Орелстрой
Свежий номер №33(1237) 20 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Преданья старины

Поляк из Орла Андрей Зайончковский

07.08.2014

150-летний юбилей генерала и выдающегося военного историка Андрея Медардовича Зайончковского, случившийся в декабре 2012 года, никак не был отмечен на его родине, как, впрочем, и где-либо в России. Лично мне это кажется чрезвычайно несправедливым, поскольку капитальные труды известного ученого, посвященные Крымской и Первой мировой войнам, до сих пор не потеряли своей актуальности. Это что касается научной деятельности героя. А относительно его успехов на поле брани, тут генерал Брусилов, его командир, вообще cтавил Андрея Медардовича в ряд лучших военачальников начала XX века.

 

Командир 85-ого пехотного Выборгского полка

Один из пяти детей начальника Орловской телеграфной станции, Андрей Зайончковский родился в Орле 8 (20-го по новому стилю) декабря 1862 года. Происходил он из старинного польского дворянского рода Зайончек, известного еще с XV века, который оказался в России в самом конце XVIII века в связи с разделами Речи Посполитой.

Здесь необходимо сказать пару слов о фамилии будущего военачальника и военного историка. Во всей доступной литературе о нем она произносится через «й» после первого слога «За», но вот в Алфавитном указателе дворянских родов Орловской губернии написание это выглядит несколько иначе: «Заiончковскiй», то есть в современном виде должна произноситься как «Заиончковский». Конечно, это не очень существенно, поскольку звук слышится тот же, но, тем не менее…

Андрей получил начальное военное образование в Орловском Бахтина кадетском корпусе, а потом окончил Николаевское инженерное училище, из которого был выпущен подпоручиком в 5-ый саперный батальон российской императорской армии.

Уже в 26 лет Зайочковский – выпускник Академии Генерального штаба, служил в основном по гвардии и был вхож ко двору императора Николая II (в разное время был помощником двух великих князей – Михаила Николаевича и Александра Михайловича). Начало русско-японской войны он встретил в чине полковника, командуя 85-ым пехотным Выборгским полком, и отличился с ним в сражениях на реке Шахэ и под Мукденом.

Три ордена, золотое оружие «За храбрость», звание генерал-майора и назначение командиром бригады в 3-ю Сибирскую пехотную дивизию стали наградами для храброго выпускника Академии Генштаба. После окончания русско-японской войны Андрей Зайончковский был назначен командиром элитного лейб-гвардии егерского полка, а с 1908-го по 1912 год командовал 1-ой гвардейской (Петровской) бригадой 1-ой гвардейской пехотной дивизии.

«Один из наших лучших военачальников…»

В конце июля 1912 года генерал-лейтенант Зайончковский стал начальником 37-й пехотной дивизии, с которой и вступил в Первую мировую войну. С марта 1915 года Андрей Медардович – командир XXX армейского корпуса, который в конце августа того же года вошел в состав 8-ой армии генерала А.А. Брусилова.

Вот что написал сам Брусилов в мемуарах «Мои воспоминания»: «Я был очень рад этому назначению, так как знал Зайончковского уже давно и считал его отличным и умным генералом. У него была масса недругов, в особенности среди его товарищей по службе в генеральном штабе. Хотя вообще офицеры генерального штаба друг друга поддерживают и тащат кверху во все нелегкие, но Зайончковский в этом отношении составлял исключение, и я редко видел, чтобы так нападали на кого-либо, как на него. Объясняю я это себе тем, что по складу и свойству его ума, очень едкого и часто злого, он своим ехидством обижал штабных соратников. К этой характеристике можно еще прибавить, что это был человек очень ловкий и на ногу не давал себе наступить, товар же лицом показать умел. Что касается меня, то я его очень ценил и считал одним из наших лучших военачальников, невзирая на его недостатки. Но у кого их нет? Его достоинства значительно превышали все недочеты».

В составе 8-ой армии XXX армейский корпус Зайончковского летом 1916 года участвовал в наступлении войск Юго-Западного фронта, где действовал на Ковельском направлении.

26–27 мая (8–9 июня) он форсировал реку Стырь, а во время контрнаступления армии 22–26 июня (5–9 июля) в боях у Гусятина разбил 2-й австро-венгерский корпус и форсировал реку Стоход.

После вступления в войну Румынии в июле 1916 года Зайончковский был назначен командиром XLVII армейского корпуса (61-я пехотная дивизия генерал-майора П.Н. Симанского и 1-я сербская добровольческая дивизия полковника С. Хацича), предназначенного для помощи союзнику. 22 августа 1916 года 3айончковский при поддержке 19-й румынской дивизии перешел в наступление на Базарджик и 24 августа заставил болгарские войска отступить.

После разгрома румынских войск и сдачи 27 августа Силистрии корпус вобрал в себя остатки отступавшей 3-й румынской армии и образовал Добруджанскую армию, командующим которой был назначен 3айончковский. 1 сентября встречным ударом у Кокаджи он остановил продвижение 3-й болгарской армии, а 4 сентября отбил контратаку противника. На этом активная роль генерала Зайончковского в Первой мировой войне закончилась.

22 октября 1916 года он был назначен командиром XVIII армейского корпуса, 2 апреля 1917 года переведен в резерв чинов при штабе Петроградского военного округа, а 7 мая А.М. Зайончковского уволили со службы с мундиром и пенсией.

Рядом с Брусиловым

Казалось, с военной карьерой он распростился навсегда. Но вскоре произошла Октябрьская революция, и Андрей Медардович Зайончковский стал одним из очень немногих высших офицеров старой русской армии, кто принял новую власть и вступил вскоре в Красную Армию. Большую роль сыграл его профессионализм во время нахождения в должности начальника штаба 13-й армии, той самой, которая одержала победу над деникинцами во время Орловско-Кромского сражения в октябре 1919 года.

В 1922 году Андрей Медардович Зайочковский перешел на преподавательскую работу в Военную академию имени Фрунзе и проработал там до самой кончины.

Теперь следует сказать еще об одной странице его биографии. Советская разведка 20-ых годов представила Зайончковского перед зарубежной эмиграцией как руководителя Монархической организации центральной России (МОЦР), созданной, на самом деле, с целью ликвидации активных врагов советской власти. О том, «стучал» ли он на своих коллег и друзей, история умалчивает. Об этих событиях был снят популярный в 80-ые годы XX века фильм под названием «Операция «Трест».

И, наконец, стоит сказать о научной деятельности Андрея Медардовича. Начиная с конца XIX века, Зайончковский начал публиковать свои историко-военные сочинения. Первым, еще в конце XIX века, стал «Учебник прикладной тактики» (1899–1900 годы). За ним последовали труды, посвященные истории Крыма: «Оборона Севастополя» и «Исторический путеводитель по Севастополю» (1904 и 1907 годы). Потом появились и главные произведения в жизни полководца и военного историка: «Восточная война 1853–1856 годов в связи с современной ей политической обстановкой» (Т.Т. 1–2, 1908–1913 годы) и сразу несколько монографий, посвященных Первой мировой войне. Они неоднократно переиздавались, в том числе и в наше время, поскольку своей исторической ценности не потеряли.

Андрей Медардович Зайончковский скончался 22 марта 1926 года в Москве. Похоронили его на кладбище Новодевичьего монастыря, рядом с его командиром, генералом Алексеем Брусиловым.

Род Зайончковских дал России много известных людей, но мой персонаж, генерал от инфантерии и военный историк, превзошел их всех.

Александр Полынкин

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям