Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Вопрос на засыпку

Пенсионная реформа зашла в тупик?

31.07.2014

Совсем недавно ни о каких страховых и накопительных частях пенсии никто не слышал. Размер пенсии по старости зависел только от трудового стажа: чем он длиннее, тем выше пенсионные выплаты. До определенных пределов, разумеется.

Страховая модель

С 2002 года в России действует так называемая страховая модель. Трудовая пенсия по старости состоит из двух частей – страховой и накопительной. Это означает, что базовый размер страховой части по-прежнему определяется трудовым стажем (чтобы получит пенсию, необходимо проработать не менее пяти лет). Размер этой части индексируется и также напрямую зависит от объема страховых взносов, которые работодатели уплачивают в систему обязательного пенсионного страхования (ОПС). Разумеется, размер ее невелик.

Например, мужчина 1971 года рождения, отслуживший в армии два года и проработавший 35 лет (предположим, что его средняя ежемесячная заработная плата составляет 15 тысяч рублей), согласно сегодняшним расчетам, получит после 60 лет пенсию в размере 8560 рублей 97 копеек. Меньше получит женщина того же возраста с теми же доходами и 30-летним стажем, два года находившаяся в отпуске по уходу за ребенком, – 7871 рубль 87 копеек.

Понять, как рассчитывается размер страховой части, крайне сложно: например, при начислении учитывается и размер заработной платы до 2002 года с учетом неведомых коэффициентов. Эти расчеты ясны только специалистам Пенсионного фонда России.

Мало? Конечно, мало

В теории, увеличивает размер пенсии ее накопительная часть. 

«Накопительная часть трудовой пенсии формируется на основании пенсионных накоплений, учтенных в специальной части индивидуального лицевого счета застрахованного лица», – рассказывается на официальном сайте Пенсионного фонда России.

В переводе на доступный язык это означает, что накопительная часть состоит из добровольных отчислений – через кредитные организации или собственного работодателя. Но увеличивает размер пенсии она незначительно.

Относительная ценность накопительной части пенсии состоит разве что в том, что распорядиться ей можно самостоятельно. Например, забрать всю и сразу. С одной поправкой от Пенсионного фонда: эта часть не превышает пяти процентов от суммы страховой части.

В целом же рассчитывать на относительно безбедную старость сегодня может только тот, кто имеет высокие и, что очень важно, легальные доходы. Зарплаты «в конвертах» в расчет не идут.

При этом если со страховой частью пенсии что-то относительно ясно: ее размер периодически индексируется (пусть и не в том размере, как всем бы хотелось), то с накопительной частью происходит нечто непонятное.

Сомнительные обещания

Первой ласточкой осенью прошлого года стало предложение социального вице-премьера Ольги Голодец ввести двухлетний мораторий на перечисление денег в НПФ и управляющие компании.

В итоге решили сделать немного по-другому, но фактически речь все же шла о замораживании накопительной части пенсий. При этом правительство утешало граждан: ни о какой конфискации речь не идет, деньги никуда не исчезнут, а бюджет получит до 400 миллиардов рублей в год.

Критики этого нововведения (а их было немало) подозревали, что у правительства просто-напросто нет денег для выплаты пенсий нынешним пенсионерам. Куда они делись? Ответ на этот вопрос, судя по всему, имеет риторический характер.

«Все пенсионные накопления граждан остаются под управлением государственной управляющей компании Внешэкономбанка, выбранного НПФ или частной УК. Новые поступления в 2014 году – шесть процентов от зарплаты, которые сейчас идут в накопительную часть, будут временно переводиться в страховую часть. Не будет лишения граждан их пенсионных накоплений, все пенсионные права граждан в денежном выражении будут учтены на лицевых счетах», – бодро пообещали тогда в Пенсионном фонде России.

Ясности это не добавило, да и ключевое слово «временно» многих насторожило. Временно на год? На два? На десять?

Президент Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов Константин Угрюмов скептически оценил такие обещания. «Чтобы успокоить население, власти делали противоречивые заявления относительно взносов за 2014 года, но мы понимали, что эти деньги не вернут, а заменят их условными единицами. Для нас это не новость», – заявил он РБК.

Постепенно новость потеряла актуальность и о замораживании накопительной части вспомнили совсем недавно.

Денег нет?

25 июня информационное агентство «Прайм» удивило всех, рассказав со ссылкой на министра финансов России Антона Силуанова, что у правительства нет источников возврата накоплений негосударственных пенсионных фондов за 2014 год.

Дословно Антон Силуанов сообщил следующее: «Источников для этого нет. Поэтому просто так говорить, что мы эти деньги вернем, это не просчитанное предложение, которое не обсуждалось… Надо спросить у автора, за счет чего это будет делаться».

Под автором чиновник имел в виду своего коллегу министра экономического развития России Алексея Улюкаева, который заявил в СМИ, что замороженные в 2014 году пенсионные накопления (243 миллиарда рублей) надо вернуть.

Затем события развивались стремительно. Уже на следующий день все тот же Антон Силуанов, решив, видимо, что немного погорячился, высказался в том смысле, что «правительство РФ никогда не мыслило и не собиралось тратить деньги пенсионеров».

Он же в интервью «Ведомостям» заявил: «У нас тоже сейчас нелегкие времена. Мы набрали высокие темпы роста расходов, в первую очередь за счет повышения зарплат бюджетников и оборонных расходов, которые прирастают ежегодно. Значительный объем средств направляется на обеспечение сбалансированности Пенсионного фонда (ПФР). Пенсионная реформа не завершена, объем субсидий и дотаций ПФР в 2015 году составит около трех триллионов рублей при общем размере федерального бюджета в 15 триллионов. Изначально мы задумывали выход пенсионной системы на самодостаточность, а она в нынешнем состоянии дефицитна». Тем самым прямо признав: денег у Пенсионного фонда в общем-то нет.

3 июля Антон Силуанов снова отметился в «Прайм». «В следующем году не предусмотрено продолжение схемы 2014 года. В 2015 году все средства пенсионных накоплений поступят в негосударственные пенсионные фонды, как это было в 2013 году и ранее, до текущего года», – пообещал министр.

Другие мнения

8 июля глава Минтруда Максим Топилин сообщил журналистам, что правительство РФ рассматривает возможность продления моратория на накопительную часть пенсии еще на один год, что позволило бы бюджету России получить дополнительно 280 миллиардов рублей.

Увеличить доходы бюджета сегодня планируют и другими способами – не только за счет денег из Пенсионного фонда.

Так, в правительстве рассматривают возможность увеличения налогов: от введения налога с продаж, что даст возможность пополнить бюджет страны примерно на 200 миллионов рублей, до повышения на 1–2 процента ставки НДФЛ или введения прогрессивной шкалы. Окончательные решения будут приниматься осенью нынешнего года.

Одним словом, ясности в правительстве пока нет никакой. Остается надеяться, что «пенсионные» деньги никуда не денутся и в какой-то форме все же будут возвращены.

Однако понятно: пенсионная реформа, с таким трудом реализующаяся в России, пока зашла в тупик.

Денис Яковлев

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям