Орелстрой
Свежий номер №9(1109) 22 марта 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Эхо войны

Памяти Леонида Афонина

30.04.2015

Каким мы все помним Леонида Николаевича Афонина? Ученый, писатель, литературовед, театральный критик, журналист, педагог, общественный деятель, директор Тургеневского музея... Для каждого свой. А для всех вместе – честный, порядочный человек с большими познаниями и открытой душой.

Корреспондент фронтовой газеты

Леонид Николаевич Афонин ушел из жизни 40 лет тому назад, апрельским днем 1975 года. Шла подготовка к 30-летию Победы. Он, как всегда, много выступал с воспоминаниями о Великой Отечественной войне. Афонин прошел путь от рядового до майора, был демобилизован только в 1955 году. Сегодня хочется вспомнить именно об этом периоде жизни Леонида Николаевича. В фондах Государственного музея И.С. Тургенева, директором которого он был в 1959–1967 годах, в изданиях, посвященных памяти Афонина и вышедших в разные годы, много материалов об этом периоде жизни Леонида Николаевича.

Вот письмо из Дрездена, датированное 20 декабря 1945 года и отправленное в Орел, родителям жены: «Здравствуйте, мои дорогие папа и мама!.. Вспоминается мне июль 1941 года... Голова кружится от новостей, от событий. На душе так тягостно от страшных предчувствий, от мыслей о судьбе родных, близких. И все-таки в это страшное время мы говорим о литературе, даже находим силы, чтобы заставить себя читать... Читалась тогда последняя часть, последние страницы изумительной русской книги «Хождение по мукам». Помните, мама, Вы однажды сказали: «Я загадала – если герои романа в конце все встретятся и обретут счастье, то и наша семья соберется после войны»? Герои романа встретились... Но чтобы встретиться нашей семье, сколько пришлось вынести. Где каждый из нас не побывал только? В Свердловске, в Туринске, в Риддерово, в Белом, в Орле, у Старой Руссы, в Радоме, в Лодзи, в Берлине, Нюрнберге, Кенигсберге, Дрездене... Да разве все перечислить?! А ведь за этой географией муки, слезы, кровь, разлука, потеря самых близких и друзей...

Вспоминаются мне сегодня и те, кто не дожил: моя мученица мама, Валентин, Федор, десятки фронтовых друзей... Ох, как жестоко ломала нас жизнь в эти годы. Но вы знаете, что интересно – мы стали за эти годы больше русскими... Вот я, большой, двадцатисемилетний, а разрыдался, когда услышал недавно стихи Пушкина по радио. Сижу в Дрездене, в немецкой комнате, в покоренной Германии, и плачу. Может быть, смешно это Вам читать... Уж очень долго мечтал я о том, чтобы в немецком городе слушать Пушкина, уж очень дорого заплатили мы за это... Вам покажется это письмо, быть может, таким взбалмошным, неумным, быть может... И хотелось мне написать его строго, да не выходит. Уж очень о многом хочется сказать, очень многое хочется поведать... Поздравляю Вас, дорогие мои, с Новым годом! Радостным и великим был 1945-й. Желаю, чтобы 1946-й был для нас всех годом счастья, мира, встреч. Крепко-крепко всех обнимаю, целую. Ваш Леонид».

Война застала Леонида Афонина в селе Куминово Свердловской области, где он работал в сельской школе. Ему еще не исполнилось 23 года. В армию его призвали в феврале 1942-го. Леонид Николаевич был направлен по специальности – в фронтовую газету. Он не очень-то любил рассказывать о себе. Как правило, скромно отвечал: «Ничего особенного на войне не совершал. Воевал, как все».

Под бомбами и обстрелами военный корреспондент лейтенант Леонид Афонин принимал участие в боях на Смоленщине, в Белоруссии, Польше, дошел до Берлина. Опубликованные им в дивизионной газете материалы показывают нам героику и трагедию войны. Афонин вслед за своими героями стремится в самую гущу событий, дабы все увидеть и услышать из первых уст. Заголовки его материалов говорят сами за себя: «Сестрица», «За Лиду Минченко», «У могилы 74 расстрелянных», «Сегодня в Майданеке»... Его боевой путь был отмечен 12 наградами: медаль «За боевые заслуги» (1943 год), орден Красной Звезды (1944 год), орден Отечественной войны 2-й степени (1945 год), медаль «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» и другие.

Годы в Германии

Те знания, которые получил Леонид Николаевич во время учебы в довоенные годы в Москве в институте истории, философии и литературы, общение с самыми известными в те годы преподавателями института литературоведами и лингвистами, практический опыт фронтового журналиста, высокие морально-нравственные качества – все это, безусловно, повлияло на то, что в августе 1945 года Афонина назначают инструктором политотдела советской администрации земли Саксония (Дрезден), а с октября 1948 года он становится референтом по культуре. Эти и последующие годы, вплоть до 1951-го, пока Леонид Николаевич служил в Германии, были наполнены интенсивной работой и очень интересными встречами, которые наложили свой отпечаток на всю его жизнь и последующую ученую и творческую деятельность.

В эти годы он был одним из основателей общества германо-советской дружбы, возглавлял художественный отдел Дома советской культуры в Берлине. Занимал должность старшего советника по вопросам культуры советской контрольной комиссии в Германии. Леонид Афонин тесно общался и сотрудничал с такими известными немецкими писателями, как А. Зегерс, Б. Брехт, М. Андерсен-Нексе и другими. Здесь он встречался с советскими писателями Сурковым, Эренбургом, Симоновым, Вишневским. Леонид Николаевич часто нам впоследствии рассказывал об этих встречах, о вкладе немецких и советских писателей в общее дело борьбы за мир.

Мирная жизнь

В 1951 году Леонид Афонин по семейным обстоятельствам ходатайствовал о переводе его в Орел. В течение нескольких лет был начальником клуба одной из воинских частей нашего города, в 1955-м демобилизовался. Наконец-то можно было полностью посвятить себя мирной жизни.

Но что такое мирная жизнь для Леонида Николаевича? Он по-прежнему в гуще событий. Пишет, выступает, участвует в общественной жизни Орла. Более чем полвека тому назад, когда отмечалась 17-я годовщина освобождения Орла, в наш город приехали гости, летчики эскадрильи «Нормандия-Неман». В фондах музея Тургенева хранится текст выступления Леонида Афонина на этой встрече.

Имя Леонида Николаевича я услышала еще за много лет до знакомства с ним. Моя мама хорошо знала его тещу Надежду Васильевну Ситникову. Помню, как еще в 1945–1946 годах она много рассказывала о своем зяте: он хорошо знает немецкий язык и вообще человек высокой культуры. Через десять лет судьба познакомила меня с Леонидом Николаевичем. Я работала в лекционном бюро областного управления культуры, сюда как лектор часто приходил Леонид Афонин. Хотя я была много наслышана о его фронтовой молодости, Леонид Николаевич производил на меня впечатление сугубо штатского, глубоко интеллигентного человека. Помню его чаще всего в шляпе или берете, летом в красивом светлом габардиновом плаще, зимой – как ни у кого – бархатная шапочка с меховой оторочкой, всегда с папкой в руках, небольшого роста, со стремительной походкой, одно плечо немного вперед...

Незабываемое

Широкий кругозор и ораторское искусство Леонида Николаевича всегда покоряли слушателей. В начале 1960-х мне довелось вместе с Афониным принимать участие в плане подготовки к 400-летию Орла в групповых выходах лекторов, которые тогда носили название «Устный журнал». Нам нужно было выступить в пионерском лагере «Железница» на слете пионервожатых. Одновременно с юными слушателями я с величайшим интересом внимала словам Леонида Николаевича…

Часто вспоминается и торжественное заседание, посвященное 400-летию Орла. Мы, работники всех музеев города, принимали участие в составлении письма потомкам. И особенно большую роль играл в этом Леонид Афонин. Ему по справедливости и было поручено зачитать текст письма на торжественном заседании. И когда Леонид Николаевич своим незабываемым, не побоюсь сказать, уникальным голосом произнес слова: «Пусть через столетие дойдет до Вас, люди XXI века, наше завещание – берегите родной город, помните о его славной истории, делайте все, чтобы во веки веков твердо и нерушимо, как Россия, стоял и красовался над Окой древний Орел – наша гордость, наша слава, наша жизнь», – зал разразился громом аплодисментов.

Наверное, никогда не забыть похороны Леонида Афонина. Когда процессия двинулась от здания педагогического института по направлению к Крестительскому кладбищу, небо резко потемнело, пошел дождь со снегом, но никто не обращал на это внимание. Скорбно и молчаливо сотни людей провожали в последний путь Леонида Николаевича, его действительно хоронил народ...

Нина Кирилловская

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям