ПАО "ОРЕЛСТРОЙ"
Свежий номер №18(1267) 6 июня 2018 гИздавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Культурная среда

Первая встреча с Высоцким

01.02.2018

Владимира Высоцкого, 80 лет со дня рождения которого мы отмечаем 25 января, уважают и помнят в нашем городе как незаурядную, многогранную личность. Ежегодно в стенах Орловского государственного университета проходят конференции, посвященные его творчеству, организовываются фестивали памяти Владимира Семеновича. Не удивительно, что в Орле существует клуб любителей творчества Владимира Высоцкого «Вертикаль». Одним из основателей его вместе с высоцковедом Владимиром Жуликовым был и я.

Эпизод в Санжейке

С Высоцким мне, несомненно, повезло. Дело в том, что практически все годы моей работы на Одесской киностудии были временем его активного сотрудничества с одесским кинематографом. Прямо перед моим появлением на студии закончилась работа над «Вертикалью», и еще что-то доделывали в «Коротких встречах».

А впервые я увидел Высоцкого на съемках фильма «Прокурор дает показания» («Особое мнение»), где работал ассистентом у оператора Леонида Бурлаки, который позже снял «Место встречи изменить нельзя». Еще одним ассистентом оператора был Валерий Козелов – до этого он работал в том же качестве с оператором Альбертом Осиповым в «Вертикали».

В начале июня 1967 года снимали мы под Одессой, в Санжейке, на берегу моря. Звуковики включили запись какой-то песни под оркестр. Я спросил: «Кто это?» Ребята: «Ты что, это же Высоцкий!» Я им: «Какой Высоцкий?». Они с возмущением: «Да ты что, это артист театра на Таганке!». Это были записи песен из «Вертикали». Студийные. Фильм тогда еще на экраны не вышел. А уже месяца через полтора Высоцкий и сам приехал в Санжейку на съемки эпизода с песней «Спасите наши души». У меня оказался фотоаппарат. Наверное, единственный на съемочной площадке.

Место для съемок эпизода с Высоцким выбрали красивое – около обрыва на фоне санжейского маяка. Уже ближе к вечеру на съемочной площадке появился Володя – веселый и общительный, уже в съемочной одежде: в брезентовой рыбацкой робе, рыбацких сапогах и «рябчике» наружу. Внешне он был обликом поручика Брусенцова, своего героя из «Служили два товарища», поскольку как раз тогда снимался в этом фильме под Одессой.

Володю многие знали по предыдущей работе в «Вертикали» и поэтому стали запросто приставать к нему: «Володя, спой то… Володя, спой это…». Но он не отвечал на просьбы, а ходил с гитарой вдоль обрыва, ухмылялся и напевал разные варианты на мотив будущей его «Цыганочки»: «Если вас ударят в глаз, вы, конечно, вскрикните. Раз ударят, два ударят, а потом привыкните. Эх, раз, еще раз, еще много, много раз» и так далее.

«Спасите наши души»

Маячники приготовили тройную уху из свежей рыбы, только что выловленной. Рыбы в уху клали не жалея. Аромат стоял вокруг фантастический.

Эпизод был такой. У главного героя фильма следователя Ковалева был друг, с которым они служили вместе на подводной лодке. В какой-то момент он как следователь переживает душевный кризис: не клеится на работе, ничего не получается с расследованием преступления, постоянно его подначивает прокурор. И вот, чтобы поддержать его психологически, утешить в этот самый тяжелый момент, к нему приезжает его друг-подводник, которого и играл Владимир Высоцкий.

Действие разворачивалось около костра на обрыве на фоне маяка. Снимали всю ночь. Сцена была такая – Высоцкий подъезжает на мотоцикле к костру, на котором варится уха. Пауль Рине (играл следователя Ковалева. – Прим. ред.) с Володей обнимаются, приветствуют друг друга, Володя берет в руки гитару и начинает петь.

Эпизод был разбит на несколько кадров. Первый – проезд мотоцикла. Стоп. Кадр снимался с операторского крана, на площадке которого мы с Леонидом Бурлакой сидели. Это была очень высокая верхняя точка, с которой далеко была видна дорога за лесопосадкой. В процессе съемок камера опускалась, и подъехавший мотоцикл, на котором сидели Высоцкий с Геннадием Крынкиным (роль следователя, друга Ковалева. – Прим. ред.), снимали уже внизу. Затем камеру с крана сняли и поменяли точку – приветствие старых друзей. Стоп. Снова камера меняет точку – Володя с гитарой садится к костру и начинает петь. Стоп. Затем раскадровка самой песни. И после каждого снятого куска – остановка и перемещение камеры. Все это под фонограмму, которая была записана предварительно в студии.

Мы слышали «Спасите наши души» впервые, но к утру уже знали назубок из-за многократного повторения. Молодежь группы ходила под впечатлением и орала: «На-по-по-лам!», а ветераны, одуревшие от бессонницы, показывали нам кулаки и говорили: «Еще раз скажешь – убью!».

Уже в ходе монтажа фильма режиссер Виктор Жилин песню в фильм не поставил. Как говорил сам: «Это вставной номер». Хотя поначалу очень был заинтересован в песне. Но след в фильме от эпизода с Высоцким остался в виде реплик главного героя о былой морской дружбе, о подводной лодке и т.д.

Песня для фильма

О появлении песни для фильма рассказывал в одном из интервью сам режиссер Виктор Жилин: «С Высоцким мы встретились в июле 1967-го в Одессе, в «Куряже» (общежитие киностудии. – Прим. авт.). Я тогда работал над поправками к сценарию «Особого мнения» (сначала он назывался «Прокурор дает показания»). Однажды я услышал – а слышимость в «Куряже» хорошая – песню «Спасите наши души», которую бренчал Володя. Причем именно бренчал – обкатывал какие-то куплеты. Через некоторое время он постучал, вошел ко мне, поздоровался, что-то попросил (не помню сейчас точно, что, кажется, кипятильник) и предложил: «Вы не хотите послушать, я песню написал...». А у Володи была привычка: проверять первые ощущения перед тем, как вынести песню на широкую аудиторию, на ком-то из друзей или знакомых.

Я зашел в их номер, и Володя показал эту песню. Она меня потрясла. И тогда я предложил: «Володя, не отдавай никуда эту песню. Я сделаю большой развернутый эпизод, просто для того, чтобы ты снялся и спел эту песню».

Высоцкому идея понравилась, и он пишет своей тогдашней жене Людмиле Абрамовой: «А я тут продал новую песню на киностудию. Песню писал просто так, но режиссер услышал, обалдел, записал – и сел переписывать сценарий, который называется «Прокурор дает показания», а песня – про подводную лодку. Он написал две сцены новых, и весь фильм предложил делать про меня. В связи с этим возникли 2–3 съемочных дня, чтобы спеть песню и сыграть облученного подводника. Я это сделаю обязательно, потому что песню очень люблю. Еще он хочет, чтобы музыка была лейтмотивом всего фильма, значит, я буду автор музыки вместе с одним композитором, который будет только оркестрировать мою мелодию».

Поначалу режиссер бился за этот эпизод. Я сам случайно присутствовал при разговоре Жилина с директором фильма Симой Бениовой. Жилин ей сказал: «Надо бы Высоцкому рублей двести заплатить за песню». А она: «Да ты что?! Такие деньги!» – «Ну он же специально для фильма песню написал».

Вообще, кино получилось не очень интересным. Каким-то академичным. Хотя актерский состав был сильным. Там играли Ефим Копелян, Эльза Леждей, Пантелеймон Крымов, Нина Ургант, Лев Золотухин, Юрий Дубровин, в главной роли – Пауль Рине. Потому и эпизод с Высоцким не помешал бы, а фильм с ним стал бы историческим. Но если судить объективно и честно, на фоне нынешней кинопродукции «Особое мнение» смотрится очень даже неплохо.

Любимый друг

Уже тогда, в 1967-м, я почувствовал огромное, просто всепроникающее влияние Высоцкого на окружающих его людей. Вспоминается такой эпизод – во время работы над «Прокурором…» отмечали в Шабо, селе на берегу Днестровского лимана, в школе, где жила съемочная группа, день рождения режиссера Жилина, и актер Геннадий Крынкин в качестве подарка имениннику спел под гитару песню Высоцкого «Тот, кто раньше с нею был». Я песню эту услышал впервые. Геннадий пел ее очень лихо, залихватски так. А перед исполнением заметил: «В честь нашего любимого друга, которого здесь нет» – имелся в виду Высоцкий.

Подобные слова о друге, которого сейчас среди нас нет, я услышал спустя два года уже от Юнгвальд-Хилькевича, в столовой киностудии, когда съемочная группа отмечала успешное окончание работы над фильмом «Опасные гастроли». Хилькевич тогда встал, окинул взглядом съемочную группу и сказал: «Вот есть всеми нами любимый человек, но его сейчас здесь нет. Так вот, я расскажу в его честь анекдот, относящийся к нему. А может, и ко всем нам». И рассказал анекдот о том, как в колхозе делили заработанный сверх плана миллион рублей, а колхозный сторож предложил в конце обсуждения на эти деньги построить дирижабль и лететь оттуда куда подальше.

И была это уже середина 69-го. И было после «Прокурора…» много встреч с Высоцким. Было участие в другом фильме с ним. И будет другой рассказ.

Об авторе

Анатолий Андреевич Борисов – журналист, режиссер, оператор. Окончил филологический факультет Одесского государственного университета им. Мечникова (нынешний Одесский национальный университет). С 1967-го по 1969 год работал на Одесской киностудии: ассистент оператора в фильме «Особое мнение», звукооформитель в кинокартинах «Короткие встречи», «День ангела», «Случай из следственной практики», «Последняя прядь», «Белый взрыв», ассистент звукооператора в фильмах «Если есть паруса», «Повесть о чекисте», «Опасные гастроли», «Тринадцать поручений». С 1970 года трудился на орловском ТВ. Снял несколько авторских фильмов: о И.А. Бунине – «Итак, он жил тогда в Одессе», Борисе Зайцеве – «Далекое – близкое», о Высоцком – «Было так», о художнике Юрии Арбузове – «Жизнь, ушедшая как вздох», об актере и барде Владимире Смирнове – «Наедине с собой».

Анатолий Борисов

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям