Орелстрой
Свежий номер №44(1246) 13 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Совету Федерации – 20 лет

Почетный председатель Совета Федерации

08.01.2014

23 декабря вышел юбилейный номер «Вестника Совета Федерации», посвященный 20-летию верхней палаты Парламента. Мы публикуем ключевой материал издания, где воспоминаниями об основных вехах палаты регионов делится Почетный председатель Совета Федерации РФ Е. С. Строев. 

 

Егор Семенович Строев был избран депутатом Совета Федерации первого созыва 12 декабря 1993 года по Орловскому двухмандатному избирательному округу №57, входил в состав Комитета по бюджету, финансовому, валютному и кредитному регулированию, денежной эмиссии, налоговой политике и таможенному регулированию. С января 1996 года по декабрь 2001 года Е.С. Строев являлся Председателем Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, сформированного по должностному принципу. Избран Почетным Председателем Совета Федерации 5 декабря 2001 года.

Е.С. Строев родился 25 февраля 1937 года в д. Строево Хотынецкого района Орловской области в семье крестьянина. Трудовую деятельность начал в 1954 году рядовым колхозником. Работал бригадиром комплексной бригады, агрономом, на различных должностях в структурах управления советских и партийных органов. В 1985 году был избран первым секретарем Орловского обкома КПСС. В 1989 году – секретарем ЦК КПСС. С 1990 года – член Политбюро ЦК КПСС. В апреле 1993 года Е.С. Строев в результате общего голосования жителей Орловщины впервые избирается главой администрации области, пост руководителя которой занимал до февраля 2009 года.

Образование: окончил Тамбовский плодоовощной институт имени И.В. Мичурина по специальности «ученый-агроном», Академию общественных наук при ЦК КПСС. Доктор экономических наук, профессор, академик РАСХН. Е.С. Строев первый полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством», награжден орденами Трудового Красного Знамени, Октябрьской Революции и медалями, орденами Русской православной церкви.

Редакция журнала «Вестник Совета Федерации» обратилась ко мне с просьбой подготовить статью в праздничный номер, посвященный 20-летию палаты, рассказать о Совете Федерации первых созывов. С удовольствием делаю это, ведь любой юбилей – это всегда возможность подняться над чередой текущих задач и дел, оглядеться, вспомнить и проанализировать прошедшее, с тем чтобы дальше осмысленно двигаться вперед. Вместе с тем понимаю, что в силу своей праздничности всякий юбилей влечет за собой эмоции, соблазны упрощения и украшательства. Поэтому лучший способ избежать такой ситуационной ловушки – высказаться «без гнева и пристрастия».

Итак, о Совете Федерации 1990-х годов. Чтобы понять его роль, место в системе государственной власти новой России, по-моему, начинать нужно с главного, а именно: с осознания того, что к началу 1990-х годов наша страна переживала очередной за ХХ век этап революционной ломки: сознания, общества, государства, отношений в экономике, политике, морали. Это был по-своему уникальный период. Период, как выразился однажды В.В. Путин о распаде Советского Союза, «величайшей геополитической катастрофы», сопровождавшийся, как ни парадоксально, а это бывает в истории народов, ростом надежд и ожиданий. Это уже потом, вместе с утраченными иллюзиями, или, как говорят, задним числом, упрощая и сплющивая ситуацию, будут говорить только о «лихих» или «шальных» 1990-х. А тогда обстановка была сложной, трагичной и, конечно, более многогранной.

Как положить конец хаосу? Как обеспечить порядок в стране? Как разбуженную энергию народа направить в русло строительства правового демократического государства, рыночной экономики, конкурентного предпринимательства? Эти и другие вопросы казались нерешаемыми на фоне разваливающегося управления страной, нарастающей криминализации общества, борьбой отдельных людей, групп, кланов за передел власти и собственности. Ведь практически на деле осуществлялся однажды высказанный тезис: «Разрешено все, что не запрещено». Вплоть до расстрела из танков Белого дома! Страна стояла на пороге гражданских столкновений, если не самой войны.

Вне всякого сомнения, в России 1990-х обстановку стабилизировало принятие новой Конституции. В статьях 94 и 95 записано: «Федеральное Собрание – парламент Российской Федерации – является представительным и законодательным органом Российской Федерации. Федеральное Собрание состоит из двух палат – Совета Федерации и Государственной Думы». Высшим законом страны Совет Федерации наделялся очень широкими полномочиями в решении как политических вопросов государственной важности (согласно статье 102), так и в плане кадровых решений. К слову говоря, мне пришлось быть участником разработки и обсуждения проекта Конституции Российской Федерации. До сих пор считаю упущением той работы факт, что не удалось более конкретно прописать взаимоотношения регионов с федеральным центром, чтобы исключить действие принципа «перетягивания каната».

Выборы в Совет Федерации первого созыва были проведены 12 декабря 1993 года в соответствии с указами Президента Российской Федерации от 11 октября 1993 года №1626 «О выборах в Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации» и от 6 ноября 1993 года №1846 «Об уточнении Положения о выборах депутатов Государственной Думы в 1993 году и Положения о выборах депутатов Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации в 1993 году», в которых было установлено, что в Совет Федерации должны входить по два депутата от каждого из 89 (на то время) субъектов Российской Федерации. Депутаты избирались на основе мажоритарной системы по двухмандатным избирательным округам, образуемым в рамках административных границ субъектов Российской Федерации (один округ на территории каждого субъекта Федерации). Кандидаты в Совет Федерации выдвигались группами избирателей и избирательными объединениями. Баллотируясь в Совет Федерации, в основу своей программы я заложил следующее: твердо отстаивать и защищать не узкие цели и задачи отдельных групп, общественных объединений, политических партий, а интересы и устремления всех жителей области, региона в целом. Был предложен только один путь преодоления хаоса и социальной анархии в России – путь поиска основ единения и социальной справедливости. Своим избирателям я обещал, что моя деятельность в качестве члена Совета Федерации будет направлена на сохранение и укрепление свободной и независимой Российской Федерации с единым политическим и государственным пространством, на создание эффективной государственной власти, принятие энергичных мер по борьбе с организованной преступностью, на проведение внешней политики России как политики великой мировой державы, внешнеполитический курс которой основан на долгосрочных и выверенных национальных интересах, на развитие всестороннего сотрудничества со странами дальнего зарубежья, интеграцию в мировое сообщество. В области экономики мною предлагалось активно содействовать созданию многоукладной социально ориентированной рыночной экономики, восприимчивой к научно-техническим нововведениям, обеспечивающей высокий уровень и качество жизни для всех слоев российского населения, и так далее.

В своих предвыборных выступлениях я неоднократно подчеркивал, что края и области должны иметь равные права с республиками в составе Российской Федерации, недопустимо создавать или закреплять искусственное экономическое неравенство между российскими регионами. Выборы в Совет Федерации состоялись в 86 субъектах, каждый из которых представлял собой двухмандатный округ. Всего был избран 171 депутат. 6 марта 1994 года состоялись дополнительные выборы Совета Федерации в Ямало-Ненецком автономном округе, 13 марта 1994 года состоялись выборы в депутаты Совета Федерации в Республике Татарстан, а 15 мая 1994 года – в Челябинской области. В итоге общее количество депутатов составило 176 человек.

Совет Федерации первого созыва, всенародно избранный, работал на непостоянной основе – за депутатами сохранялись прежние должности. Заседания проходили не без скандалов, имели место бессмысленные перепалки, тратилось драгоценное время на пустые дискуссии. Все это являлось следствием как слишком пестрого состава депутатов палаты, так и атмосферы митингов и противостояния, проникавшей в здание на Большой Дмитровке. Но это было и время накопления опыта парламентской работы, формирования регламента и принципов деятельности палаты. На долю того поколения депутатов Совета Федерации выпала трудная участь – все делать впервые. Приходилось буквально с азов осваивать новые обязанности и полномочия. У каждого получалось по-своему, но в одном мы были едины: Россия у нас одна, народ у нас один. Нужно было увести его от противостояния. Единодушие в этом понимании позволяло данному составу депутатов Совета Федерации выдержать все колебания и шараханья переходного периода, которые будоражили общество. Отсюда и важнейший вывод, получавший все большее распространение и признание в тот тяжелый период, превращаясь в убеждение: мы палата регионов, беспартийная палата.

В декабре 1995 года после долгих препирательств был принят новый закон о порядке формирования Совета Федерации, предусматривающий, что в верхнюю палату будут по должности входить высшие руководители субъектов Федерации – по двое от региона. Как избранный глава администрации Орловской области, вошел в него и я. Палата, соединившая всех высших руководителей российских регионов, была чем-то невиданным доселе ни в отечественной, ни в мировой практике.

В Конституцию 1993 года в результате долгих и упорных согласований был заложен принцип формирования верхней палаты на основе представительства региональных сообществ граждан.

«В Совет Федерации входят по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации» – так звучала статья 95 проекта Конституции, согласованная Конституционным совещанием. Слова «по одному от представительного и исполнительного органов государственной власти», вписанные в проект Конституции Б.Н. Ельциным накануне опубликования окончательного проекта (факсимильная копия опубликована в томе 20 материалов Конституционного совещания), внесли в часть 2 статьи 95 Конституции серьезное противоречие: если первая половина этого текста предполагает представительство субъектов Федерации как сообществ граждан, то вторая – представительство органов власти субъектов Федерации, что далеко не одно и то же.

Конституция Российской Федерации определяет, как известно, лишь общие принципы формирования Совета Федерации. Все остальное и, главное, то, как определяются эти два представителя, устанавливается федеральным законом. Противоречие в тексте Конституции в принципе исключает возможность принятия закона, безупречного с точки зрения соответствия ей.

Являясь принципиальным сторонником выборности членов Совета Федерации, все же должен сказать, что закон от 5 декабря 1995 года юридически разрешал указанное противоречие в Конституции почти идеально. В практическом же плане присутствие высших руководителей регионов в общенациональном законодательном органе в условиях 1996–2000 годов было несомненным благом. Так что нет худа без добра.

Эти пять лет приходятся на очень важный период, когда в недрах кризиса и распада постепенно накапливалось новое системное качество, необходимое для стабилизации и подъема России в начале ХХI века. Считаю, что в работе по приближению «тучных нулевых» Совет Федерации того состава занимал особое место, внося одновременно свой неоценимый вклад в становление современного российского парламентаризма. Палата стремилась максимально полно исполнять свои полномочия как в законодательной сфере, так и в решении важнейших политических и кадровых вопросов (согласно статье 5 Конституции Российской Федерации), исходя из стратегических интересов страны, требований времени и возможностей бюджета.

Дополнительные обязательства были возложены на Совет Федерации того состава по причине слабости исполнительной власти в конце 1990-х годов, политизированности и популизма Государственной Думы.

Во-первых, в условиях, когда федеральное Правительство не торопилось исполнять свою функцию главного генератора законодательных инициатив, участие в законодательной работе руководителей-практиков явно сдерживало законотворческий популизм и лоббизм депутатов, проявляющиеся в законодательных актах.

Во-вторых, в условиях известного состояния федеральной власти в 1996–1999 годах постоянные встречи и консультации руководителей всех регионов России в известной степени компенсировали отсутствие той необходимой работы по выработке единой политической воли государства, которую в нормальных условиях должен был инициировать и вести Президент Российской Федерации.

В-третьих, в периоды обострения политического противостояния в стране именно совокупный авторитет первых лиц регионов, сконцентрированный в Совете Федерации, удерживал противоборствующие стороны от крайних шагов. А таких случаев и ситуаций в тот период было немало.

В-четвертых, Совет Федерации, состоявший из высших должностных лиц, представлял собой сгусток управленческого опыта, идей и решений, подсказанных жизнью.

Наконец, в человеческом плане Совет Федерации второй половины 1990-х годов был уникальным собранием руководителей, относящихся к власти как к ответственности, привыкших принимать ответственные решения и прямо смотреть людям в глаза. Это было собрание личностей, масштабность которых проверялась десятилетиями работы и многократной закалкой в горниле социально-экономического кризиса и политической борьбы. Убежден, что именно с того времени у Совета Федерации начала складываться репутация палаты стабильности и ответственности.

В 1996–2000 годах на заседаниях Совета Федерации было рассмотрено 1350 законов. Рассмотрение это было отнюдь не формальным: почти 400 раз рассматриваемые акты отклонялись и по ним работали согласительные комиссии палат. Анализ причин отклонения показывает, что чаще всего они были связаны с финансовой необеспеченностью решений Государственной Думы. Ведь руководители регионов, входившие в Совет Федерации в 1996–2001 годах, первыми столкнулись с губительными последствиями популизма.

За эти годы было принято более 1000 федеральных законов, в том числе 12 федеральных кодексов. Наряду с законотворческой деятельностью Совет Федерации того периода старался вносить свой вклад в осмысление таких сложных вопросов, как роль государства в становлении рыночной экономики; перспективы государственного строительства и укрепление вертикали власти; система мер по защите отечественного производства. Рассматривались также проблемы Сибири и Дальнего Востока, состояние и пути интеграции в рамках СНГ и многие другие вопросы, которые действительно касались жизни всей нашей страны. В этом же ряду практических дел и начинаний – основание и регулярное проведение Санкт-Петербургского и Байкальского экономических форумов.

Все перечисленное не могло бы состояться без слаженной, квалифицированной и системной работы Аппарата Совета Федерации. На 1990-е годы пришелся этап его становления и обретения зрелости. Это был не стихийный процесс. Никогда не разделял пренебрежительного отношения к труду государственного служащего. Мы формировали аппарат, штат его сотрудников, используя лучшее, что могли привлечь, и делали это целенаправленно, продуманно, зная и понимая, что такие государственные механизмы складываются годами, а могут быть разрушены буквально за мгновения.

Хочу подчеркнуть, что уже сказал ранее. При всем своем своеобразии, сложившейся позднее «репутации» вторая половина 1990-х – это не вымороченные годы.

Во-первых, в стране были созданы и утверждены через практику выборов в целом демократические по форме институты власти. Это президент, двухпалатный парламент на федеральном уровне, а также всенародно избираемые губернаторы и законодательные собрания в регионах.

Во-вторых, заложены основы и приобретен известный опыт вертикального разделения власти на основе принципов федерализма. В 1996–1999 годах это сыграло решающую роль в сохранении численности населения и территории страны, управляемости общественными процессами, поддержании социального и гражданского мира. При этом иногда руководители субъектов Федерации вынуждены были брать на себя не свойственные им функции, в том числе по жизнеобеспечению Вооруженных Сил, органов МВД, судов, прокуратуры. Но что было делать в тот момент и в тех условиях? Поэтому обвинять руководителей субъектов Федерации в том, что они в тот период присвоили себе функции центра, вторглись в его исключительные полномочия, это по крайней мере несправедливо. Не они присвоили себе, а безответственный центр сбросил на них это бремя.

В чем сила Совета Федерации 1990-х? Мы состоялись как палата регионов, беспартийная палата, и это позволяло принимать нам наиболее выстраданные, правильные государственные решения без партийного или блокового давления. А в чем слабость? Одна из крупных ошибок в процессе становления российской демократии – отсутствие парламентского контроля. И это правильно, что в настоящее время Председатель Совета Федерации В.И. Матвиенко поставила этот вопрос перед Президентом России В.В. Путиным, который, как известно, поддержал ее позицию. Из-за того, что были упущены проблемы контроля вчера, сегодня возникают вопросы о целесообразности дальнейшего существования гигантской бюрократической машины, в том числе и «в погонах», которая готова контролировать все и вся, и даже Президента страны.

Значимым моментом укрепления государства, нового структурирования всей системы власти в свое время стал переход Совета Федерации на новый порядок формирования и работы. После принятия закона о новом принципе формирования Совета Федерации в 2000 году передо мной, как и перед многими членами палаты, встал вопрос: идти на выборы в регионе и получить доверие людей или быть направленным в верхнюю палату от региона? Я принял решение идти на выборы и избираться в очередной раз руководителем Орловской области. Выборы состоялись. Закон есть закон, и в соответствии с ним я не мог более совмещать пост губернатора и члена Совета Федерации. Хотя, скажу прямо, месяца за два до этого у меня состоялся разговор с Президентом Российской Федерации В.В. Путиным. Владимир Владимирович предлагал остаться на посту Председателя верхней палаты, но я выбрал для себя Орловскую область.

На долю поколения политиков 1990-х выпало очень трудное испытание – жить и работать в период изменения основ государственности, экономики, политического строя нашей страны. Все и для всех было впервые. Парламентариям приходилось буквально с азов осваивать новую профессию, а Федеральному Собранию – становиться настоящим парламентом, определяющим лицо новой власти, опирающейся на закон и порядок. Бывало всякое, и проявлял себя каждый по-своему. Снизу шло давление народных масс. Сверху тоже пытались «рулить». Мудрость политиков Совета Федерации 1990-х годов базировалась на одном: мы знали, что Россия у нас одна и народ у нас один.

Пользуясь возможностью публикации в «Вестнике Совета Федерации», хотел бы поблагодарить своих коллег за совместную государственную работу. Убежден, что в сложные для России 1990-е годы мы на все вызовы времени и истории ответили достойно. 

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям