы цены для населения Орла и области.
По заверениям наших экспертов, орловская ветеринария не стоит на месте. В Орле список сотрудников многих ветклиник в последние годы пополнился врачами-узистами, рентгенологами, диетологами. По словам Владимира Масалова, не за горами тот день, когда прием начнут вести зооортопеды и даже гинекологи. Ведь уже сегодня орловские вузы, подстраиваясь под требования времени, начали подготовку ветеринаров узкого профиля, например, специализирующихся на лечении только мелких экзотических животных. А иногда возможности клиник опережают потенциальный спрос.
– Несколько лет назад, готовясь к открытию нашего ветеринарного центра, мы завезли стоматологическое оборудование для животных, с помощью которого можно не только ставить пломбы, но и протезировать. Однако востребованным оно так и не стало, – поделился опытом Дмитрий Кузнецов.
Новшество не прижилось из-за низкого уровня доходов орловского населения. Действительно, мы занимаем нижние строчки в рейтинге регионов по частоте посещения населением со своими питомцами ветеринарных врачей.
– И это притом что у нас одни из самых низких расценок на прием врачей среди регионов ЦФО. В Курске и Брянске расценки на 30–50 процентов выше, чем в Орле. В Воронеже – в два раза, – говорит Владимир Масалов.
Чтобы больные и покалеченные животные, особенно бездомные, не остались без лечения, Дмитрий Кузнецов и Владимир Масалов активно сотрудничают с группами помощи братьям нашим меньшим. В прошлом месяце Владимир Масалов фактически на месяц абсолютно бесплатно предоставил место в стационаре для покалеченного пса Бильбо, проведя перед этим сложную трехчасовую операцию. А Дмитрий Кузнецов совместно с группой помощи бездомным животным «Кот и Пес» проводит для ранее вылеченных бездомных хвостатых подопечных уникальные для Орловщины эндоскопические стерилизации.
Подводя итог всему сказанному, отмечу уже как зоозащитник. Уровень ветеринарии в Орловской области в целом находится на достойной отметке. Не зря же на лечение в областной центр через возглавляемую мной группу помощи животным «Кот и Пес» направляют не в первый раз пострадавших «бездомышей», например, из города Железногорска Курской области. Но отсутствие действующего законодательства с документально прописанной нормой, приравнивающей братьев наших меньших к существам чувствующим, способным испытывать страх и боль, зачастую играет против зоозащитников и владельцев животных.
Так, недавно сотрудники государственной (!) ветклиники потеряли хозяйскую кошку. Отходящее от наркоза животное якобы убежало через окно операционной. Заметив пропажу, зооэскулапы не сочли нужным отправиться на поиски, а также не позвонили хозяйке. «Когда я пришла за кошкой, мне сообщили в ветклинике, что случился форс-мажор. И ее нет, мол, убежала. При этом даже не извинились», – сообщила в своем посте в социальных сетях расстроенная хозяйка животного.
 
Кстати
Из-за отсутствия правовых норм, регулирующих обращение с животными, Россия стоит в самом конце мирового списка стран по уровню их защиты.
 Виталия Румянцева

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям