Орелстрой
Свежий номер №24(1228) 19 июля 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

Последняя лекция Матвея Азбукина

25.04.2017

Привычное «присаживайтесь» унеслось от огромной классной доски в конец аудитории и осело на задних партах, что было заметно по тому, как студенты последних рядов одновременно со всеми заняли свои места.

Начало урока

«Итак, друзья мои, насколько я понимаю, это наша с вами последняя лекция?» – «Только по расписанию последняя, Матвей Павлович», – взволнованно возразила аудитория. «Расписанию? Шутить изволите-с, господа. Так до недавнего времени говорили, кажется? Ну, а нам-то не к лицу, двадцать второй год нового столетия на дворе как-никак, не правда ли?». Молодой смех разлился по комнате. Глазами ребят овладела веселость. «На самом деле последняя, мои дорогие. Вы, наверное, нечасто думаете о том, чего в вашей жизни, возможно, больше никогда не повторится. Естественно, в силу возраста. Однако вот он, момент. Ждали вы, не ждали, а он все ж явился, голубчик. Ничего, благо дело вы не выпускники-философы; пусть они рассуждают о вечном, правда?». Доброту лиц вновь преобразила улыбка.

«Как бы мне хотелось провести нашу сегодняшнюю встречу? Вам еще не раз доведется услышать нечто подобное: «забудьте то, чему вас учили там-то». В ответ и слова подобрать какие-то сложно. Лишь головой покачать. А иногда про себя так, когда слова слышу эти, раздумываю: ну давайте, забудьте, чему вас учили родители, семья, мудрость многовековая, и выходите в свет, пробуйте удачу на вкус. Можно ли так легкомысленно говорить, да в чей адрес? Молодому человеку, девушке?! И еще ненароком помыслишь: вот и ощущается, что все всё позабыли и вышли в люди. Ну, я себе неправильно такие думы позволяю. С меня пример не берите. Вы лучше на такой образец настраивайтесь: велят вам соблюдать – соблюдайте и делайте, но по делам дурным не поступайте… Фраза не знакома часом?». Где-то послышался приглушенный шепот. «Так-так. Ладно. Вы, считай, уже корифеи, на днях и документами обзаведетесь. А посему мне хотелось бы провести не очередную лекцию, похожую на бутерброд, успевший за семестр изрядно заветриться и который вкушать вам не доставило бы ни малейшего удовольствия. А вот от беседы вы не откажетесь? Занятия в учебном году закончились, но сегодня еще мы располагаем временем. Возможно, у вас остались вопросы, быть может, вы хотите поговорить на тему определенную. Как вы на то смотрите?».

Дело педагогики

Староста, низенького роста девушка с большими голубыми глазами, приподнимаясь с места, начала говорить. Движением руки преподаватель попросил ее присесть.

«Извините, Матвей Павлович. Мы группой уже посоветовались на перемене, что, если лекции как таковой не будет, то обязательно попросим Вас рассказать о себе, хотя Вы всегда отказываете. Но как выбравшим педагогическую стезю нам понятно, на кого равняться и с кого брать пример. Вы столько книг по педагогике и словесности издали, еще при том режиме. И тогда молодежь обучали и сейчас знания даете. А нынче те, от кого зависит преподавательский состав, Вам доверяют больше, чем кому-либо».

«Обождите, обождите. Это вы, друзья, хватили. Вечер одного артиста сейчас устроим, и, как говорится, со святыми упокой. Мои дорогие, я, конечно, понимаю, о чем вы, и действительно обязан сказать будущим педагогам, только-только вступающим на свой профессиональный путь, некоего рода слова напутствия, пусть даже повторюсь в очередной раз. Обращаюсь к вам прямо: тернистую дорогу вы избрали, не забывайте, изрядно тернистую, трудную. Какова задача у вас? Людей создавать. Ни больше, ни меньше. Стоит хорошенько осмыслить и осознать. Ведь, понимаете, в чем состоит загвоздка. Общественное мнение по большей части стоит на том, что знания, которые и вы будете влагать в молодые умы, являются гарантом образованности. Такая, скажем, инструкция кочует уже не одно столетие по бесчисленным страницам просвещения. С глубоким сожалением стоит признать, она имеет завидную популярность, передается как драгоценная реликвия, что ли, из поколения в поколение, бережно оберегается, дабы кто-нибудь не нарушил ее, не отступил, не переписал, в конце концов. Кстати, и вы можете взять ее себе на вооружение совершенно свободно, здесь ваш личный выбор, никто препятствовать не будет, даже поприветствуют такую любовь к традиции и конформности.

Но, прежде чем поступить так, спросите себя: имею ли я право тратить время человека на зазубривание букварей; а вступая в продолжительный контакт со мной, каким станет человек от нашего общения, от знакомства с моими жизненными принципами или их отсутствия; третье – а что он приобретет или потеряет от назначенных мне по графику часов, так и не превратившихся в должные занятия? Задайтесь и другим: неужто я так более люблю себя, нежели собственного ученика, что даю нагрузку его разуму, напрочь забывая о наличии у него сердца?

Вот и отклик на вашу просьбу о моей биографии. Как есть раскрываю собственное кредо в нашем вопросе. Прошу, если не собираетесь проводить подобного диалога с собой, пожалуйста, не беритесь за дело педагогики. Подумайте о тех, кому может грозить отсутствие у вас способности и желания созидать образ. В процессе обучения должно происходить действо по созданию образа, созданию образованного из безобразного. Изначально есть неоформленная, мало на что пригодная заготовка, тело, хотя и живое, хотя и с душой. Наставник, преподаватель, беря в руки это элементарное, начинает работать, воспламенять в душе и теле искорку духа, которая должна затем разгореться и продолжить светить не только самому ее носителю, но и всему обществу. Не следует забывать, что из болванки можно выточить как ангелочка, так и дьяволочка. Создавайте ангелочков, а дьяволят смиренно побеждайте добротой, ведь именно ею вы сильнее.

«Воспитывайте, образовывайте…»

Будьте милосердны к молодым душам, не стремитесь сажать чужую юность в мешок, как рождественского гуся, и набивать мертвыми зернами знания ради самого знания для бесцельной откормки. Утяжелим мы голову школьника или студента, а дальше? Так и оставим ее нагруженную болтаться на шее, как на шесте? А про направление, куда ей, увесистой, надобно смотреть, почему знать не хотим? И будет такое создание ходить, шатаясь, не зная, куда с пользой багаж свой пристроить, пока ненароком не отобьет несчастную маковку, забитую всякой всячиной. От чего же трагедия? Да все от одного извечного – принятия средства за цель. В нашем случае – создания из знаний некоего кумира, если хотите. Получается, знания мы принимаем за цель вместо пути к чему-либо заветному. Уважайте своих воспитанников, прислушивайтесь к ним, снисходите до них, разговаривайте с ними, с каждым отдельно как с личностью, радуйтесь, в конце концов, что возможность такую имеете – вести диалог с аудиторией. А раньше по-другому происходило. Учитель вставал за кафедру, и… начинали монотонно расплываться по залу не имевшие конца и краю тексты из трудов классиков науки. И отвечали учащиеся так же, не своими словами, а цитатами из тех же отцов ученых. Зато, правда, память развивалась превосходная у людей (наизусть много заучивали).

Воспитывайте, образовывайте, на то вы и поставлены. Пусть голова у вас побаливает о двух вещах: что преподать и как суметь это сделать. Здесь вам в помощь арсенал, приобретенный за годы обучения. Однако не забывайте фразу Михаила Ивановича Глинки: чтобы красоту создать, надо самому быть чистым. Значит, к себе самим у вас должны быть довольно высокие требования, к своей нравственности, к выбору типа морали, к содержанию собственного сердца в чистоте. В общем, дерзайте, хорошие мои, и дай вам Бог удачи».

Эта беседа преподавателя Орловского педагогического техникума Матвея Павловича Азбукина с выпускниками была записана студентом во время того последнего занятия в мае 1922 года.

Александр Шхалахов, архивист Государственного архива Орловской области

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям